"Бывает, сбиваешь ноги в кровь"

О нелегкой карьере балерины рассказывает уроженка Усть-Илимска, а ныне ведущая солистка театра "Русский балет" Наталья Ашихмина

Вряд ли кто из жителей Усть-Илимска думал, что Наталья Ашихмина станет звездой балета. В шесть лет Наташа начала заниматься бальными танцами. Педагог заметила у девочки большие артистические способности. После просмотра побывавших в Усть-Илимске преподавателей из Новосибирского училища искусств родителям посоветовали отдать девочку учиться на более профессиональный уровень. Так она стала воспитанницей Новосибирской балетной школы. Восемь лет устьилимчанка жила и училась вдали от дома. В выпускном классе юную балерину заметили уже московские специалисты и по окончании новосибирской школы пригласили в театр "Русский балет", руководимый народным артистом СССР, лауреатом международных конкурсов артистов балета Вячеславом Гордеевым. Вот уже пять лет Наталья Ашихмина солирует в известной всему миру труппе. Недавно артистка побывала в Усть-Илимске. С ней встретился наш корреспондент.
— Наталья, в 10 лет уехать из дома, жить без мамы...
— В том возрасте я еще не понимала всей ответственности поступка. Было обычное детское любопытство, желание попробовать себя в чем-то неизведанном. Как тяжело жить без мамы, я поняла позже, когда столкнулась с проблемами взаимоотношений с окружающими, с вопросами собственного воспитания, быта.
— Было желание вернуться обратно?
— Тем самым признаться в собственной несостоятельности? Нет, это не в моем характере. Тут действовал девиз: или со щитом, или на щите. К тому же обо мне заботились воспитатели, педагоги. Да и класс попался достаточно дружный.
— Быть балериной — детская мечта?
— Скорее всего, на подсознательном уровне. В том возрасте я очень мало знала о большом балете. Я больше получала удовольствия от танца, от того, что у меня получается. Но чем глубже я окуналась в творческий процесс, тем больше балет становился частью меня. И остановиться уже в этой работе невозможно.
— А свою дочь вы отпустили бы в 10 лет в чужой город?
— Нет! Только сейчас, став взрослой, я начинаю понимать маму, насколько для нее это решение было тяжелым. В первые годы она приезжала ко мне в Новосибирск чуть ли не каждый месяц, поддерживала морально, иногда уговаривала вернуться. Сейчас я понимаю, как мама разрывалась между мной и домом, сколько неспокойных лет жизни, переживаний я ей доставила. Поэтому большая заслуга в том, что я чего-то добилась, уверена, принадлежит маме.
— Первое выступление помните?
— Конечно, это было во втором классе балетной школы. Номер был очень коротенький, но уже сольный. Я жутко боялась, все было как во сне. К тому же новосибирская балетная сцена считается самой большой в стране, и потеряться на ней ничего не стоит.
— Приглашение "Русского балета" было неожиданным?
— Тогда я растерялась. До этого в зимние каникулы ездила в Москву, чтобы позаниматься, почерпнуть для себя что-то новое, но никак не на просмотр. И вдруг в конце лета по приезде из Усть-Илимска получаю два письма, в обоих — приглашение работать в московской труппе. Я почувствовала, что для меня открывается большая дверь. Но что за ней — предсказать сложно. Я в определенном смысле рисковала, ведь в Москве у меня никого не было.
— Но ведь риск оправдался?
— Это я понимаю сейчас, а тогда.. Вообще, я по натуре человек практичный, рискую редко. Наверное в тот момент сработала интуиция.
— Ваши любимые роли?
— Очень долго шла к Жизели. Просила эту роль, ужасно хотела сыграть. Наконец дали. Я ее вынашивала, днем и ночью в голове звучала музыка из спектакля, сотни раз прокручивался образ. Этой работой основательно вымотала себя..
— И как прошла премьера?
— Судя по реакции зала, на бис. Но у меня было ощущение, что выплеснула на сцену полусырой образ. Особенно сложно давалась первая часть, где необходимо было показать Жизель обычной веселой крестьянской девушкой, сердце которой не выдержало предательства любимого человека. По моему складу характера легче и интереснее было играть во второй части, где Жизель существо бестелесное, эфирное создание — наивное и доверчивое.
— Что самое сложное, на ваш взгляд, в работе балерины?
— Сыграть роль, быть актером. Технику поставить можно на занятиях. Хотя, когда хорошая техника, артист более свободно чувствует себя на сцене, не зажимается в эмоциональном плане. Наш режиссер постоянно говорит: "Мне не нужны движения ради движений, вы не гимнасты. Попросите знаменитую Алину Кабаеву, и она вам поднимет ногу гораздо выше. Не в этом суть. Артист должен вести повествование, рассказывать каждым жестом, пластикой, музыкой, без слов передать образ".
— Ведущие роли в репертуаре?
— Принцесса Аврора, Спящая красавица, Одетта и Одиллия в "Лебедином озере", партия в "Шопениане"; в ближайшем будущем состоится премьера "Зильфиды". Работа уже готова, затем начнется новая — над Шахерезадой.
— Не бывает ли опустошения, после того как работа над ролью закончится?
— Нет. Скорее всего, ощущаешь, что приоткрывается дверь в новое, которое кажется важнее, и ты несешься сломя голову к следующей цели. Собственно, работа над ролью не заканчивается на премьере, наоборот — спектакль входит в репертуар театра. С ним мы гастролируем.
— На каких сценах выступали?
— Вместе с труппой побывала на гастролях в Албании, Австрии, Греции, Германии, Швейцарии, Китае, Италии. В Германии, Швеции и Австралии — уже не в первый раз. Там у нас есть свой зритель, нас знают, билеты раскупаются за полгода.
— На гастролях большая нагрузка?
— Да, бывает, сбиваешь ноги до крови. Но когда выходишь на сцену — обо всем этом забываешь, это кажется такой мелочью. Трудные гастроли были в Китае.
— Почему?
— У них нет профессиональной балетной сцены, не устроен быт.
— Что такое — профессиональная сцена?
— Это когда есть воздушная прослойка, а над ней дощатый пол, покрытый линолеумом. На такой сцене легко танцевать. В Китае пол бетонированный — возникает колоссальная нагрузка на связки и мышцы ног.
— У вас постоянный партнер на сцене?
— Нет. Но чаще всего приходится исполнять партии с Андреем Жуковым. Он также выпускник Новосибирской балетной школы, ведущий солист театра. Иногда танцую с Юрием Бурлакой. Один раз пришлось даже танцевать со своим преподавателем — Андреем Николаевичем Кудегиным, у нас был небольшой эпизод в "Спящей красавице". Я как раз только начинала, и мне казалось, что он не знал, чего от меня ожидать, что я могу выкинуть на сцене, поэтому был готов ко всему.
— От партнера много зависит в танце?
— Конечно. От его роста, от длины рук, от того, насколько он физически силен. Наши мальчики "качаются", помимо балета постоянно занимаются спортом. Бывает, с партнером удобно выполнять технические вещи, но душа абсолютно к нему не лежит, а бывает наоборот — с ним все дается сложно, но ты готова терпеть. Видишь, что человек старается.
— У партнерши тоже есть свои стандарты?
— Существует таблица, которой мы должны придерживаться. К примеру, при росте балерины 164 см она должна весить 44 кг. То есть отнимается 120.
— Если не секрет, вы соответствуете стандарту?
— (Смеется) Более того: при росте 170 см мой вес всего 45 кг. Причем я не прилагаю особых усилий, не ограничиваю себя в еде. Такова моя конституция. И тут я тоже благодарна маме.
— Хватает ли времени на увлечения?
— Жизнь требует, чтобы ведущий солист выглядел безупречно. Исходя из моей работы родилось хобби. Еще с балетной школы я сама себе делаю головные уборы, диадемы. Покупаю проволоку, стеклярус, блестки, камни, нити — благо сегодня с этим проблем нет. Потом создаю украшение, как вижу, как чувствую. Иногда во время работы что-то меняется. Люблю, когда камни играют на свету, переливаются. Последняя диадема — для роли Шахерезады в восточном стиле. В Москве у меня целая коллекция диадем.
— Время карьеры балерины ограничено возрастом. Задумываетесь ли вы о будущей профессии?
— Мне всего 22 года. Говорят, что в 35 лет балерина в самом расцвете. Мне до этого расцвета еще работать и работать. В данный момент являюсь студенткой Славянской академии. Учусь на общем курсе, но на следующий год придется делать выбор между тремя профессиями — балетмейстера, режиссера и педагога. Пока затрудняюсь...

Метки:
baikalpress_id:  32 872
Загрузка...