Служба в армии: приказано выжить!

Записи рядового Николаева, адресованные младшему брату, который через месяц-другой получит свое первое звание: салага

Продолжение. Начало здесь

"Ночью будем расчесывать шинель и гладить сапоги"
"Настоящая служба началась недели через две после присяги. Ротный определил в линейно-аппаратный зал, механиком дальней связи. Почему меня — остается загадкой, резистор от транзистора не отличаю. Все равно, братила, приятно, хоть служба на службу похожа. Первое время на ночные дежурства ходил вместе со старшим сержантом по фамилии Ведмидь. Чувак с Западной Украины, уже дембель. На погонах лезвием срезал у буквы А перемычку, получилось Л. Говорит: "Дывись, сынку, я уже свободная лошадка". Так и не понял, хорошо это или плохо. Наверное, хорошо.
Ведмидю через месяц домой. Дембельский аккорд — оставить после себя специалиста. Поэтому он лишний раз не дрючил, ему уже вообще все по фиг. На первом дежурстве подвел меня к передающей стойке и на смеси русско-украинского с добавлением армейского сленга стал учить уму-разуму: "Дывись, хлопчик. Вот стойка дальний связи, вин — инструкция. Ща покажу, но одын разок. Дальше читай сам. К утру шоб знал: от сих и до сих. Це регуляторный блок, вин сигнал пиридаеть. Вот подаешь 0,7 нэпер... Между делом порядок в расположении. Полы шоб блестели, як яйки у кота, а иначе я тебя кибенизирую". Неведомое слово ничего хорошего не предвещало".
"Ведмидь мысленно уже дома, поэтому автоматически перешел на украинский. Понимаю с трудом. Ночью сказал, что будем расчесывать шинель. После художеств с кирпичами, особо ценю армейский юмор: чесать так чесать. Оказалось, на самом деле шинель расчесывают металлической щеткой, чтобы лохмаче была. Никто объяснить не может, зачем это надо, но все чешут. Да ладно, все равно ночью спать на дежурстве не положено.
После шинели взялись за шапку. Вначале намочили, потом натянули на чурбанчик, приколотили гвоздями и сушили под теплой струей вентилятора. Внутрь вшили вставки, снова надели на чурбанчик. Братела, мля, никогда не видел, чтобы шапку мазали сапожным кремом! Ведмидь намазал, потом взял вафельное полотенце и через него прогладил утюгом. Шапка приобрела благородный фиолетовый оттенок. Ведмидь показал свой дембельский китель. Мама миа! Новогодняя елка! Где он только успел столько значков наполучать?! До полного комплекта ордена "Мать-героиня" явно не доставало. Под утро наш боевой наряд проверил дежурный по роте. Неуставные шапку и шинель уже спрятали в каптерке. Капитана смутил жуткий запах жженого крема, он перевернул все вверх дном и в канале с кабелем нашел утюг. После дежурства мне пришлось наматывать тридцать кругов по стадиону, будто я готовился домой. Дембеля Ведмидя уже никто не заставит бегать.
Самое главное после дежурства, чтобы днем никто не припахал. Даже если ничего делать не будешь, сон пропадет. А уснешь — кто-нибудь опять разбудит. Примерно неделю удавалось хитрить. Ведмидь приходил с дежурства, ложился спать. Я брал его хэбэшку с буквами СЛ и перекладывал на свой стул. Сам с головой зарывался под одеяло. Поднять "свободную лошадь" никто не решался".
"Чем дальше, тем веселее. Ночью гладили с Ведмидем дембельские сапоги. Внутрь загоняется специальная колодка и проглаживается утюгом. Сапоги гармошкой уже не актуальны. В моде стрелка и вставные шнурки. Мастера подиума. Интересно, кто диктует дембельскую моду?"
Баня — как закалялась сталь (Из армейского словаря)
"Банный день — маленький праздник в череде серых будней. Несколько раз гоняли мыться в полк. Ужас, а не баня. Парящие катакомбы. В помывочную загоняют человек по сто пятьдесят. Успел схватить тазик, многим не досталось. Пока мылся, кто-то вытащил из под погона свернутый полтинник. Блин, в чайную хрен сходишь. Вряд ли кто шакалил из дедов, скорее по наводке из молодых кто-то лазил. Чмыри. Но еще повезло, у Васи из Пензы сперли штаны, оставили жутко замасленные. Танкисты, наверное, или наши — из водил. На построении сержант увидел, и Ваське крепко въехал в пятак. В армии нет слов "потерял" или "украли", есть "прое...ал". Раз так, сам виноват.
В прошлый раз пацана из Подмосковья стройбатовцы пытались в бане оприходовать. Сбежал немытым.
Мля, есть на свете справедливость! Таджики разморозили полковую баню. Уже дважды возили в город, в гражданскую! По дороге видели пару девчонок, блин, так хочется домой! Самые козырные места в кузове "Урала" — у заднего борта — занимают "деды". В бане клево! Пенсионер из гражданских отдал свой веник, почти все время просидел в парилке".
"Фанеру — к бою! А теперь отдых в позе бегущего египтянина!"
"Ведмидь дембельнулся, меня перевели на дневное дежурство. В казарму прихожу к десяти вечера, после сдачи дежурства. Уже стал отвыкать от ночных построений, а тут по расположению часов до трех летают другие духи. "Сигарету!", "Воды!", "Ищи хлеба с маслом!", "Ты куда? Лети в соседнюю роту за подшивой!", "Лети в клуб — может, почту привезли", "Держи хэбэшку. Через десять минут принесешь поглаженной, с пуговицами, погонами и петлицами. Все, время пошло. Сигарету с фильтром!" Это дурдом...
Повезло Лехе по кличке Гиббон, он откуда-то с Горного Алтая. Сильный как бычара. Представь: удерживая мизинцем, он выжимает двухпудовку пятнадцать раз! С виду и не скажешь, что жилистый пацан. Поначалу к нему пристал Койот из второго взвода, мол, "душара, я сегодня в наряде, значит, ты будешь скоблить очки в туалете бритвой. Время пошло, через полчаса докладываешь, а не то..." Что грозило Лехе, Койот не успел договорить. Вместо этого на все расположение разнесся звук: хрясь! Койот проглотил стальной мост, который держал верхние зубы и сигарету, которую теперь уже нечем было держать. Сам он это понял не сразу, поскольку минут сорок ползал по расположению, пребывая в тяжелом нокауте.
Не всех богушка одарил силой как Леху, поэтому приходится регулярно выполнять команду: "Фанера — к бою!" Молодые выстраиваются вдоль кроватей, а "старики" по очереди бьют кулаками в грудь. Мне досталось крепко. Отказался "отдыхать" в позе бегущего египтянина, когда приседаешь на корточки и держишь на вытянутых руках табуретку. Твари, пинали сапогами, а я даже без тапок. Закрылся, чтобы не выбили зубы и не отбили почки, остальное — х...я.
Жалко, "духи" — каждый сам по себе. Многие запуганы, обессилены недоеданием, недосыпанием, непривычной работой, главное — задавлены психологически. А так пару-тройку пацанов, и можно было махач (драку. — Б.С.) развязать.
Брат, не бойся крови, но в то же время будь выдержан, запасного черепа у тебя нет.
"Котлы" решили отомстить Лехе. В тумбочку подсунули кусок хлеба. Во время осмотра сухарь нашел старшина. Всех построил и давай Леху чмырить. Из столовки принесли булку хлеба, нарезали ее кусками, намазали зубной пастой. Духов заставили принять упор лежа, мол, пока булку с пастой Гиббон не съест, все будут отжиматься. Блин, обидно стало, сколько можно измываться! Встал с пола, говорю, что не буду отжиматься, поскольку Лехе хлеб подсунули. Быстро занял место рядом с Лехой на тот случай, если попытаются побить. Педики, испугались. Потом в курилке Гиббон просто пожал молча руку и предложил держаться вместе.
Письмо — луч света в темном царстве (Из армейского словаря)
"Брат, ты не представляешь, что значит получить письмо из дома!
Ради этого даже пару раз проходил долбанутый ритуал: уголок отрывается, конверт аккуратно надувается, после этого его кладут молодому, занявшему позу "слона", на шею и бьют изо всей силы. Конверт — в клочья, а письмо читать можно. Не бьют, когда внутри лежит фотка. Не звери же все-таки.
Письмо хочется перечитывать раз за разом. До следующей почты содержание заучиваешь наизусть. Не поверишь, сразу жить хочется. Только зря мамка пытается положить свернутую десятку, "деды" заберут или вытащат, как в бане. Не в задницу же эту десятку толкать. Да и сходить в увольнение неизвестно когда придется.
Вот пишут мало — это зря. Заладили одно и то же: "Все нормально, все здоровы". Неужели ничего не происходит? Мне все интересно.
Один раз приснился сон. Все натурально, будто пришел с дежурства, помылся, лег спать, и мне принесли письмо от Лариски. Я же с ней крепко дружил, провожала она меня, помнишь, такая с веснушками. Коза, не дождалась. Мать потом писала, что прямо на свадьбе муженек ей в глаз заехал. Не все же мне трюнделей получать.
Так вот, принесли письмо, я стал читать, потом решил дочитать после сна и положил в тумбочку. проснулся, автоматически сунул руку в тумбочку — ничего нет! Дневальному говорю, кто, мол, свистнул письмо?. А этот знает, что у меня кличка Бурый Дух, заметался, типа — ищет. Потом пацаны говорят: "Какое письмо, какая Лариска? Тебе че, приснилось? Обтрухался, наверное. На почту никто не ходил еще". Блин, надо же такому приснитья. Вскоре, кстати, письмо пришло. Она написала, что выходит замуж, ля-ля, прости.
В армии на такой случай припасен особый прием. Кремом мажут подошву сапога, ставят жирный отпечаток на двойной листок. Внизу делают приписку: "Если бы не этот сапог русского солдата, давно б тебя имел солдатик НАТО". Письмо отправляют девчонке, которая не дождалась".
Шары в штанах, или Представление будущих секс-гигантов
"Давно понял, что много говна в армию принесли судимые. Те, кто прошел малолетку, условные сроки, начинают пальцы гнуть. Хотя этих уродов и берут только в стройбат, но зараза прет по всем частям. Это — "западло", тут — "косяк", там — "не по понятиям".
У нас по соседству пригнали стройбат, они доделывали подземную дизельную станцию. Ну, на случай войны. Блин, дизельная до войны не доживет. Сама рухнет. У большинства стройбатовцев руки из задницы растут.
Наши "деды" подсели на романтические рассказы про "жись". Я лично слушал и все время думал: а чем гордиться-то, если прошел зону? Жрал баланду, давил шконку, драл "петухов". Че хорошего?
Один из строителей по кличке Фант заразил наших идеей сделать себе суперчлен. Типа, есть куча проверенных способов. Стоит только бабу познакомить с такой "балдой" — будет бегать за тобой днем и ночью. Интересно, где они сами-то свои способы апробируют, если кроме пассивных педерастов никого рядом нет?
Самый простой прием заключается в том, что надо проколоть кожу на конце (крайнюю плоть. — Б.С.), вставить выточенное из пуговки особым способом колечко и ходить, как бык-производитель, пока не заживет и не образуется дырочка, как в ухе. Перед актом в дырочку вставляется кусочек лески, делается два узелочка, и вперед!
Двое из нашей роты осмелились на более изощренный способ. Под руководством того же Фанта спилили у костяных шахматных ферзей круглые макушки, распилили и ровные части отполированных "горошков" загнали под кожу. Продезинфицировать нечем. Эти "кролики" не то что женщину удовлетворить, сами отлить не могли как следует. Ходили нараскоряку. Дело дошло до госпиталя. Когда комбат узнал причину, говорят, долго орал. Объявил по семь суток губы, а это — труба.
Наконец-то дождались настоящих стрельб. Четверо суток носились по сопкам, стреляли, рыли траншеи. Ну хоть чуток на солдат стали походить. Представляешь, видел вертолетную атаку. Мля, две вертушки поднялись и по сопке ударили НУРСами (неуправляемый реактивный снаряд. — Б.С.). Если честно, то страшновато попасть под них. Выход в поле преобразил даже самых зачуханных "духов".
Приезжал проверяющий из штаба округа. Физподготовку и кросс мы с Лехой сдали с первого раза. Но все равно бегали со всеми.
После получки "деды" забрали деньги у молодых, двое "котлов" ушли в поселок за бухлом. Вечером будут разборки.
Разборок не было. "Котлы" нахамили в поселке старателям и получили по полной программе, приплелись без денег и с "фонарями".
На следующей неделе иду в наряд по столовой, а там верхушку держат узбеки — говорят, страшнее, чем на губе. А че может быть страшнее? Хотя и на губе еще ни разу не был. Вся жизнь в казарме — сплошная "губа".
Продолжение следует.
О том, почему наряд по столовой называют "Али-баба и сорок разбойников", а хлебореза — "бриллиантовой рукой", читайте в ближайших номерах.

Метки:
baikalpress_id:  876