Академик Федор Углов

Уроженец деревни Чугуево Киренского района - единственный в мире хирург, практикующий в возрасте старше 90 лет, занесен в Книгу рекордов Гиннесса

Академик Федор Григорьевич Углов, наш земляк, внесен в Книгу рекордов Гиннесса как старейший в мире практикующий хирург. В нынешнем году ему исполнится 100 лет. Профессор санкт-петербургского университета им. И.П.Павлова, доктор медицинских наук, действительный член Российской академии медицинских наук, Международной славянской академии, Петровской академии наук и искусств, председатель Петербургского общества хирургов и Союза борьбы за народную трезвость, лауреат Ленинской премии, лауреат Международной премии Андрея Первозванного в номинации "За Веру и Верность", награжден орденом "За заслуги перед Отечеством" IV степени, член Союза писателей России.

Федор Углов родился 5 октября (22 сентября по старому стилю) 1904 года в деревне Чугуево, неподалеку от Киренска. Его отец, Григорий Углов, за посещение революционного кружка еще подростком был осужден на вечное поселение в Восточную Сибирь, с разрешением жить в районе между Качугом и Витимом. Он устроился масленщиком на пароход "Каролонец", курсировавший по Лене. Однажды ранние жестокие морозы заковали пароход в ледовый панцирь за 50 километров от Киренска, и команда была вынуждена зимовать на нем. Молодые парни при первой же возможности бегали на гулянья в соседнюю деревню Чугуево. Здесь и встретил Григорий Настеньку Бабошину, рано оставшуюся без матери. Три года подряд засылал влюбленный парень сватов, но отец Насти отказывал и отказывал. Согласия на женитьбу ему удалось добиться небольшой хитростью. С тех пор жили молодые душа в душу.
Летом, пока Григорий ходил на пароходе, Анастасия с детьми жила в деревне у двоюродной сестры. Зимой обряжала ребятишек в дальний путь, и они все вместе отправлялись к месту стоянки парохода: в Усть-Кут, Витим, на речку Маму, в низовья Лены... Так жила семья Угловых до 1915 года, пока отец не скопил денег на домик в Киренске.
"Не могу без того, чтобы врачом не стать..."
Из-за частых переездов Федя сначала в школу не ходил, занимался дома с сестрой и братом. Лишь когда семья осталась зимовать в Алексеевском затоне, мальчика приняли сразу во второй класс приходской школы, и ребятишки бегали в нее по морозу за четыре версты.
Старший сын в семье Угловых, Иван, стал учителем. У него в школе занимались братья, сестры. Он был для них непререкаемым авторитетом. По его примеру старшая сестра Феди Ася окончила в 1918 году гимназию, набрала чемодан книг и уехала учительствовать в деревню Ключи (ныне Казачинско-Ленского района).
Однажды во время сильного весеннего паводка будущий хирург Федор Углов впервые спас жизнь человеку: он увидел, как на громадной льдине плыла скособоченная избушка, а возле нее стояли маленькая девчушка и собака. Трое мужчин решили помочь им и отважно поплыли на лодке среди бушующего льда. В последний момент к ним в лодку прыгнул и Федя. Девочку сняли со льдины, а позже, ночью, мысленно восстанавливая произошедшее, Федор Углов впервые почувствовал сладостное чувство победы — оттого что спас человеческую жизнь.
В 1923 году Федор закончил учительскую семинарию. К этому моменту он твердо решил стать врачом. Прежде чем уехать учиться, он серьезно поговорил с отцом: Григорию было все труднее кормить семью, и он надеялся на помощь сына. Кроме того, он признался Федору, что тот может рассчитывать только на себя.
— Не могу без того, папа, чтоб врачом не стать...
— Тогда с Богом.
Через день Федор с испеченными мамой подорожниками (калачи, пироги, булки в дорогу. — Авт.) отправился в Иркутск. Преодолеть 1100 километров в те годы было непросто: четверо суток на пароходе до Усть-Кута, затем столько же до Жигалово и далее по Лене до Качуга на шитике. От Качуга до Иркутска ходили обозы. Федору посчастливилось сесть на попутный грузовик — один из первых в Сибири, вызывавший испуг и удивление на лицах людей. Весь путь занял 22 дня.
Стипендия — шесть рублей
Федор Углов поступил на медицинский факультет университета сравнительно легко. Впервые так далеко от родительского дома — и полная самостоятельность. Стипендия — шесть рублей. Хорошо, что в Иркутске жила Федина сестра Ася с мужем, — Федор поселился у них. В лютые морозы, в холодных аудиториях пообносившийся Федя долго дул на пальцы, не державшие карандаш, чтобы записать лекцию слово в слово.
После 1-го курса Углов нанялся на сплав груженых карбасов (нечто среднее между плотом и баржей) по реке Лене, чтобы заработать денег, после второго устроился дежурным фельдшером в больнице Киренска, поближе к родителям.
На 4-м курсе группу отличников медицинского факультета наградили поездкой в Ленинград. Вернувшись в Иркутск, Углов тяжело заболел, пропустил много занятий. Тогда его жена Вера (они поженились на 3-м курсе) предложила перевестись в Саратовский университет — на Волге и климат мягче, и родственники ее там живут.
Утопающий в глубоком омуте
По окончании университета Федор Углов получил звание врача-лечебника и направление: "К 1 июля 1929 года прибыть в село Кисловку Нижневолжского края в качестве заведующего врачебным участком".
В первый же день на прием к молодому врачу больные выстроились в очередь. "Болезни были самые разнообразные, и я чувствовал себя в положении утопающего, брошенного в глубокий омут, — писал Углов в своей книге "Сердце хирурга". — Тщательно расспросив пациента, я просил его выйти и подождать за дверью, сам же начинал лихорадочно листать привезенные с собой учебники и справочники". Когда становилось совсем туго, Углов советовался со старым фельдшером; многие из его советов пригодились и в дальнейшей практике.
Перенесенный три года назад тиф снова дал о себе знать, и Федор Григорьевич перевелся в Абхазию, а спустя год решил, что настоящий врач должен постоянно учиться. В Ленинграде, куда он переехал с семьей, Углов устроился интерном в клинику профессора Оппеля, знаменитого хирурга.
Что поражает в Углове больше всего — это его постоянное стремление самосовершенствоваться. В начале XX века медицина развивалась, многие из хирургических операций делались впервые, специальной литературы просто еще не было написано. И каждая удачная операция, каждая спасенная человеческая жизнь давали новый толчок к дальнейшим исследованиям, сбору информации по крупинкам. "Меня восхищало то, с каким упорством молодой Углов стремился стать настоящим хирургом", — отозвался о нем митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн.
Когда в клинике Оппеля объявили, что горздравотдел проводит мобилизацию врачей-коммунистов для работы на Крайнем Севере, Углов записался одним из первых. Он вернулся работать в родной Киренск — главврачом и хирургом областной больницы. Здесь он впервые в районе стал использовать переливание крови при операциях, проводил сложнейшие по тем временам резекции желудка. Однажды спас жизнь охотнику, с которого медведь содрал кожу.
Хирург две войны подряд
Спустя несколько лет Федор Григорьевич вновь вернулся в Ленинград — продолжать учиться хирургии. А 9 октября 1939 его мобилизовали в армию. Оказалось, что в 25-ю кавалерийскую дивизию призвали много врачей, фельдшеров. Сначала они организовали дивизионный пункт медицинской помощи, учились маршировать... А потом — машины одна за одной привозили раненых, хирурги практически не отходили от операционного стола: война с финнами. "Двое, трое суток работаешь без сна и отдыха, пока не почувствуешь: все, предел, не только можешь задремать во время операции, но, что самое опасное, ошибиться, раненый погибнет из-за тебя", — вспоминал Углов.
После демобилизации в 1940 году Углов стал ассистентом в клинике хирургии у своего любимого учителя Николая Петрова. Занялся наукой, писал труд о военно-полевой хирургии. И снова война. Клиника стала госпиталем. Операции шли одна за другой, под обстрелами и взрывами. Лютая зима, холод, блокада города: "... за 900 жестоких дней ни разу ни от кого из ленинградцев не услышал, что лучше было бы сдать город, что это может принести облегчение..." Пациенты после выздоровления возвращались на фронт, писали оттуда письма. И когда на них приходили похоронки, у врачей на глаза наворачивались слезы: с таким трудом выхоженные в блокаду пациенты, ставшие практически родными людьми, погибали от случайной пули или взрыва.
Сразу после победы клинику стали перестраивать на довоенный лад. Возвращались профессора, доценты, из разных городов приезжали курсанты, чтобы изучать хирургию.
"Приходите через год, и мы сделаем вам операцию..."
В это время Углов всерьез начал разрабатывать проблему легочной хирургии. За год он изучил 185 отечественных и 220 научных трудов на английском языке. Однако много чего еще не было изучено: "... работаем во многом пока вслепую, пока только ищем, надо было б подождать — и ждать нельзя! Подвластны ли перу все нюансы переживаний хирурга, занятого новой для него, не изученной в медицине операцией?!" Проблемы хирургического лечения рака вели и многие другие клиники страны.
В 1950 году Федор Григорьевич стал заведующим кафедрой госпитальной хирургии 1-го Московского медицинского института. Восемь лет спустя Углов выпустил книгу под названием "Рак легкого", где описал свои исследования, опыт операций. Она сразу стала настольной книгой многих хирургов, особенно молодых. И к хирургу потянулись больные со всей страны. Приезжали иностранные коллеги, просили поделиться опытом, присутствовали на операциях.
"В ту пору, — писал Углов, — если еще не были сами готовы к проведению той или иной операции и знали, что никто в стране ее не делает, говорили больным: "Пока мы не можем вам помочь, но это только пока... Берегите себя, соблюдайте наши предписания и запросите нас через один-два года. Скорее всего, к тому времени мы уже освоим эту операцию. Хирургия сейчас развивается быстрыми темпами".
Очень многие из операций, которые сейчас для медицины не представляют никакой трудности, впервые сделал именно Федор Углов, в частности по удалению тромбов в сонных артериях, резекции легких. Он одним из первых в СССР стал разрабатывать методы хирургического лечения пороков сердца, в том числе и у детей.
Здоровый образ жизни — главный секрет долголетия
В это достаточно трудно поверить, но за все годы своей жизни академик Углов ни разу не курил и не брал в рот спиртного.
Первым шагом к здоровому образу жизни помог сделать его отец. Григорий Углов, случалось, выпивал и много курил. Но никогда не появлялся с папиросой перед детьми и говорил им: "Я курю с детства почему? Из-за невежества, что вокруг меня никого не было, никто не подсказал — брось, мол, не остановил. А вам курить никак не советую! Но если все ж потянетесь к табаку, дымите при мне, наказывать, обещаю, не стану. Накажу жестоко, если узнаю, что тайно папиросками балуетесь!"
Такой педагогический ход сработал на 100 процентов. А что курение наносит непоправимый вред здоровью, Федор Углов убедился на множестве драматичных примеров в своей врачебной практике. То же самое можно сказать относительно спиртного.
"Ни один умный человек не должен ни пить, ни курить, — считает Углов. — Потребление спиртного сокращает жизнь на 20—25 лет, курение — на 7—9 лет. Но продолжительность жизни — не единственный критерий. Состояние здоровья — вот что тревожит. Еду я как-то в метро. Входит пожилой мужчина. Выглядит неважно: сердечник, гипертоник. Я ему место уступил. Потом, когда присел рядом, поинтересовался, сколько же ему лет. Оказалось — пятьдесят три. А мне в ту пору было на 40 лет больше".
В каждой из своих 7 книг Федор Григорьевич пишет о вреде алкоголя и курения для человека как такового и для страны в целом. Одна из трех его монографий на тему трезвости опубликована 5-миллионным тиражом.
Многие спрашивают Углова, в чем же секрет его долголетия и активного образа жизни в возрасте почти 100 лет. И академик всегда отвечает: "Главное — не курить и не пить спиртного! Особой диеты я не придерживаюсь, главное — не переедать. Я с 18 лет нахожусь в одном весе. Никогда не ложусь одыхать после обеда. Каждое утро обливаюсь холодной водой, выливаю на себя два ведра при любой погоде — и летом, и зимой. Много хожу пешком. Но главное — делать людям добро. Этому меня учила мама".
Из всех своих рекомендаций Федор Углов вывел 12 правил, которые назвал "Памятка российскому долгожителю".
Вот они:

  1. Люби родину. И защищай ее. Безродные долго не живут.
  2. Люби работу. И физическую тоже.
  3. Умей владеть собой. Не падай духом ни при каких обстоятельствах.
  4. Никогда не пей и не кури, иначе бесполезны будут все остальные рекомендации.
  5. Люби свою семью. Умей отвечать за нее.
  6. Сохрани свой нормальный вес, чего бы тебе это ни стоило. Не переедай!
  7. Будь осторожен на дороге. Сегодня это одно из самых опасных для жизни мест.
  8. Не бойся вовремя пойти к врачу.
  9. Избавь своих детей от разрушающей здоровье музыки.
  10. Режим труда и отдыха заложен в самой основе работы своего тела. Люби свое тело, щади его.
  11. Индивидуальное бессмертие недостижимо, но продолжительность твоей жизни во многом зависит от тебя самого.
  12. Делай добро. Зло, к сожалению, само получится.
Загрузка...