Антрополог Михаил Герасимов

Ученый, живший в Иркутске, первым доподлинно установил, как выглядели Ярослав Мудрый и Иван Грозный

Михаил Герасимов — имя мирового уровня. Он создал уникальный метод пластической реконструкции человека и осваивал такие области науки, в которых ни до ни после него вряд ли бы кто отважился работать.
В научном мире к Герасимову относились неоднозначно. Ученики воспринимали его с почтительным пиететом, а многочисленные оппоненты считали воинствующим атеистом и потому приписывали все заслуги ученого не иначе как проискам дьявола.

{Справка "Копейки"
Михаил Михайлович Герасимов (1907—1970) — известный археолог, антрополог, скульптор. Разработал методику восстановления внешнего облика человека на основе скелетных останков, создал скульптурные портреты-реконструкции древних людей и ряда исторических личностей: Ярослава Мудрого, Тимура (Тамерлана), Ивана Грозного, Шиллера, Рудаки и других.
}

Мальчик-вундеркинд с 13 лет посещал анатомический театр
Михаил Михайлович Герасимов родился 15 сентября 1907 года в Санкт-Петербурге. Детские и юношеские годы провел в Иркутске. С детства он хорошо лепил, рисовал. Школа его не увлекала. Настоящая жизнь начиналась за школьным порогом.
Жгучий интерес к тому, как жили и выглядели наши предки, определил круг занятий Михаила. Мальчику было 11 лет, когда он участвовал в раскопках Верхоленской Горы (пригород Иркутска). Первое погребение людей каменного века в Иркутске Михаил самостоятельно вскрыл в 14 лет, второе — в 17. В 18 лет он опубликовал свою первую научную статью об археологических раскопках у станции Иннокентьевская (ныне Иркутск II.
В 13 лет Михаил впервые оказался в анатомическом музее Иркутского университета. Анатомия увлекла мальчика, и он занимался ею под руководством судебного медика профессора Григорьева и анатома Казанцева. Природная наблюдательность, зрительная память помогли юному Герасимову накопить знания о взаимосвязях мягких тканей лица и костей черепа.
Кстати говоря, идея восстановления внешнего облика человека по костным останкам принадлежит не Герасимову. Она овладела умами антропологов и анатомов во второй половине XIX в. после публикации блестящих работ французского ученого Ж.Кювье и его учеников.
Первые попытки Михаила Михайловича реконструировать облик ископаемого человека относятся к 1927 году. Сделанные им реконструкции древних людей — питекантропа и неандертальца — до сих пор хранятся в Иркутском краеведческом музее.
Первая сенсация — стоянка в поселке Мальта
Знаменательным для Герасимова стал 1928 год. Он открыл самый главный в своей археологической практике объект и одну из жемчужин эпохи палеолита — стоянку в поселке Мальта. Ее изучение стало судьбоносным как для самого исследователя, так и для сибирской археологии в целом. Сенсацией явилось открытие женских статуэток, вырезанных из кости (ранее подобные изображения находили только в Европе), фигурок летящих птиц, гравюр на кости. Они сохранены для науки тщательностью раскопок и мастерством Герасимова-реставратора.
В 1932 году Михаила Михайловича пригласили в Ленинград, где занятия археологией он сочетал с работой, а затем — с заведованием реставрационными мастерскими Эрмитажа. Общение с высококвалифицированными искусствоведами сыграло большую роль в формировании его как ученого и художника. Однако, даже перебравшись на берега Невы, он постоянно ездил на раскопки в Приангарье.
Как ни увлечен был Михаил Михайлович археологией, в нем жила и зрела другая страсть: восстановление внешнего облика некогда живших людей, наших предков. Стремление узнать степень приближения к подлинности в создаваемых портретах побудило его поставить ряд проверочных работ. Имелась в виду реконструкция лица современного человека, прижизненное изображение которого сохранилось.
Изучение черепов — "хобби" археолога
Первый массовый эксперимент он провел в конце 1940-го — начале 1941 года на базе Лефортовского морга в Москве. Контрольным материалом послужили фотографии, сделанные представителями уголовного розыска и хранящиеся в Лефортовском морге протоколы. Естественно, что Герасимов не видел этих документов до показа реконструкций. Всего было сделано 12 контрольных опытов по черепам, принадлежавшим русским, украинцам, поляку и китайцу. Полученные результаты превзошли все ожидания: во всех 12 случаях констатировано очевидное портретное сходство.
Разработанные ученым методические приемы не претендовали на абсолютную точность. Однако Герасимов, по словам своего старшего коллеги, известного антрополога Рогинского, добивался максимального соответствия между черепом и лицом и далеко обогнал в этом отношении своих предшественников.
Работы Герасимова вызвали большой интерес у криминалистов, которые все чаще стали обращаться к за помощью. Каждое дело ученый рассматривал как продолжение контрольных опытов, позволяющих выявить возможности метода и учесть ошибки. И хотя исследования шли успешно, многие продолжали смотреть на эту деятельность как на своего рода хобби. Веру в значимость поисков, несмотря на материальные и другие трудности, всегда поддерживала его друг и жена Т.С.Вандербеллен.
Многое приходилось делать в одиночку, без поддержки коллег-антропологов. Между тем за 10 довоенных лет Герасимов создал по меньшей мере 17 портретных реконструкций ископаемых людей, а также древнерусских князей Ярослава Мудрого и Андрея Боголюбского.
Позднее Герасимов принимал самое непосредственное участие во всех крупнейших событиях советской палеоантропологии. Это прежде всего реставрация детского черепа неандертальца из грота Тешик-Таш в Узбекистане. Изучение этой уникальной находки стало возможным благодаря тщательному и кропотливому труду ученого, который склеил череп из 170 фрагментов.
Из гробницы Тамерлана вырвались демоны войны
Великая Отечественная война застала ученого в Самарканде, где он участвовал во вскрытии усыпальницы Тимура (Тамерлана) и Тимуридов в мавзолее Гур-Эмир. Одной из задач экспедиции было установление подлинности могилы.
Народы Востока сохранили сотни сказаний о величайшем завоевателе XIV века. Перед его именем трепетала не только Средняя Азия, но и Закавказье, и Индия, а слава о его могуществе и сказочных богатствах доходила до Европы. К сожалению, биографы оставили мало сведений о внешности полководца. Имеющиеся данные противоречили друг другу, а сохранившиеся миниатюры не похожи одна на другую.
Обнаруженный при раскопках в Гур-Эмире скелет принадлежал сильному мужчине среднего роста со следами патологических изменений на костях. Экспедиция подтвердила древнюю легенду о том, что Тимур был сухорук и хром на правую ногу. Сохранность праха позволила Герасимову документально воспроизвести облик Тимура, который имел длинные свисающие усы и небольшую клиновидную бороду.
В последнее время была обнародована информация о том, что истинной целью экспедиции Герасимова в Самарканд был поиск сокровищ. По преданиям, подтвержденным архивными документами, великий азиатский завоеватель в своих походах награбил несметные богатства, большую часть которых приказал положить с собой в гробницу.
В мае 1941 года экспертов из Государственного Эрмитажа сопровождала большая команда НКВД. Хранитель мемориала Масуд Алаев, узнав о цели экспедиции, пришел в ужас и показал приезжим предостерегающую надпись, выбитую на гробнице в год смерти Тимура. Она предупреждала, что тот, кто осмелится потревожить покой усопшего властелина и вскрыть гробницу, выпустит на свою страну страшных демонов опустошительной войны. На всякий случай об этом доложили в Москву. Оттуда пришел приказ: Алаева арестовать, а гробницу вскрыть незамедлительно. 19 июня 1941 года огромная плита из зеленого нефрита, закрывавшая саркофаг Тимура, была поднята. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Вот такое совпадение.
Великий мастер портретных реконструкций
В 1944 году Герасимову присудили Сталинскую (Государственную) премию III степени. В 1950 году при Институте этнографии АН СССР была создана лаборатория пластической реконструкции под руководством ученого, что означало признание его метода. Герасимов руководил ею 20 лет. В этот период появились портретные реконструкции родоначальника поэзии фарси Рудаки, немецкого поэта и драматурга Иоганна Фридриха Шиллера, одного из руководителей освободительной борьбы кавказских горцев Хаджи-Мурата.
Итогом долголетних исследований Михаила Герасимова стала книга "Люди каменного века", иллюстрированная самим автором. На международном конгрессе Ассоциации по изучению четвертичного периода в 1969 году в Париже была устроена выставка работ ученого, где демонстрировалось 20 скульптурных реконструкций первобытных людей.
Михаил Михайлович никогда не брался за восстановление облика исторических лиц по собственной инициативе. Обычно такую работу он выполнял по предложениям различных административных или общественных организаций. Однако изучение костных останков и раскопки Герасимов стремился проводить всегда сам, чтобы не упустить ни одной мелочи, способной подтвердить или опровергнуть принадлежность черепа тому, кому его приписывали.
Одной из последних значительных работ Герасимова была реконструкция облика Ивана Грозного. Его личность издавна привлекала внимание историков, писателей, художников, не хватало лишь документального портрета, поскольку достоверные иконографические материалы отсутствовали.
При восстановлении образа Ивана Грозного в распоряжении ученого оказался не только череп, но и скелет. "Я весьма тщательно изучал особенности скелета, — писал Михаил Михайлович, — смонтировал верхнюю часть торса и в процессе этой работы обнаружил ряд таких индивидуальных особенностей, которые дали возможность воспроизвести его характерное, привычное положение головы и плеч". Иван Грозный предстал атлетически сложенным дородным мужчиной зрелого возраста, с энергичным и слегка брезгливым выражением лица.
Деятельность Герасимова-археолога всегда оставалась в тени популярности Герасимова-антрополога и скульптора. Однако как археолог он также был фигурой многоплановой и неординарной, работал во многих районах СССР.
И наконец, очень важный момент в оценке значимости Герасимова-ученого — его школа. Михаил Михайлович воспитал и полевых исследователей, и археологовтеоретиков. Раскопки проводились бригадным методом, причем каждый участник должен был уметь делать все. Всякая личная инициатива поощрялась. Михаил Михайлович смело выводил на самостоятельные работы своих юных помощников, щедро даря свои идеи. И конечно же, он постоянно рассказывал об учителях, коллегах, интересных встречах с людьми, оригинальных приемах исследований, о многих археологических курьезах. Это были беседы-коллоквиумы необычайно полезного содержания.
Использованы материалы Internet.

Метки:
baikalpress_id:  1 138