Белый дом не всегда был белым

Этому зданию в Иркутске на берегу Ангары, где сегодня размещаются фонды научной библиотеки Иркутского госуниверситета, около 200 лет. Оно и сейчас привлекает внимание иркутян и гостей города. Давайте проследим историю Белого дома — редкого памятника архитектуры на сибирской земле. Тем более что за время своего существования он оброс многочисленными мифами и легендами.

Версии, гипотезы, догадки
Тридцать пять лет назад в Государственном архиве Иркутской области был найден документ, проливающий свет на дату постройки Белого дома. Сохранилось прошение купца, городского главы М.В. Сибирякова, на отведение участка для строительства "трехэтажного каменного дома на углу ул. Першпективной и Набережной, на месте ветхого деревянного дома профессора Лаксмана". И дата — январь 1800 года. Стало быть, с этого года и нужно начинать историю Белого дома?
Точную дату постройки здания — 1804 год — вроде бы установил иркутский историк Ф.А.Кудрявцев. Этот год указан и на мемориальной доске, укрепленной в настоящее время на стене Белого дома.
Однако по другой версии, выдвинутой местным историком Юрием Душкиным, на месте Белого дома 200 лет назад стояло каменное здание, принадлежавшее иркутскому купцу Никифору Лопатину. В конце XVIII века купец (уже в преклонном возрасте) вместе со своей супругой отбыл из Иркутска в морской вояж — к берегам Северной Америки на промысел морского зверя. Перед своим отъездом Никифор Лопатин продал дом иркутскому именитому гражданину, первой гильдии купцу Михаилу Сибирякову.
Ему, имевшему двенадцать сыновей и дочерей, было тесно в купеческом доме, и на его месте купец построил в 1798 году новый трехэтажный дом с надворными службами. В этом доме семья Михаила Сибирякова увеличилась еще на двоих сыновей и дочь. В 1808 году в доме Сибирякова проживало 40 наследников именитого гражданина и около десяти дворовых.
Следует отметить, что Михаил Сибиряков имел большой авторитет в общественных кругах Иркутска. Он избирался гражданским старостой, словесным судьей, президентом губернского магистрата, бургомистром и градским главой, вел летопись Иркутска. Все это вызывало зависть заносчивого гражданского губернатора Трескина. Он ложно информировал сибирского генерал-губернатора Пестеля "о вредном нарушителе общественного спокойствия и порядка" — купце Михаиле Сибирякове.
Пестель об этом доложил царю Александру I, который вынес решение: "Удалить Сибирякова из Иркутска от жительства в уездные города от губернии". Трескин выслал Сибирякова в Нерчинск и вскоре добился царского повеления: "Сибирякова предать суду". Определением уголовной палаты Михаил Сибиряков был лишен купеческого звания, записан в Нерчинске в рабочие люди с мещанским укладом и взят под надзор. Осталось безответным ходатайство на имя царя сыновей Сибирякова и поэта Державина о возвращении изгнанника к семье по причине его безвиновности и престарелого возраста. В 1814 году Михаил Сибиряков умер в ссылке, оставив духовное завещание о распределении капитала в сумме 98 тысяч рублей среди своих наследников.
Сибиряковский дворец
Еще при жизни Михаила Сибирякова его сын Ксенофонт вместе с братьями Петром, Василием и Александром решили на месте отцовского дома построить новый, в три этажа. По поручению Ксенофонта Сибирякова строительством дома занимался его младший брат Александр. К его сооружению он привлек иркутских мастеров по камню, белому фаянсу, резчиков по дереву, столяров и плотников, кирпичников и кузнецов.
Строительство дома обошлось в 50 тысяч рублей. Его владельцем стал городской голова Ксенофонт Сибиряков.
Этот дом, выстроенный по чертежам петербургских архитекторов, сначала называли Сибиряковским дворцом. По своей архитектуре дворец (в меньших, конечно, масштабах) напоминает здание знаменитого Смольного в Петербурге, выстроенного в 1806—1808 годах по проекту архитектора Д.Кваренги. Есть версия, что он принимал участие в проектировке Сибиряковского дворца, но документально она не подтверждена.
От других построек старинного Иркутска он отличался легкостью и строгой пропорцией своих частей, простой и довольно изящной отделкой окон второго этажа и особенно своим фасадом. Над парадным входом в Сибиряковский дворец на выступе возвышались шесть колонн с красивой лепниной на верху. Между колоннами — фигурная чугунная решетка. Легкий навес на колоннах, примыкающий одной стороной к зданию, называется портиком. Он построен в древнегреческом архитектурном стиле. Первоначально здание было выкрашено в желтый цвет, за исключением колонн и лепных карнизов на окнах и под крышей, оставленных белыми. Такая окраска являлась типичной для русского ампира.
С тыльной стороны дом украшал прекрасный балкон с чугунной решеткой. На первом этаже рядом с вестибюлем архитектор поместил парадную лестницу с прямым маршем, покрашенную в светлый серо-зеленый цвет. Парадные комнаты, кабинет, приемная, гостиная, столовая, спальня, детская, рабочий кабинет в доме Сибирякова оклеивались обоями. Дом имел 13 печей и 19 покоев, обставленных дорогой редкой мебелью и вещами.
По описанию Александра Мартоса (1824 год), Сибиряковский дворец был богато отделан внутри, двери сделаны из красного дерева, на потолках красивые лепные украшения. В парадной зале находился роскошный гобелен, исполненный с картины Ван Дейка, изображающий двух девушек. Этот гобелен, отправленный русским посольством графа Головкина, предназначался в подарок китайскому императору, но не был доставлен по назначению. Посольство не было принято китайским богдыханом и возвратилось обратно. Подарки, предназначавшиеся для богдыхана, продавались в Иркутске с публичного торга. Гобелен купил Ксенофонт Сибиряков и поместил в своем доме.
В зале Сибиряковского дворца висел также большой портрет Гаврилы Державина. Знаменитый русский поэт изображен в бобровой шапке и шубе, подаренной ему сибирскими поклонниками его таланта. Гобелен с картины Ван Дейка и портрет Державина сохранились до настоящего времени. Они находятся в Иркутском областном художественном музее.
25 мая 1825 года первой гильдии купец Ксенофонт Сибиряков умер. Владелицей дома стала его жена Наталья Дмитриевна. Ее финансовые дела с каждым годом ухудшались. Первоначально она была переведена во вторую, а в 1834 году — в третью купеческую гильдию. Только смерть спасла ее от окончательного разорения. Сибиряковский дворец купили за 35 тысяч рублей в казну, и он стал резиденцией генерал-губернатора Восточной Сибири.
Былую славу купцов Сибиряковых возродил сын Александра Сибирякова, Михаил, ставший в 1850-х годах иркутским первой гильдии купцом, золотопромышленником, фабрикантом и заводчиком. Его капитал позволял выкупить у казны дом, в котором он родился. Но этого не произошло, так как не было тогда в Иркутске более подходящего дома для резиденции главного представителя царской власти в Восточной Сибири.
С постройкой история Белого дома не закончилась. В 1820-х годах вокруг Белого дома возводится массивная каменная ограда, авторство которой принадлежит В.П.Стасову и Л.Руска — русским архитекторам эпохи классицизма. Ограда представляла собой чугунные решетку и ворота с красивым узором, массивные столбы с фигурами спящих львов.
Правда, это архитектурное великолепие просуществовало недолго. В 1850 году к дому с заднего фасада были сделаны нелепые пристройки-кармашки, чугунные ворота в ограде заменили на решетку, а фигуры спящих львов — на странные верхушки с шарами. Сейчас шаров уже нет. А медальоны на здании оказались безжалостны сбиты.
Резиденция генерал-губернаторов
С 1837 года бывшую недвижимость купцов Сибиряковых стали называть дворцом генерал-губернатора. Он становится центром официальной и общественной жизни обширного края — от берегов Енисея и до Тихого океана. Здесь проводились официальные приемы посольств, проезжавших через Иркутск, а также чиновников и крупного купечества, устраивались пышные балы и обеды. В роскошной зале с высоким потолком и двумя рядами окон горел свет, гремела музыка, слышался смех, звон шпор.
В дни именин генерал-губернатора и больших праздников к дому в экипажах подъезжали чиновники, чтобы выполнить долг подчиненного — расписаться в книге поздравлений. В обычные дни кроме чиновников к дому подходили и просители, ожидавшие решения своей участи. Лишь пройдя через предохранительный кордон адъютантов, занимавшихся разбором жалоб, некоторые из просителей могли увидеть Его превосходительство.
Но веселье здесь царило не всегда. Некоторые генерал-губернаторы любили наводить трепет на чиновников. Например, известно, что к приезду в резиденцию генерал-губернатора Муравьева-Амурского чиновники выстроились во фрунт и с испугом ждали выхода нового начальника края. Его ждали у парадного входа, а он неожиданно появился по узкой потайной лестнице (часть которой сохранилась до сих пор), чем привел местных бюрократов в полное замешательство.
Хотя постоянными жителями дворца были генерал-губернаторы, интересны и другие личности, побывавшие здесь в качестве гостей. Это декабристы Поджио, Трубецкой, Якушкин, знаменитый русский писатель Гончаров, революционер Петрашевский, известные анархисты Бакунин и Кропоткин, и даже царь Николай II в 1891 году, когда он был еще наследником престола.
Внешний вид дома кардинально изменился в 1906 году. Из желтого он был перекрашен в белый цвет. После февральской революции 1917 года это здание стало называться Белым домом. Под таким названием он вошел в историю Сибири, как образец старинной архитектуры.
В советское время Белый дом стал научным и культурным центром города. Вначале в нем размещался университет — первое высшее учебное заведение Восточной Сибири. В настоящее время здесь находится научная библиотека Иркутского государственного университета.

Загрузка...