Страшное поражение русского флота

Ровно 99 лет назад, 27—28 мая 1905 года произошло роковое Цусимское сражение, закончившееся полным разгромом русской 2-й Тихокеанской эскадры

Внезапная атака
В ночь на 27 января (9 февраля) 1904 года внезапной атакой японских миноносцев на русские корабли, стоявшие на открытом рейде Порт-Артура, началась Русско-японская война. Одновременно в корейском порту Чемульпо высадился мощный сухопутный десант японцев, а сопровождавшая его японская эскадра навязала неравный бой находившемуся там русскому крейсеру "Варяг". Целью Японии в этой войне был захват Кореи, а в последующем и раздел Китая. В Токио отчетливо понимали, что без вытеснения из региона России, имевшей военно-морскую базу в Порт-Артуре и войска в Маньчжурии, этим планам не суждено сбыться.
Положение сухопутной японской армии полностью зависело от снабжения из Японии, которое проходило морским путем. Поэтому совершенно естественным было решение русского командования перерезать морские коммуникации, разгромить японский флот, захватить господство на море в данном регионе.
В августе 1904 года было решено направить на Дальний Восток мощную группу кораблей Балтийского флота, названную 2-й Тихоокеанской эскадрой. Ядром ее были четыре новейших эскадренных броненосца: "Князь Суворов", "Александр III", "Бородино", "Орел".
Совершив тяжелейший переход из Балтийского моря, обогнув южную оконечность Африки, эскадра пересекла Индийский океан и к маю 1905 года добралась наконец до Тихого океана. Всего 2-я Тихокеанская эскадра проделала путь длиной 18 тыс. миль (свыше 33 тысяч километров), не имея на пути следования ни одной собственной военно-морской базы.
В ночь с 26 на 27 мая 1905 года русская эскадра вошла в Корейский пролив. Японский флот знал о скором ее там появлении и приготовился к встрече. В 2 часа 25 минут японский крейсер "Синано-Мару" заметил огни русского госпитального судна, а чуть позже опознал и всю русскую эскадру. В 4 часа 25 минут была дана радиограмма о появлении русских кораблей. По японскому флоту немедленно была объявлена боевая тревога, и вскоре флот под командованием адмирала Хейхатиро Того вышел в море.
"Бить по головному!"
По резко усилившейся интенсивности японских радиосообщений русские моряки поняли, что обнаружены. Командующий 2-й Тихокеанской эскадры адмирал Рождественский приказал шедшим впереди крейсерам занять место в строю сзади, чтобы прикрыть транспорты.
В 13 часов 30 минут русская эскадра обнаружила противника, шедшего справа по носу, на пересечение их курса. Адмирал Рождественский немедленно отдает приказ перестроиться в оду кильватерную колонну.
Когда расстояние между флагманом русского флота броненосцем "Князь Суворов" и флагманом японцев броненосцем "Микаса" сократилось до 32 кабельтовых (около 6 километров), на русском броненосце взвился сигнал: "Бить по головному!" (по "Микасе"). В 13 часов 46 минут "Князь Суворов" открыл огонь.
Через три минуты японцы открыли ответный огонь. Четыре головных японских корабля сосредоточили огонь на "Князе Суворове", шесть — по "Ослябе", два — по "Николаю I".
"Я жадно смотрел в бинокль... Перелеты и недолеты ложились близко, но самого интересного, т. е. попаданий, нельзя было видеть: наши снаряды при разрыве почти не дают дыма, и, кроме того, трубки их устроены с расчетом, чтобы они рвались, пробив борт, внутри корабля. Попадания можно было заметить только в том случае, когда у неприятеля что-нибудь свалит, подобьет... Этого не было..." — вспоминал один из уцелевших в битве офицеров русского флота.
"Первый снаряд, попавший в "Суворова", угодил как раз во временный перевязочный пункт, развернутый доктором, казалось бы, в самом укромном месте — в верхней батарее, у судового образа между средними шестидюймовыми башнями. Много народу перебило. Доктор как-то уцелел, но судовой священник — иеромонах отец Назарий — был тяжело ранен. Он находился на пункте в епитрахили, с крестом и запасными дарами. Когда к нему, сраженному целым градом осколков, бросились доктор и санитары, чтобы уложить на носилки и отправить вниз, в операционную (под броневой палубой), он отстранил их, приподнялся и твердым голосом начал: "Силою и властью...", но захлебнулся кровью, подступившей к горлу, и торопливо закончил: "...отпускаю прегрешения... во брани убиенным", благословил окружающих крестом, которого не выпускал из рук, и упал без сознания..."
Вскоре после начала боя русские моряки добились и первых попаданий в японцев. Адмирал Того чудом избежал гибели, после того как разорвавшийся русский снаряд градом осколков осыпал открытый капитанский мостик, где адмирал простоял все сражение с биноклем в руках и самурайским мечом за поясом. Стоявший рядом с ним сигнальщик был убит.
А в 14 часов 42 минуты русский 305-мм снаряд попал в кормовую башню броненосца "Фудзи", пролетел через амбразуру правого орудия и взорвался в верхней части зарядного отделения.
Взрывом вывело из строя это орудие, разрушило часть крыши, воспламенило восемь зарядов. Это попадание могло иметь очень серьезные последствия, но из-за слабого фугасного действия русского снаряда не сдетонировали находившиеся там шесть 305-мм снарядов. Кроме того, взрывом разрушило трубу охлаждения, и вытекавшая вода помогла ограничить распространение огня. Восемь японских моряков погибло, еще 11 человек получили ранения. Орудия в момент попадания заряжались для 13-го выстрела. Правое после этого больше не стреляло, левое через 40 минут удалось ввести в строй, и оно сделало еще 23 выстрела. Возможно, что последним выстрелом был потоплен русский броненосец "Бородино".
В целом же, как это ни печально, приходится констатировать, что японская артиллерия стреляла более эффективно: разрушения, причиненные их снарядами, были страшны. В 14 часов 25 минут "Ослябя", имея большой крен, вышел из строя и через 25 минут перевернулся и затонул. В 14 часов 30 минут флагман "Князь Суворов", имевший к тому времени сильные повреждения и потерявший управление, также вышел из строя вправо. Командующий адмирал Рождественский к тому моменту был тяжело ранен.
Головным русским кораблем к тому времени стал "Александр III". Лишившись командования, потеряв флагман, эскадра с этого момента стремительно покатилась к своей гибели. Японцы постоянно умело маневрировали, перерезая путь русской эскадре, обрушивая всю огневую мощь на головные корабли.
В 18 часов 50 минут изуродованный многочисленными попаданиями перевернулся и утонул броненосец "Александр III". Погибла вся команда. В 19 часов 10 минут также перевернулся и затонул "Бородино". Здесь также никто не спасся.
Исход битвы был решен. Весь следующий день японский флот фактически занимался добиванием и пленением остатков русских кораблей.
Во Владивосток удалось прорваться лишь трем мелким русским кораблям — миноносцу "Грозный", крейсеру 2-го ранга "Алмаз" и миноносцу "Бравый". Это все, что осталось от 2-й Тихоокеанской эскадры.
Продолжение истории
7 декабря 1941 года японские огромные авианосцы развернулись против ветра неподалеку от своей цели. Выстроившиеся на палубе моряки и пилоты в полном молчании смотрели, как на мачту их флагмана медленно поднимается флаг "Зеро" — военно-морской флаг адмирала Того, развевавшийся на броненосце "Микаса" в день Цусимского сражения.
Японские моряки и летчики, с детства воспитанные на преклонении перед цусимской победой, с восторгом глядели на это зрелище. Многие из них плакали от счастья и гордости. Раздалась команда, взревели моторы, и сотни самолетов поднялись с палуб в воздух. Их курс лежал на Перл-Харбор.
Но эту войну они проиграли...
Радиограмма в Главный морской штаб в Токио от командующего объединенным флотом адмирала Того от 14 мая 1905 года:
"Согласно сообщению об обнаружении противника, объединенный флот выходит в море, чтобы его разгромить. Сегодня стоит ясная погода, но в море большая волна. Того"

Метки:
baikalpress_id:  32 858
Загрузка...