Золушка, вы забыли почистить унитаз!

Иркутянка решила поработать в Германии гувернанткой, поучив заодно немецкий язык, на деле оказалось...

Ах это сладкое слово "заграница"! Многие мечтают хоть одним глазком взглянуть, как там, "у них", чем живут и что едят люди за пределами России. Кто не может себе позволить отправиться в туристическую поездку, выискивает другие возможности оказаться по ту сторону границы — например, найти работу. Кадровые агентства предлагают широкий выбор: танцовщицы, разнорабочие, нянечки...
Иркутянка Настя Горинцева тоже мечтала поехать за рубеж, а именно — в Германию, чтобы иметь возможность попрактиковаться в языке. Нашла фирму, которая трудоустраивает гувернантками, и после долгих сборов, счастливая, полетела в незнакомую страну — учить немецкий язык и помогать богатой семье вести домашнее хозяйство. На практике же студентке 3-го курса одного из иркутских вузов пришлось печь хлеб, чистить туалеты и доказывать, что она независимый гражданин другой страны.

{Справка "Копейки"
Au-Pair — так называется молодежная программа, по которой молодые люди работают гувернантками за границей. Отсюда и название професcии нянечки — Au-Pair-Maedchen. Так оно звучит на немецком, в русский же язык этот термин перешел в грубом переводе как аббревиатура — ОПР.
Фирмы, нанимающие наших соотечественников на эту работу, делают акцент на возможности изучения иностранного языка и знакомства с культурой страны. Условия: возраст от 18 до 25 лет, базовый уровень владения языком, отсутствие вредных привычек. Обязанности: присмотр за детьми, помощь в ведении домашнего хозяйства. Принимающая семья обеспечивает жильем, кормит и выдает минимум карманных денег.
}
Помогите воспитать лошадь!
Люди, изучающие иностранный язык, знают, что лучший способ овладения им — общение с его носителем. Существует немало международных программ, призванных помочь студентам в обучении за границей, в той стране, язык которой он учит. Однако количество желающих, как правило, во много раз превышает возможности той или иной программы. Поэтому, когда Настя в первый раз услышала о возможности работать гувернанткой в Германии, она решила, что обязательно поедет.
Через Интернет Настя нашла сайт немецкой фирмы, предлагающей услуги трудоустройства ОПР для русских молодых людей. Заполнила анкету, отправила документы и через какое-то время получила предложения от двух немецких семей.
— Первое письмо пришло от фермеров, которые разводят лошадей, — рассказывает Настя. — Хотя я упоминала в анкете, что хочу жить в большом городе, в фирме на это никто не обратил внимания. Ближайшие соседи — в двух километрах от фермы, и я должна была ухаживать за лошадьми. Я, конечно, люблю животных, но хочу выучить немецкий язык, а не конский, и как можно больше посмотреть страну, а не жить взаперти. Словом, я отказалась. Второе предложение мне тоже не понравилось — в списке моих обязанностей среди всего прочего значилось: "Чистка туалетов". Теперь-то я знаю, что ОПР делают это всегда, но тогда я возмутилась до глубины души и написала отказ. В ответ немецкая фирма обиделась на мою разборчивость и сказала: "Хватит". Я отправила документы в другое агентство и согласилась на первое же присланное предложение.
Милая богатая немецкая семья — мама, папа и очаровашки-близняшки — жила в небольшом городке Раделюбэ неподалеку от Шверина, земля Нордрайнвестфаллен, бывшая ГДР. Пока Насте в Новосибирске оформляли визу, она переписывалась по Интернету с Катериной и Йоханом, будущими гастмуттер и гастфатер (точного перевода на русский язык не существует, что-то вроде "гостевая мама" и "гостевой папа". — Авт.). Настя отправила им свою фотографию, отвечала на вопросы, которые интересовали немцев, выясняла круг своих обязанностей. Кроме заботы о трехгодовалых двойняшках Ханне и Йоше она должна была выгуливать собаку, наводить порядок в большом доме — пылесосить, 1—2 раза в неделю мыть полы, помогать Катерине на кухне, мыть посуду и (опять же!) чистить туалеты. Немцы же обязались предоставить русской девушке комнату, кормить ее, купить проездной на все виды транспорта, оплатить страховку, регистрацию в Германии, языковые курсы и давать ежемесячно по 205 евро карманных денег.
Никаких парней и гулянок!
И вот счастливая Настя прилетела в Германию. Немцы встретили свою новую гувернантку в аэропорту Гамбурга. Не успела русская девушка перешагнуть порог дома, как Катерина показала ей комнату, попросила положить вещи и повела показывать дом. Экскурсия сопровождалась рассказами о том, что надо сделать сегодня же, а что может подождать до завтра. Выяснилось, что, по условиям контракта, ОПР начинает работать в день приезда.
Настя стала уже третьей гувернанткой из России в этой семье, и поэтому схема совместного проживания была отработана: один свободный день в неделю, никаких парней и гулянок. Проездной покупать нет смысла — дорого, а если ей понадобится куда-нибудь съездить, пусть подойдет и попросит денег. Все, что нужно сделать, записано в еженедельнике.
В будние дни по дороге на работу Катерина отвозила детей в садик, а на обратной дороге забирала. Вечером с детьми должна была заниматься Настя, а также помогать с ужином, мыть посуду.
"Выпеки к обеду свежего хлеба"
Покупать продукты Настя ездила вместе с Катериной — возила тележку по супермаркету или развлекала детей.
— Катерина никогда не спрашивала, чего бы мне хотелось, — рассказывает Настя. — Обычно мы набирали разной колбасы, сыра для завтраков, фруктовый чай и какао для ребятишек, несколько упаковок минералки.
К еде немецкая семья относилась несколько иначе, чем любая русская. Они были уверены, что оставшийся суп завтра доедать не стоит. Лучше его заморозить в маленьких порционных чашечках и достать потом, кто-нибудь да доест. Катерина и Йохан, как и многие немцы, любили свежевыпеченный хлеб. Догадайтесь сами, кто его стряпал. Благо в супермаркете продавались специальные сухие смеси, в которые нужно было добавить только воду и дрожжи, поэтому с тестом Насте долго возиться не приходилось.
Однажды Катерина спросила Настю, не хочет ли она приготовить какое-нибудь русское блюдо.
— Что такое пельмени, мы уже знаем, — объяснила женщина. — Давай что-нибудь новенькое.
Настя постряпала вареники. Немного с творогом, немного с картошкой. Попробовав, Катерина с Йоханом поморщились и съесть пару штук даже ради вежливости отказались. Ну не понравились им вареники, что поделаешь!
Чистить немецкие туалеты русской девушке оказалось вовсе не так уж и страшно. В огромном двухэтажном доме, где раньше располагалась школа, их было немного. И целая батарея всевозможных средств для ухода — побрызгать, помазать, ополоснуть. Душевую кабину и раковину мыть одними, унитаз и бидэ — другими. Душ после мытья обработать резиновой щеточкой, чтобы не было разводов.
Дело в том, что водопроводная вода в Германии очень жесткая и мгновенно оставляет следы на всех поверхностях — и блестящих, и матовых. Кстати, именно на такую воду и рассчитана реклама различных "Силитов" и "Калгонов".
Радовали дети и яблоневый сад
Безусловно, за все это время были и моменты, которые доставляли Насте радость: прогулки с собакой в старом яблоневом саду за домом и общение с детьми. Ханне и Йошу, двойняшкам, было всего по три годика. Бесхитростные, открытые детские души приносили успокоение. Как и все малыши, они любили катать машинки, одевать кукол, просто баловаться. Ханна с удовольствием рисовала, Йошу больше нравилось строить что-нибудь из конструктора. Настя даже писала в своем дневнике: "Я хочу, чтобы мои будущие дети были похожи на них".
Проблем в понимании у них не возникло. Скорее Насте было труднее понять родителей Ханны и Йоша, которые воспитывали своих наследников в мире взрослой реальности.
— В детской стояли светильники, которые включались сами, когда в комнате темнело, — вспоминает Настя. — Ханна как-то спросила у своей бабушки, почему они сами загораются и кто их включает. "Дед Мороз приходит и зажигает их, — ответила мудрая старушка, — он ведь знает, что вам становится страшно". Йош тут же побежал рассказать папе о таком чуде. "Нет, сынок, это вовсе не Дед Мороз, это электричество — ты же видишь, что они всегда в розетку включены. Там стоит специальный датчик", — авторитетно заявил Йохан. Нужно было видеть вытянувшееся лицо трехлетнего мальчишки. А какая была добрая сказка!
Ханна по-настоящему привязалась к Насте. Когда девушка уезжала из семьи раньше срока, малышка ревела навзрыд.
— Своим отъездом ты причиняешь боль моему ребенку, — недовольно говорила Катерина.
Но оставаться у Насти не было сил.
Русские Золушки просто дешевы
В незнакомой стране она не раз терялась. Система транспорта в Германии очень отличается от российской, и человеку, не знакомому с ней, разобраться самостоятельно довольно трудно. Однажды иркутянка вышла не на той станции — в одном городе их оказалось три с почти одинаковым названием; второй раз автобус из Шверина в Раделюбэ просто не пришел, и Настя топала 25 километров по шоссе до дома. Домой попала в 12 ночи, хотя должна была быть еще в 4 вечера. Катерина и Йохан отключили мобильные телефоны, а к обычному не подходили — отдыхали.
Когда Настя позвонила в дверь, Катерина спросила недовольно:
— Ну и где ты была?
От обиды девушке просто хотелось плакать. Наутро Катерина извинялась, но как-то неубедительно. Настя пыталась поверить в ее искренность и не смогла.
С посещением языковых курсов тоже возникли проблемы: во-первых, семья отказалась за них платить, во-вторых, уровень предлагаемых знаний оказался намного ниже того, которым девушка уже владела.
Так прошло три месяца. Радость от поездки в другую страну сменилась непониманием и даже обидой. Настя долго обдумывала, что ей делать дальше: смириться, перешагнуть через себя или все-таки вернуться? Девушка решила попробовать еще раз — найти себе другую семью. И снова неудача: доброжелательная в первые дни хозяйка стала урезать выходные, требуя работать целую неделю. Через какое-то время иркутянка вернулась домой.
Однозначно судить о сложившейся ситуации трудно — притесняли ли Настю, или девушка чувствовала себя одинокой и ранимой в чужой стране, или просто русская студентка и немецкая семья не сошлись характерами? Факт остается фактом: отправившись в Германию изучать язык и культуру страны изнутри, Настя приобрела больше жизненного опыта, чем знаний. Кто-то, отработав гувернанткой, возвращается в Россию довольным, кто-то возмущается отношением к себе как к прислуге. Конечно, многое зависит как от семьи, так и от самих девушек. Когда разрекламированные ожидания не совпадают с действительностью, это расстроит кого угодно.
Немецкая семья как-то призналась Насте, что нанимает русских девушек исключительно из дешевизны оплаты их рабочей силы: работать целый день за 200 евро в месяц не согласится ни одна немка.

Метки:
baikalpress_id:  1 142