Ад под Прохоровкой

В июле 1943 года под Прохоровкой произошло крупнейшее танковое сражение за всю историю войн. На маленьком участке с обеих сторон сошлись тысячи танков и самоходных орудий.
В ходе Курской кампании мощнейший удар немцы готовили по маленькому городку Обоянь и, потерпев здесь поражение, двинули армаду на Прохорвку, не зная, что сюда форсированным маршем двинулась 5-я гвардейская дивизия под командованием Павла Ротмистрова.

Мешок, который хотели захлопнуть немцы
Сражение под Прохоровкой стало важнейшим эпизодом всей Курская битвы, которая продолжалась 50 дней и 50 ночей. С обеих сторон в кампании участвовали более 4 миллионов солдат и офицеров, более 13 тысяч танков и самоходных установок, до 70 тысяч орудий и минометов и около 12 тысяч боевых самолетов.
Почему эпицентр битвы пришелся на Прохоровку? На эту тему историки будут спорить еще долго. Мы приведем лишь одну точку зрения, согласно которой маленькая деревушка стала гигантской мясорубкой... случайно.
Образовавшийся в ходе зимне-весеннего наступления советских войск и глубоко вдававшийся в расположение немецко-фашистских армий так называемый Курский выступ протяженностью по фронту около 550 км давал нашим войскам возможность нанести удар по флангам группировок противника, сосредоточенных в районах Орла и Белгорода. По мнению же немецкого командования, выдвинувшийся далеко на запад Курский выступ напоминал распахнутый мешок, создавая благоприятные условия для окружения и последующего разгрома оборонявшихся здесь советских войск Центрального (командующий-генерал армии К.К.Рокоссовский) и Воронежского (командующий — генерал армии Н.Ф.Ватутин).
И немцам очень захотелось завязать этот мешок, сомкнув две группы своих армий — "Юг" и "Центр".
Для начала надо было взять небольшой городок Обоянь. Он стоял на кратчайшем пути к Курску, на который были направлены самые жирные стрелы операции "Цитадель".
Главный удар перенесли на Прохоровку
Ударную группировку немецко-фашистских войск составляли отборные танковые дивизии и моторизованная дивизия "Великая Германия".
Танковые дивизии гитлеровцев в направлении Обояни сумели прорваться на глубину до 35 километров, но развить успех не смогли. По бронированному клину вражеской группировки, пытавшейся расширить прорыв, было нанесено два контрудара 2-м и 5-м гвардейскими танковыми корпусами.
Стена 6-й гвардейской общевойсковой и 1-й танковой армий для врага оказалась непреодолимой. Прорвать оборону и получить свободу маневра в сторону Обояни немецко-фашистские войска так и не смогли. На подступах к ней противник оставил 295 танков, потерял 57 самолетов.
Не достигнув успеха на обоянском направлении, гитлеровское командование решило перенести главный удар в направлении Прохоровки, обойти Обоянь с востока и соединиться со своей орловской группировкой. На узком участке фронта от 8 до 10 км враг сконцентрировал четыре танковые и одну пехотную дивизии, в результате на километр фронта приходилось почти 100 танков и самоходных артиллерийских установок. До 700 вражеских машин ждали сигнала.
Немцы не знали, что 5-я гвардейская танковая армия под командованием Павла Ротмистрова получила приказ форсированным маршем за трое суток преодолеть более 300 км и сосредоточиться на рубеже Веселый — Прохоровка.
Танки сошлись "врукопашную"
Утро 12 июля. Ровно в 8 часов по всему фронту гитлеровской обороны пронесся шквал огня нашей артиллерии и "катюш". После 15-минутного артиллерийского огневого налета и ударов нашей авиации из укрытий вышли танки, 5-я гвардейская танковая армия ринулась навстречу атакующим колоннам гитлеровцев. В первом эшелоне ее шли четыре танковых корпуса: 18-й — под командованием генерала Б.С.Бахарева, 29-й — под командованием генерала И.Ф.Кириченко, 2-й — под командованием генерала А.Ф.Попова и 2-й гвардейский — под командованием генерала А.С.Бурдейного. Во втором эшелоне был 5-й гвардейский механизированный корпус генерала Б.С.Скворцова.
На узком участке фронта, с одной стороны зажатом рекой Псел, а с другой железнодорожной насыпью, сходились лоб в лоб сотни машин.
Так началось знаменитое Прохоровское сражение. Все слилось в единый гул.
Из-за слабого вооружения наши танки могли поражать броню противника с расстояния 200—300 метров. Снаряды, посылаемые с коротких расстояний, рвали броню "тигров". Внутри танков взрывались боеприпасы, многотонные башни отлетали на десятки метров.
Советские солдаты проявили чудеса героизма и отваги. Так, командир танкового батальона 18-го танкового корпуса капитан П.А.Скрипник в короткой схватке уничтожил два "тигра". Но врагам все же удалось поджечь танк Скрипника. Стрелок-радист и механик-водитель вытащили раненого командира из машины и укрыли его в воронке от снаряда. Один из "тигров" заметил танкистов и направился прямо на них. Тогда механик-водитель Александр Николаев вновь вскочил в горящую машину, завел двигатель и понесся навстречу "тигру". Обе машины взорвались.
Героически дрались танкисты 170-й танковой бригады. Их командир подполковник В.Д.Тарасов, управляя подразделениями, погиб в горящем танке.
Батальон танков майора Г.А.Мясникова подбил 3 "тигра", 8 других танков, 3 самоходных орудия, подавил 15 пушек противотанковой артиллерии. В самые тяжелые моменты боя коммунист Мясников увлекал за собой экипажи других машин, показывая, как надо бить фашистов.
Очень тяжелый бой пришлось вести танкистам 29-го и 18-го танковых корпусов. Отражая натиск двух танковых дивизий СС — "Мертвая голова" и "Адольф Гитлер", они выстояли и отбросили эсэсовцев.
В ходе сражения под Прохоровкой с обеих сторон вышло из строя свыше 700 танков. По воспоминаниям участников бойни, всюду на поле боя виднелись тела убитых, искореженные танки, раздавленные орудия, бесчисленные воронки. И сплошь выжженная, черная, дымящаяся земля на протяжении 10—12 километров.
Москва первый раз салютовала освободителям
Острие немецкого бронированного клина, надломленное в районе Обоянского шоссе, было окончательно сломлено. Враг остановился.
В его оборону с 12 июля вклинились силы Брянского фронта и левого крыла Западного фронта. Танковые и стрелковые соединения пробивались на запад, к Орлу, в опустошенные села и города.
...5 августа 1943 г. впервые в истории Великой Отечественной войны Москва салютовала воинам-освободителям двух древних русских городов — Орла и Белгорода.
{Дивизионный приказ N 17 по 4-й танковой армии вермахта
«10 июля 1943 года 2-й танковый корпус СС выдвинется вместе с 1-й танковой дивизией СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» по правую сторону и танковая дивизия СС «Тотенкопф» — по левую сторону реки Псел в направлении северо-востока. Цель удара: Прохоровка — Восток».
Генерал-полковник Герман Гот}
{Доклад командующего группой армий «Юг»
Эриха Манштейна Адольфу Гитлеру об итогах сражения под Прохоровкой «Победа на южном фронте Курской дуги практически в наших руках. Враг бросил почти весь стратегический резерв и был жестоко разбит. Прекратить боевые действия сейчас — значит, выбросить нашу победу!»}
{«...Наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника...»
Сов. секретно Тов. Жукову «...Я вынужден доложить Вам, что наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника в броне и вооружении. Вооружение, броня и прицельность огня у немецких танков стали гораздо выше, и только исключительное мужество наших танкистов, большая насыщенность танковых частей артиллерией не дали противнику возможности использовать до конца преимущества своих танков. Наличие мощного вооружения, сильной брони и хороших прицельных приспособлений у немецких танков ставит в явно невыгодное положение наши танки... Когда же немцы своими танковыми частями переходят, хотя бы временно, к обороне, то этим самым они лишают нас наших маневренных преимуществ и, наоборот, начинают в полной мере применять прицельную дальность своих танковых пушек, находясь в то же время почти в полной недосягаемости от нашего прицельного танкового огня. Таким образом, при столкновении с перешедшими к обороне немецкими танковыми частями мы, как общее правило, несем огромные потери в танках и успеха не имеем...»
Командующий войсками 5-й гвардейской танковой армии гвардии генерал-лейтенант танковых войск Ротмистров}

Загрузка...