"Она такая красивая, что тут же бросит тебя"

Предупреждали Владимира Кима родственники, когда он женился на иркутской красавице Ларисе

Первое мая много лет праздновали как Международный день солидарности трудящихся. Сейчас этот праздник утратил свой революционный пафос, став Днем весны и труда. Торжественные демонстрации сменились выездами на природу, посещением гостей и отдыхом в кругу близких.
Но слово "солидарность" для многих иркутских семей до сих пор остается значимым. Для Владимира и Ларисы Ким солидарность воплотилась в истории их любви, детях, внуках и объединении двух культур — Востока и Запада. А еще в символе борьбы противоположностей, который по праву считается семейным талисманом.
Об этой интернациональной паре можно с уверенностью сказать: "Они сошлись, как лед и пламень..." 36 лет назад Лариса вышла замуж за Владимира Кима, который приехал в Иркутск с острова Сахалин.

С Сахалина — на материк
Семья Ким — мать, отец и шестеро ребятишек, мал мала меньше, — в сороковых годах оказалась в числе депортированных из Кореи. Для японцев корейцы были дармовой рабочей силой. Их заставляли работать на лесоповале, в рудниках, шахтах, строить бараки и дома. Положение семьи Ким, как и других депортированных корейцев, было бедственным. Но несмотря на это родители Владимира поставили цель — их дети обязательно получат образование.
В советское время про сахалинских корейцев умалчивали. Корейское население, которое по численности уступало лишь русским и украинцам, не упоминалось даже в статистических сборниках по Сахалинской области. Паспортов у депортированных не было. Возможности вырваться на материк — тоже.
В 1962 году волей случая Владимиру удалось уехать с Сахалина. С другом он оказался в Иркутске. Окончил физкультурный техникум. С 1968 года стал преподавать физвоспитание в техникуме транспортного строительства, где и встретил будущую жену — студентку, которая приехала в Иркутск из города Бородино Красноярского края.
"Тяжелее ридикюля ничего не поднимала"
Лариса Николаевна вспоминает:
— С Владимиром мы познакомились в 66-м году. Он, как говорится, глаз на меня положил. Начал ухаживать. Поначалу мне было смешно, но его знаки внимания становились все настойчивее. Однажды, это было зимой, холодно, Володя проснулся раным-рано, съездил в общежитие студгородка и оттуда привез мне... теплые стельки. Мои сотрудницы часто припоминали такой случай: был сильный ливень, а Вовка ждал меня в фойе с зонтиком и сапожками под мышкой. Подруга — Валентина Яковина — постоянно повторяла мне: "Лариска, Ким тебя так любит, ой, любит!"
Владимир сумел убедить меня, что он самый достойный, лучший. И это он доказывает до сих пор. Недаром наши друзья говорят: "Лариса тяжелее ридикюля в жизни ничего не поднимала". В 68-м году мы поженились. Через полтора года у нас родился первенец, Валера, позже — дочь Елена.
Тогда мы поехали на Сахалин — знакомиться с родными Володи. Сначала меня приняла только его бабушка, братья и сестры. Свекровь была категорически против нашего брака. Она говорила сыну: "Володя, ты только посмотри на нее — она такая красивая, тут же тебя бросит!" По корейским традициям старший сын должен жить с родителями — помогать им, опекать, быть опорой в старости. В роду Ким все были корейцы. Наш союз стал исключением.
На Олимпиаду вместо мужа
— Для Владимира вся жизнь в спорте, — продолжает Лариса Николаевна. — Он был вице-президентом федерации баскетбола Иркутской области, зампредседателя городского спорткомитета. Работая в ТФК, объехал с соревнованиями весь Советский Союз. Тренировал будущих спортсменов, комментировал спортивные игры. Сейчас спортивную эстафету от деда принял младший внук Саша.
В 80-х Владимиру предложили путевку на Олимпиаду в Москву. Кто, вы думаете, поехал вместо него в столицу? Конечно, любимая жена Лариса.
Владимир Ким помнит о своей исторической родине. В прошлом году при его непосредственном участии для иркутских корейцев была организована поездка в Южную Корею по линии Красного Креста. Осуществила поездку корейская ассоциация города Иркутска. Сейчас Владимир Ким активно сотрудничает с Хабаровским центром корейских разрозненных семей, который помогает их поиску и объединению. В этом году еще одна группа поедет на свою потерянную некогда родину.
Несколько лет назад в городе Ансан близ Сеула японцы построили микрорайон для депортированных корейцев. Перед строительством они специально подбирали климат, сходный с сахалинским. Каждой семье предоставили в пользование благоустроенную меблированную квартиру. В распоряжении прибывших оказались даже холодильники, полные всевозможных яств. Сейчас старики-корейцы получают хорошую пенсию — около шестисот долларов. Они полностью заняты здоровьем — посещают тренажерные залы, ездят на загородные прогулки, отдыхают за границей. В числе возвращенных с Сахалина корейцев оказалась Вера Ким — мама Владимира.
Корейская экзотика и русские пироги
— Корейцы живут в покое и оберегают свой покой, — рассказывает Лариса Николаевна. — Мы неоднократно были в Корее, но до сих пор не перестаем удивляться цивилизованности и культуре этой страны. Образование и уважение к старикам возведено в культ. В каждой семье в почете многовековые национальные традиции.
В семье Ким тоже верны корейским традициям. Хотя дети и называют отца окончательно обрусевшим, сам Владимир прочно сохранил представление о том, что в жизни каждого человека есть три главных праздника: годовщина рождения ребенка (а точнее — 100 дней со времени появления на свет), свадьба (чанчхи) и 60-летний юбилей (хвангаб). Что же касается национальной корейской кухни, то в этом заслуга Ларисы:
— На праздниках наши гости непременно требуют корейской экзотики. Когда мы в первый раз побывали в Корее, я смотрела и набиралась опыта — что и как едят, как готовят, запоминала состав блюд. Мои наблюдения оказались лучше любой поваренной книги. С появлением в Иркутске приправ и специй я стала готовить корейские блюда, вкус которых Володя уже забыл. Сейчас на нашем столе овощи, мясо, салаты, папоротник — все по-корейски. И безусловно, рис. Хотя корейские блюда отлично уживаются с русскими пирогами.
Друзья Владимира и Ларисы — многонациональная когорта. Грек Юрий Иванович Чарчиди, украинец Володя Яковин, среди знакомых — немцы и евреи.
Лариса Ким считает:
— Раз мы живем в многонациональной стране, нужно понимать, что и люди в ней разные, а не просто другие. Раньше мы смотрели фильмы всех союзных республик, читали Карима, Думбадзе и Айтматова, знали, в чем отличие аула от кишлака... Все это сформировало соответствующее мировоззрение.
Через годы семейной жизни Владимир и Лариса сумели пронести уважение и любовь друг к другу. Сумели оказаться выше жизненных проблем, невзгод и людских стереотипов. Привили лучшие качества двух культур детям и внукам. Напоминанием о солидарности для семьи Ким остается символ борьбы двух противоположностей, объединенных в большую и дружную семью.
{Справка "Копейки"
Появление первых корейцев на Сахалине относится к 70—80-м годам XIX в. Упоминание о них встречается в путевых заметках А.П.Чехова, который побывал на острове летом 1890 года. Численность корейских переселенцев на Сахалине значительно увеличилась после Русско-японской войны 1904—1905 гг., в результате которой Япония захватила южную часть острова (Карафуто). После подписания в 1905 году Портсмутского мирного договора Японии отошла южная часть Сахалина и Курильские острова.
Корея в те годы была японской колонией. Японцы к корейцам относились жестоко, беспощадно эксплуатировали их как рабов. Много корейцев было завезено на юг Сахалина, который был превращен в аграрную и промышленно-сырьевую базу Японии.
С 1942-го по август 1945 года корейцы отправлялись на Сахалин для исполнения трудовой повинности. С обострением военного и экономического положения Японии потребность в трудовых ресурсах на Сахалине резко возросла.
В то же время японцам все труднее стало мобилизовывать дешевую рабочую силу. Именно тогда появилась особо жестокая форма мобилизации, получившая название "охота за корейцами". Сформированные в Японии отряды полицейских направлялись в Корею. С помощью местных полицейских, вооруженных дубинками, такой отряд, окружив деревню, выгонял из домов всех мужчин. Затем, выбрав из них 20—40-летних, их загоняли в грузовики и вывозили из Кореи.}

Метки:
baikalpress_id:  34 359
Загрузка...