Хайтинский фарфор

В июне Хайтинскому фарфоровому заводу, чья продукция некогда покорила всю Европу, исполняется 135 лет

Недалеко от Половины, в деревне Мишелевке Усольского района, находится один из крупнейших в России фарфоровых заводов — Хайтинский, продукция которого по праву считается уникальной. Его изящные сервизы с расписными кедровыми шишками известны и любимы многими.
За полуторавековую историю Хайтинского завода многое менялось — люди, нравы, устои и традиции. Завод пережил не одну смену власти, две реконструкции, процедуру банкротства. В декабре минувшего года он снова остановил производство. Более 500 мишелевцев осталось без работы — занимаются подсобным хозяйством, растят детей и надеются на скорейшее открытие завода.

Основная причина остановки производства — слишком высокие цены на мазут. Хайтинский завод, как и многие другие в стране, спроектирован в годы советской власти и работает на мазуте. Сейчас это равносильно тому, что топить печь денежными купюрами, — себестоимость продукции получается очень высокой. В настоящее время идут усиленные работы по переводу печей с жидкого топлива на природный газ. В июне Хайтинскому фарфоровому заводу исполнится 135 лет. До этого времени планируется смонтировать и апробировать газогенераторную установку. Если все пройдет удачно — завод возобновит работу. А пока в корпусах нет даже электричества...
Запуска завода жители Мишелевки ждут как второго пришествия. Больше в деревне работать негде, да и поблизости тоже. В Усолье особо не наездишься. Без своего транспорта добраться можно рейсовым автобусом или электричкой. Но весь заработок съест дорога. Поэтому на завод здесь возлагают все надежды.
{Справка "Копейки"
Фарфор — белый плотный керамический материал, получаемый спеканием массы из огнеупорной глины, каолина, полевого шпата, кварца. (Толковый словарь С.Ожегова)
Гончарное искусство появилось в России в XIV—XV вв. Секрет производства фарфоровой массы пытались открыть многие ученые-химики. Русский ученый Д.И.Виноградов не только открыл этот секрет в 1746—1747 гг., но и научно разработал технологии пюоизводства фарфора. Это производство в России также тесно связано с именем М.В.Ломоносова. В 1744 г. в Петербурге был основан первый в России Императорский фарфоровый завод, который до самой революции оставался единственным государственным заводом в стране. Конец XVIII и начало XIX вв. — время расцвета русского фарфора. Возникает много частных заводов, в том числе в Иркутской губернии — Хайтинский фарфоровый завод, или Переваловская фабрика.
}
Лучший фарфор Европы
Будущее Хайты пока туманно, зато история ярка и заслуживает особого внимания.
Сибирское фарфоровое производство ведет свою историю с XIX века. Тогда два предприимчивых брата Переваловых из деревни Узкий Луг Черемховского уезда решили заняться добычей огнеупорной глины для фабрики Сыропятова, которая находилась в Иркутске. Дело заспорилось. Братья Переваловы по достоинству оценили уникальность белой глины. И недолго думая организовали свое дело: наладили в устье реки Хайты гончарное производство, а затем занялись строительством корпусов и горнов для будущей фарфоровой фабрики. Пригласили из Гжели специалистов по фарфору — гончаров, точильщиков и расписчиков.
В 1898 году фабрика заработала в полную силу, и скоро о ней стало известно не только в Иркутской губернии, но и за ее пределами. Уже тогда было ясно, что найти фарфор, равный по белизне и просвечиваемости хайтинскому, очень трудно. Особые качества и уникальность фарфору придавала местная глина — беложгущаяся, с высокой связывающей способностью, а также чистейший кварц, который добывался на Байкале.
Фабрика была единственной, где в рецепт приготовления фарфоровой массы вводилась трошковская глина. Благодаря ей фарфор имел небывалую белизну, прочность и светонепроницаемость. Изделия обладали плотной структурой и особой экологической чистотой. О хайтинской посуде говорили: "Ее можно разве что разбить". Фарфоровые изделия не желтели, не теряли формы, не впитывали жидкость. Кстати, у хайтинского фарфора до сих пор строго соблюдается идеальный спек. Изделия обжигаются в туннельных печах при температуре от плюс 760 до 1370 градусов по Цельсию.
Производство фарфора развивалось быстро и стремительно. Торговля распространилась достаточно широко. Фирма "Фарфоро-фаянсовая фабрика торгового дома Переваловых" имела свои представительства в Иркутске, Красноярске, Енисейске, Томске и даже Якутске. Переваловский фарфор стал широко известен в России. Изделия фабрики стали выставляться на сибирских ярмарках и заграничных выставках. Уже в первый год своего основания фабрика получила "Похвальный лист" за огнеупорный кирпич. В Екатеринбурге в 1881 году фарфор удостоили серебряной медали "За трудолюбие и искусство", в 1896 году — "За хорошее качество изделий", на Нижегородской выставке.
В начале ХХ века хайтинский фарфор покорил Европу. В 1906 году он получил Золотую медаль качества в Антверпене, оставив позади датские, голландские, китайские образцы, и приблизился к фарфору Санкт-Петербургской фабрики.
Выпивали по десять кружек чая
Хайтинской посудой пользовались сибиряки всех сословий. Она нравилась купцам и промышленникам, чиновникам и бедным крестьянам. Именно хайтинские фарфоровые кружки возвели чаепитие в настоящий культ. На стол ставили двухведерный самовар, белоснежную фарфоровая посуда, душистое варенье. За раз выпивали по десять кружек чая. Посуду держали в руках с трепетом, отдавая дань таланту и мастерству хайтинских умельцев.
Владельцы фабрики не останавливались на достигнутом. Они приглашали лучших рабочих, художников, специалистов по приготовлению фарфоровой массы, по обжигу изделий. Много ездили и по российским городам: смотрели на работу других фарфоровых заводов, учились, набирались опыта. В Мишелевке развивали народные ремесла: резное, столярное, каменное, золотых и серебряных дел. Работали на Хайтинском заводе и каторжане — ссыльные поляки — участники восстания 1863 года, каторжане. Среди них оказалось много талантливых людей. Умельцы вручную точили удивительной красоты вазы. Глазуровали и расписывали посуду, перенося кистью на белоснежную поверхность фарфора красоту сибирской природы. На сервизах расцветали сибирские жарки и пионы, заплетались в виньетки полевые цветы.
Ассортимент выпускаемой продукции тоже был разнообразен. На фабрике производили не только посуду. Изготавливали чернильницы, карандашницы, каминные часы, пасхальные яйца, керосиновые лампы и даже самовары. Многие изделия того времени сейчас находятся в Иркутском художественном музее, имеют историческую ценность. В их числе — фарфоровые иконостасы.
Несмотря на великолепный результат работы, условия труда на Хайтинской фабрике были очень тяжелыми. Многочисленные цеха размещались в плохо освещенных, деревянных зданиях. Они отапливались дровами, сжигавшимися в обыкновенных печах. Господствовал ручной труд. Трудовой день рабочего начинался затемно. Механизмы, в небольшом количестве имевшиеся на фабрике, приводились в движение водой от плотины, которая перегораживала речку Хайту. В ее устье три водяных колеса двигали бегуны и волокуши, а они, в свою очередь, дробили, измельчали, перетирали сырье. Обжиг изделий проходил в русских печах. Первую паровую машину-локомобиль привезли в Мишелевку в 1879 году. Она дала возможность механизировать труд рабочих. Производство фарфора стало увеличиваться.
Плакаты — на сервизах
В годы советской власти фабрика была национализирована и получила название — Первая государственная Хайтинская фарфоровая фабрика "Сибфарфор". В двадцатых годах началась ее реконструкция. Возвели цеха, спроектировали и запустили первые туннельные печи, которые стали называться "печи Емельянова" — по фамилии их автора, инженера-теплотехника Ивана Александровича Емельянова. В длину туннельная печь достигала почти 100 метров. Ее розжигу предшествовал длительный период. Сначала печь растапливали дровами, потом мазутом. Реконструкция обошлась государству в 1 млн рублей. Надо ли говорить, что сумма для тех лет была просто ошеломляющей?
Рисунки на посуде той поры как нельзя лучше отражают то время — сибирские мотивы сменились плакатной живописью. В двадцатые годы прекратилось производство фаянса. В основном выпускали изоляционный фарфор, который целиком поставлялся в Москву.
Детали для машин и посуда без шика
В годы Великой Отечественной войны завод перевели на производство изоляторов и деталей машин. Выпуск фарфора был сведен до минимума. Посуду выпускали без прежнего шика — убрали золото и все то, что напоминало о прежней мирной жизни советского народа. Сибфарфор работал для фронта, для победы.
В конце пятидесятых Совет Министров постановил — предприятие должно обеспечить хозяйственным фарфором Сибирь, Дальний Восток и северные районы страны. Началась вторая реконструкция завода, которая завершилась к ноябрю 1972 года. Хайтинский завод воплотил принцип коммунистического строительства — "всерьез и надолго". Он поражал размахом, огромной площадью, гигантскими корпусами. Тогда же, в начале семидесятых, при заводе основали конный двор, построили теплицы.
Появилась художественная лаборатория. В ее первый состав вошли лучшие художники-практики завода. Всеми силами они старались воспроизвести опыт дореволюционного производства. Вернулись к разнообразной росписи. Долгое время главным художником завода была Р.Г.Алешина. Именно она основала школу крупномазковой живописи, которая стала визитной карточкой хайтинского фарфора. Великолепные изделия из снежно-белого фарфора она украшала изумительной росписью. Чайные и кофейные сервизы, пиалы и тарелки отличал сибирский орнамент, который художница брала из наших полей и лесов.
Копеечный мазут стал золотым
В музее завода много папок с надписью "Хранить вечно". В них — фотографии начала века, вырезки из областных газет 60—70-х годов. Настоящий архив. Все это кропотливо собирали, подшивали и подписывали работники Хайтинского завода. Чтобы прочесть все статьи, потребуется не один день. Читая подшивки газет, переносишься во времена лозунгов, социалистических соревнований между цехами и отрицательной классовой оценки братьев Переваловых, которые в газетных статьях представляются не иначе как "эксплуататоры, работающие на собственный карман".
Законом жизни для работников завода в советское время был девиз: "Дал слово — держи. Взял обязательство — выполняй". А у хайтинских формовщиков даже был свой марш:
Хайту прославим!
Мы выполняем план любой,
Своими славными делами
Завод ведем мы за собой!
В 1973 году Хайтинский завод выпустил 20 млн 25 тыс. фарфоровых изделий. В торговую сеть поступали миллионы фарфоровых сервизов. Их отличали невысокая цена и отличное качество. Казалось, так будет вечно. Но в начале девяностых по всей стране встали заводы. Началась эпоха приватизации.
Раньше сто процентов акций завода принадлежало государству. Сейчас акции Хайты распределены между частными владельцами. С начала девяностых сменилось уже несколько руководителей. Нынешний генеральный директор Владимир Васильевичем Шульц рассказывает, что по производству больно ударила инфляция, рост цен на сырье, появление дешевой посуды из Китая. Но главная причина остановки производства — кризис на энергоносители. Копеечный мазут стал золотым. Все заводы, которые в былые времена проектировались на этом топливе, либо стоят, либо переходят на природный газ. Хайтинский завод то начинал работать, то снова замораживал производство. Несмотря на то что сейчас завод стоит, есть люди, которые продолжают работать.
Продолжение в следующем номере.

Загрузка...