Опер — человечек, бандюган — человечище

—...Поначалу, когда нам только "подарили" новый УПК, мы не "въехали", — рассказывает Игорь, 26-летний оперативник уголовного розыска Иркутска, — А братва — те махом смекнули. На тюрьму (в следственный изолятор. — Авт.) за "клиентом" как-то заехал — он мне с порога с подколкой: "Ну че, начальник, как тебя новая уголовно-процессуальная "крыша" греет?" Я ему, не задумываясь, вопросом на вопрос: "А тебя?" Лыбится: "Да я теперь на раз за порядочного проканаю!". Тогда ему "проканать" не подфартило. А другие — "канают". И этот: вернется — научится за свои пакости не отвечать. А УПК ему поможет. Такое ощущение, что мы, опера, тепеpь людишки, а люди — они, преступники.
— Практика работы по новому УПК показывает, что процентов восемьдесят первоходок (совершившие преступления впервые. — Авт.), особенно молодняк до 20 лет, за совершение имущественных преступлений (в основном краж) уходят на подписку, — говорит Сергей, сотрудник управления уголовного розыска ГУВД Иркутской области. — Свое решение судьи основывают на их личностях, точнее на характеристиках: не судим, не привлекался. А если пpиведенный на санкцию еще изобразит раскаяние... Половину совершивших повторное преступление после пяти минут страха в кабинете судьи на время расследования их похождений тоже отпускают на свободу. Уже за первый год после введения нового кодекса число правонарушителей, отпущенных под подписку о невыезде, утроилось. Процентов на пятнадцать сократилось число арестованных. Итог — полуторакратное увеличение количества зарегистрированных преступлений в сфере имущественных преступлений, резкий рост рецидива.
Личность, раскаяние... Какое, к черту, раскаяние! Есть молодой пацан. Невысокий, белокурый, голубоглазый — смазливый, короче. Ворюга прожженый. Но слезы вечно распустит на санкции. А судья — женщина, и четыре раза она отпускала его на подписку. Хотя он уже не мальчик, лет 18 ему.
Еще примеры? Человека задерживают за приобретение наркотиков, он уходит, как обычно бывает с наркоманами, на подписку. Вроде малозначительное преступление. Потом его задерживают за кражу, ведут на санкцию. Опять подписка — кража была с малым ущербом. Через некоторое время этот гаврик опять попадается на воровстве. И только тогда суд оформляет задержание. За этим вечным подписантом выясняется еще восемь краж. Вещи, которые он умыкнул, хозяевам уже не вернуть — разошлись по любителям дешевинки. А если бы его сразу "закрыли", не принес бы он людям столько горя.
Воры залезли в квартиру. Сломали дорогую дверь. Изрезали шикарную кожаную мебель в надежде найти в ней бриллианты. В сумму нанесенного ущерба ни дверь, ни мебель не входят. Это всего лишь способы проникновения и хищения.
Другой случай. Карманник стащил полторы тысячи рублей, по новому УПК — совершил всего лишь административное правонарушение. А уголовная ответственность наступает, только если ущерб нанесен в размере не менее пяти минималок (3000 рублей). Выходит, что пенсионеров, врачей, учителей и так далее можно грабить безнаказанно: у них больших сумм не водится.
Не санкционируют часто и в связи с тем, что якобы нет оснований его задерживать — нет показаний свидетелей, вещи не изъяты, он сам подpобностей не pассказывает. И "раскаивается". Еще вариант — доставляют грабителя после энного количества преступлений. Вещи изъяты, свидетельская база хорошая, но он опять же "раскаивается". Его тоже отпускают. Выходит — на другой день совершает новый грабеж.
Еще основания? Хорошо "помогает" прокуратура. Бандюган сидит в изолятоpе вpеменного содеpжания и строчит по наущению жалобы: менты меня избили, заставили дать показания. По каждому такому случаю проводится служебная проверка. Выясняется, что синяки он получил в изоляторе от своих же сокамерников. Раньше на 72 часа задерживали, теперь 48 часов он там отбыл — отпускают его на подписку. И одно из оснований — что его принудили. Хотя вся свидетельская база собрана.
Зачастую, когда наркоша ворует у родственников, это не является почему-то для некоторых пpокуpоpов основанием для возбуждения уголовного дела.
Бывает и такая ситуация. Человека задерживают — мы не имеем права больше трех часов держать его в служебном помещении, в административных комнатах. А следователю за это время надо собрать материал, свидетельскую базу, всех допросить. Адвоката притащить. Мы, конечно, собрать все это в кучу за три часа не можем. И куда человека? Постой, мол, в коридоре? Естественно, он стоять не будет, ноги в руки — и бегом. И за эти три часа его нужно представить прокурору, чтобы он проверил обоснованность задеpжания. Хорошо, если прокуратура, как та блондинка, — за углом. А если через полгорода до нее пилить? Прокурор мнется: чего, мол, возбуждать уголовное дело? Не хотят они тоже связываться с судом. Пока нет подозреваемого — возбуждают уголовное дело. Как только человек появляется — начинают мяться. Потому что столько инстанций пройти надо — легче повеситься.

Метки:
baikalpress_id:  1 232