Ну и шуточки у вас, профессор...

Первоапрельские розыгрыши кроме веселого настроения (если только они не чересчур экстремальные) приносят пользу и тому, кто шутит, и тому, над кем подшучивают. Польза эта — смех. Не могу удержаться, чтобы не привести пару примеров таких вот "лечебно-смеховых" процедур.

Про яблоки и тюльпаны
В прошлом году профессор юрфака одного из иркутских вузов, человек очень серьезный (соответственно профессии) и с виду совершенно не склонный к шуточкам, задал на семинаре по уголовному праву задачку.
— Ну-с, господа хорошие, мы с вами вступаем в эру цивилизованного разрешения любых споров. Берем пример с Европы, где самые мелкие конфликты разрешаются в суде. Вот вам ситуация: в поселке Молодежном, что недалеко от микрорайона Солнечного , есть два соседствующих участка. Ветки яблонь в саду одного нависают над клумбами с тюльпанами другого, и яблоки, падая, ломают цветущие стебли. Соседи собираются судиться. Что предлагаете?
Одна часть студентов встала на сторону любителя тюльпанов, другая рьяно защищала садовода, все вместе блеснули знанием тонкостей нашего российского законодательства. А в результате выяснилось: яблоки опадают осенью, тюльпаны цветут весной — и, стало быть, ситуация, сконструированная профессором, в жизни ни за что не случится. Все протесты юрист парировал холодно: здравый рассудок надо включать, прежде чем вспоминать статьи и параграфы. Даже на 1 апреля!
Про вторник
Меня все в том же прошлом году разыграли любимые одногруппники. К слову сказать, у нас вторник был днем самостоятельной работы (а 1 апреля 2003 года как раз вторник). Естественно, по прямому назначению — посидеть в библиотеке, подготовиться к семинарам и прочим рефератам — его используют только самые сознательные. 95% студентов спят в такое утро сном праведника.
8.30 утра. Досматриваю последний сон, будильник и не думает звонить. Зато раздается звонок телефона, и черт меня дергает взять трубку. Тихим шепотом ругаясь грубыми словами, я нащупываю аппарат. Слабым голосом, долженствующим означать мое полупроснувшееся состояние и нежелание общаться во вторник утром с кем бы то ни было, говорю: "Але..."
— Слушай, приезжай срочно! — раздается в трубке взволнованный голос одногруппницы Натальи. — Мне сейчас декан позвонил, сегодня на вторую пару приходит комиссия из департамента образования или еще откуда-то, не знаю. Короче, всем быть надо.
— А что делать-то будем?! — возопил я. — У нас же свободный день!
— Ну не знаю. Посадят нас, наверное, в какой-нибудь аудитории, будем симулировать тягу к знаниям. Давай ноги в руки — и быстрей в институт.
Ну что тут скажешь. Ругаясь уже не шепотом, я начал собираться, стараясь одновременно умыться, одеться и хоть что-нибудь перехватить на завтрак. Дожевывая бутерброд, начинаю натягивать ботинки. Опять звонок.
— Слушаю, — говорю в трубку голосом Коперника на допросе у Великого инквизитора.
— Это я опять, — слышу голос одногруппницы. — Слушай, а ты помнишь, какой сегодня день?
— Ну да, — тупо отвечаю я, — вторник. Ты что, за этим мне звонишь?! Я и так опаздываю! Подожди, сейчас приеду — все спросишь.
И уже готовлюсь положить трубку.
— Дата какая сегодня, помнишь?
— Ну да, — не менее тупо отвечаю я, — первое апреля.
— Можешь раздеваться. С праздничком!
И гадко захихикав, Наталья положила трубку.
Ступор, в который я впал, сменился вначале ужасной злостью, а потом истерическим смехом. Нечего сказать, пошутила!
На следующий день я ее даже не прибил особо, только пообещал на будущий год приготовить что-нибудь такое особое, персонально для Натальи. Вот и думаю: а помнит она об этом? Сегодня же 1 апреля. Ох, Наташа, берегись!

Метки:
baikalpress_id:  48 415