Анатолий Тепляков: "Создает музыку время, мне остается только ее записать"

Композитор — одна из самых загадочных в мире профессий. Искусство сочинения музыки ассоциируется, как правило, с какими-нибудь попсовыми новинками, которые в лучшем случае проживут несколько месяцев. Тем не менее рядом с песенными однодневками существует практически закрытый для посторонних глаз мир большой современной музыки. Ключ от которого — ежедневный напряженный труд. Один из немногих профессиональных композиторов Иркутска, лауреат международных конкурсов, Заслуженный работник культуры РФ Анатолий Тепляков хорошо знает, что это такое.

Пяти лет от роду потерял зрение
Родные места Анатолия Иннокентьевича — поселок Каменка Иркутской области, что в верхнем течении Ангары. Впрочем, красоту своей малой родины он помнит довольно смутно — пятилетним ребенком перенес тяжелое заболевание. Менингит, гласит семейное предание. Последствия которого оказались невероятно жестокими для мальчишки: он потерял зрение. Мать возила его к врачам, но те только подтвердили приговор судьбы. Ребенку предстояло существовать в узко ограниченном пространстве — звук стал для него важнейшим источником информации об окружающем мире.
— В нашем доме была гармошка, — вспоминает Анатолий Иннокентьевич те послевоенные годы. — Кажется, ее купили специально для меня. Конечно, я пытался на ней что-то изобразить. Полонез Огинского, например. Получался такой своеобразный бесполутоновый бурятский вариант известного музыкального шедевра.
Позже, в 60-м году, юный гармонист поступил в иркутский интернат для слепых и слабовидящих детей. Где, собственно, и начался долгий путь к профессиональному композиторскому творчеству.
Настырный ученик сочинил вальс
Заметной частью жизни интерната был духовой оркестр. Руководил им известный иркутский трубач Павел Миронович Згарский. Репертуар оркестра был довольно серьезным: играли "Амурские волны" и "На сопких Маньчжурии", популярные советские песни и, конечно, гимн СССР. Увлеченный музыкой педагог не имел недостатка в учениках. Зимой оркестранты занимались в небольшом репетиционном зале, а с наступлением теплых дней перебирались на улицу. Интернатская детвора путалась под ногами у музыкантов. Среди самых настырных был и девятилетний Толя Тепляков.
— Я не помню, когда начал играть в оркестре, — говорит Анатолий Иннокентьевич. — Сначала вроде дали что-то простучать на барабане, наверное получилось. Потом показали, как играть на трубе, кларнете. Притом, что нотная запись была на Брайле (сложная система записи языковых, нотных, математических, компьютерных и прочих символов. Используется слепыми людьми. - Авт.).
Вскоре способный мальчишка вполне прилично освоил репертуар духового оркестра. А еще занимался на баяне у Геннадия Севастьяновича Васильева. Педагогическое чутье не обмануло опытного музыканта, Теплякову он уделял все больше внимания. К тому же тот начал сочинять. Образы, навеянные услышанной и сыгранной в школьном оркестре музыкой, рождались как-то сами собой. Вскоре пришло и первое признание: на очередном смотре детской художественной самодеятельности пятнадцатилетнему композитору и баянисту был вручен серебряный жетон за сочинение вальса.
"Играл даже перед завтраком"
Путь к профессиональному композиторскому творчеству тернист и долог. Музыкальное училище — одно из важных составляющих этой дороги. Если не самое важное. Шестнадцатилетний выпускник иркутской школы-интерната отправляется в Курск, в специализированное музучилище для слабовидящих. В классах преподавателей А.Н.Сидорова (специальность) и П.В.Дудошникова (ансамбль) он работает над авангардным, в духе позднего Стравинского, репертуаром. Сказать, что учеба занимала все без остатка студенческое время на протяжении четырех лет — значит ничего не сказать.
— Мы работали как одержимые, — вспоминает Анатолий Иннокентьевич. — Вставали в половине шестого и успевали отыграть полтора-два часа до завтрака. Потом шли обязательные предметы. После обеда — еще пять-шесть часов за инструментом. Ежедневный марафон заканчивался трехчасовой работой после ужина.
Итогом четырехлетнего труда студента Теплякова стала блестящая концертная программа на выпускном и диплом с отличием. После чего была только одна дорога — в консерваторию. Но что-то тут не сложилось, и первая попытка проникнуть за высокие академические стены оказалась неудачной. Знаменитые консерваторские мэтры не обратили внимания на слепого парня с простым тульским баяном — все поступившие играли на сверхсовременных и безумно дорогих "Юпитерах".
— Я сначала обиделся, но затеи своей не бросил. Вернулся в родную Каменку, работал в сельском доме культуры, аккомпанировал хору, играл партию кларнета в сельском духовом оркестре. Свадьбы, похороны, праздники — наш оркестр был тогда очень популярен. В небольших паузах между оркестром, хором и инструментальным ансамблем в духе "Веселых ребят" все же повторял сложнейшую выпускную программу. Накануне вступительных в консерваторию съездил в Курск к своему преподавателю Петру Васильевичу Дудошникову.
Знаменитый баянист, лауреат международных конкурсов и завкафедрой русских народных инструментов Новосибирской консерватории Геннадий Павлович Черничка исполнением Теплякова был доволен. Анатолий стал студентом консерватории.
История о злосчастной посудине
Собственно, творчеству того периода Тепляков не склонен давать серьезную оценку. Что-то писал тогда, конечно, говорит он. Период своего композиторского взросления связывает с учебой у московского композитора В.Ф.Павлова. Сегодня это имя вряд ли что говорит молодому поколению иркутских музыкантов. Но лет двадцать-тридцать назад в Иркутске все знали, что Вячеслав Филиппович учился у выдающегося русского композитора, профессора московской консерватории Юрия Александровича Шапорина. Блестяще владел композиторской техникой, был автором двух симфоний, крупных инструментальных произведений. Уже тогда о нем ходило множество былей и небылиц. История его появления в Иркутске тоже по-своему легендарна.
Группа молодых московских композиторов со знанием дела отмечала окончание консерватории. К утру банкет плавно смодулировал в дружеское застолье на чьей-то кухне. Расположенной, к сожалению, отнюдь не на первом этаже. Кто-то из молодых гениев уронил из окна бутылку. О дальнейшем история умалчивает. Известно только, что злосчастная посудина резко изменила композиторские планы и надежды. Блестящие столичные перспективы Славе Павлову пришлось сменить на провинциальный Иркутск. Выпускник Новосибирской консерватории Анатолий Тепляков получил в начале 80-х первые серьезные уроки композиторского мастерства у молодого московского музыканта.
— Где только ни работал тогда вездесущий Вячеслав Филиппович! Преподавал в театральном и музыкальном училищах, делал театральные аранжировки и писал музыку к спектаклям. Для нас, начинающих иркутских композиторов, у него оставались воскресенья.
Восемь лет Анатолий Иннокентьевич занимался практической композицией у Павлова. Что дает, по-моему, все основания считать творчество талантливого иркутянина живой ветвью московской композиторской школы.
Фортепиано — ударный инструмент
В конце 80-х Тепляков стал лауреатом областной конференции "Молодость. Творчество. Современность", представив несколько фортепианных и скрипичных произведений. В определенной мере этапным можно считать его цикл "Шесть пьес для скрипки соло". Очень сложный и яркий в исполнительском плане, он показывает, что уроки Павлова талантливый ученик усвоил прочно. Позже Тепляков написал другие фортепианные произведения, где стилевые особенности иркутского композитора видны вполне определенно. Фортепиано для Теплякова скорее техничный, ударный инструмент. В блестяще-увлекательном потоке звуков — стремительный темп третьего тысячелетия с неизменно-ироничным восприятием действительности. А прелестные музыкальные эпизоды-вкрапления из Моцарта и Бетховена я обозначила бы как своеобразное ироническое цитирование. Или современный взгляд на события двухсотлетней давности.
Впрочем, ирония — вовсе не главная черта музыки Теплякова. Его европейские коллеги высоко оценили Триптих для органа, сложнейшее и в определенном смысле философское произведение. Дважды (1987 и 1997 г.) Тепляков становился лауреатом престижного чешского конкурса.
Уступил лишь питерцу
Творчество Теплякова получило широкое европейское признание. В 2003-м году иркутский композитор одержал блестящую победу на Четвертом международном конкурсе им. Прокофьева. Анатолий стал лауреатом Второй премии за оригинальный фортепианный цикл "Семь пьес для восьми рук". Первую премию получил петербуржец Григорий Корчмар за скрипичный концерт-послание "Дорогой Сергей Сергеевич!".
К сожалению, музыка Теплякова слишком редкий гость на иркутских концертных площадках. Может потому, от невозможности услышать написанное в живую, большинство произведений как крупных, так и малых форм существует пока в компьютерной версии. Ждет исполнения его "Пьяный корабль" — симфоническая поэма для чтеца и компьютера на стихи Артюра Рембо. "... Отличный художественный вкус, безошибочное чувство поэтического слова... Музыка как бы комментирует поэзию, вовремя отступает в тень и так же вовремя выходит на авансцену", сказал о "Корабле" бывший ректор московской консерватории, ныне министр культуры России А.С.Соколов.
Столь компетентное мнение, судя по всему, мало интересует иркутских чиновников от культуры. "Здесь это не нужно" — такое отношение к творчеству профессиональных иркутских композиторов давно и прочно укоренилось в высоких руководящих кабинетах. Между тем яркая, остросовременная музыка Анатолия Теплякова постепенно входит в контекст нашей иркутской действительности. Она звучит в театре драмы им.Охлопкова музыкальным оформлением спектаклей известного иркутского режиссера Б.Деркача, студенты и преподаватели иркутского музыкального училища и педуниверситета нет-нет да исполнят что-то из вокальной, хоровой и инструментальной музыки композитора.
На фестивале "Французская музыкальная весна в Иркутске" я передала ноты "Шести пьес для скрипки соло" нашему гостю, молодому французскому скрипачу Николя Дотрикур.
— Интересно, очень интересно, — тут же впился музыкант в рукописный текст. — Но очень трудно. Попробую все же выучить, — добавил он.
Сначала его признала Европа, — сказал о Теплякове кто-то из ближайшего окружения. Настанет ли наша очередь?

Метки:
baikalpress_id:  34 317