Сафроновка — вторая родина "кулаков"

В деревне под Черемховом бывшие спецпереселенцы собирали урожаи, которым удивлялась вся страна. В самый расцвет партия решила разрабатывать уголь

Окончание. Начало в предыдущем номере

"Враги народа" получили ордена
Стараниями второго председателя колхоза, Василия Ивановича Губаря, в 1946 году в Сафроновке появилась лампочка Ильича. Электроэнергия приводила в движение станки, мельницу, подавала воду для животноводческих ферм. Повысилась производительность труда, стало интенсивнее развиваться хозяйство. В 1948 году на целинных землях получили первый урожай — по 30 центнеров с гектара.
По словам Галины Константиновны, это был богатейший урожай для того времени:
— Убирали пшеницу сразу двумя комбайнами на сцепе, которые тянул один трактор. На току лежали целые горы зерна пшеницы. Его перелопачивали и веяли вручную, чтобы оно не самовозгоралось. В вывозке зерна помог секретарь райкома Арон Борисович Генкин. Он организовал воскресник, мобилизовал со всех черемховских предприятий машины — хлеб вывезли быстро.
За урожай этого года многих колхозников наградили. Отец получил орден Ленина, комбайнер Николай Федорович Бабкин — орден Трудового Красного Знамени. Рабочие из бригады — Берсенев, Мезников, Салов — получили медали. Был организован спецпоезд, который шел из Тайшета в областной центр. На каждой станции в него подсаживались колхозники, ехавшие в Иркутск на церемонию награждения. На Иркутском вокзале ударников труда встретил оркестр. Сама церемония проходила в драмтеатре. Чувство благодарности у колхозников было огромным: они, гонимые и презираемые советской властью, наконец дожили до такого торжественного события.
Черемховский Мичурин
Кроме урожаев зерна колхоз "Новая жизнь" прославился садом — гордостью Черемховского района. Сад заложили в 40-м году. Работал в нем Федор Иванович Мишуров, которого называли черемховским Мичуриным. Позже его правнучка напишет: "Федор Иванович был сослан в 1933 году из деревни Твердохлебовки, с Украины. В Сафроновке он предложил председателю колхоза заложить плодово-ягодный сад. Получил одобрение. На площади в четыре гектара были посажены черенки деревьев, ягодные кусты — смородина, малина, облепиха. Мишуров вел работу по селекции яблонь, выводил холодостойкие сорта, проводил скрещивание сортов вишни с черемухой. В саду были сорта стелющихся яблонь. Мишуров добивался высоких урожаев. Был награжден медалью Мичурина, чье учение он продолжил и воплотил в жизнь".
Годы спустя, когда было принято решение о сносе деревни, сад был уничтожен. Деревья выкорчевали, небольшую часть саженцев перевезли и пересадили в другие деревни.
В 1953 году отца Галины Константиновны перевели из полеводческих бригадиров на выращивание овощей. Константин Федорович сначала отказывался, говоря, что в овощеводстве ничего не смыслит. На его слова секретарь райкома Апрелков ответил: "Хлеб мы можем привезти с Украины, а горняков нужно кормить овощами". С этого момента в доме у Кирилловых появились журналы и пособия по овощеводству.
С первых лет работы в этой отрасли колхоз стал получать высокие урожаи. На фотографиях того времени запечатлены горы собранных помидоров, огурцов, капусты, семеноводческие участки лука, редьки и свеклы. Эти снимки демонстрировались на ВДНХ, где была представлена бригада Константина Федоровича. За достижения в семеноводстве он получил Большую серебряную медаль ВДНХ.
Каждая семья жила в страхе: за невыплату оброка лишались хозяйства
Несмотря на то что колхоз "Новая жизнь" намного перевыполнял план, колхозники жили очень бедно. Государство обременяло их непомерными денежными и натуральными налогами. В год каждая семья должна была отдать государству 220 литров молока, 30 яиц, плюс мясо, овощи, шкуры животных и т. д. За своевременной выплатой "оброка" следил фининспектор, который проверял наличие квитанций. Если колхозник не успевал расплатиться, его хозяйство без промедления описывали. Каждая семья жила в постоянном страхе.
Как бы тяжело ни было, люди всегда гуляли на отсевках (время окончания посевной. — Авт.). Выезжали с гуляниями на Ангару, плясали, водили хороводы. В русской народной песне была душа сафороновцев. В деревне были много голосистых женщин: с песней они шли на работу в поле и возвращались домой.
Со времен войны у женщин появился обычай — собираться "на складчины". Выбирали дом побольше, собирали со всей деревни посуду, несли съестное — блины из крахмала, пряники из сахарной свеклы и т. п. Женщины водили хороводы, пели, делились бедами и радостями. В войну многие семьи остались без кормильцев, но выжили благодаря помощи земляков.
Колхозник — не значит "забитый"
Галина Константиновна вспоминает:
— Слово "колхозник" всегда означало — забитый, изработанный и оборванный человек. Родители всеми силами старались вывести своих детей из этого сословия. Поэтому в деревне всегда была в почете ученость. Школу в Сафроновке построили в 1929 году. В войну, в летние месяцы, организовали ясли и детский сад, которые раньше называли "очаг".
Наши учителя могут гордиться своими выпускниками. Из деревни вышло много специалистов с высшим образованием. Долгое время главным педиатром в Ангарске работала жительница Сафроновки — Клавдия Степановна Сафонова. Она одной из первых получила высшее образование. Выходцы из нашей деревни — доктора и кандидаты наук, врачи и учителя, журналисты и инженеры. И даже композитор — Александр Иосифович Калачев, который много лет работает руководителем шелеховского ансамбля "Россияночка". Так что дети "кулаков" стали полезными для своего государства, которое так пыталось унизить их.
Взорванная родина
На 50-е годы пришлось золотое время Сафроновки. Хозяйство колхоза "Новая жизнь" процветало. На весь район были знамениты его сад и конеферма, каждый год сафроновцы собирали богатый урожай, снабжая семенами и овощами все окрестные хозяйства.
Стало известно, что деревня стоит на пластах угля. Вплотную к ней стал подбираться Северный разрез. Руководством Черемховского района было принято решение о сносе деревни. В конце 1954 года стали уничтожать огородные поля, взрывать горные породы. Разрез приблизился к самой деревне. Вскрыли водоносные горизонты — в колодцах исчезла вода.
В 1963 году деревня Сафроновка Черемховского района перестала существовать. На ее месте возникли Сафроновский карьер и угольная обогатительная фабрика. Жителям деревни выплатили компенсацию за дома и переселили в соседнее село Рысьево, в семи километрах от Черемхово. В Черембассе его закрыли последним — в начале девяностых.
До сих пор сафроновцы помнят и любят свою деревню, с поклоном приезжают на то место, где жили, растили детей, строили планы на будущее. Жители деревни, которая ушла в прошлое, хотят поставить на Черемховском кладбище памятник всем спецпереселенцам, которые отбывали здесь ссылку. А пока история деревни поместилась в альбоме, который расскажет потомкам о деревне Сафроново.

Метки:
baikalpress_id:  1 093
Загрузка...