Черемхово: остатки роскоши, присыпанные угольной пылью

Черемховский район в целом производит впечатление депрессивной территории. Хотя были у Черембасса и другие времена. В годы развитого социализма на черемховские деньги были отстроены промышленные центры Братска, Усолья, Ангарска. Теперь Черемхово, который еще в Великую Отечественную во время оккупации Донбасса ударно давал стране уголь, напоминает город, высосанный военной разрухой. От былого промышленного великолепия остались только огромные заброшенные карьеры и руины предприятий.

{Справка "Копейки"
Черемховский район образован в 1925 году. Граничит с Заларинским, Аларским, Боханским, Усольским районами и Республикой Бурятия. Общая площадь — 1002 тысячи гектар. Население — 123 тысячи человек. 73 процентов площади района занято лесами. Недра Черемховского района богаты полезными ископаемыми. Добывается каменный уголь. В предгорьях Саян — запасы талька и графита, крупнейшее месторождение магнезита.
}
Город, где воруют уголь
Чтобы получить полное представление о беспросветной жизни в Черемхово, достаточно побывать на бывшем угольном карьере "Южный". Каждый день с "Южного" по льду искусственного озера горожане везут домой в мешках бесплатный уголь. Топливо это добывается тем же способом, что и при феодальном строе. Потомственные горняки с помощью лопаты и кирки роют норы, которые отдаленно напоминают штольни, и ковыряют горючие камни. Все потому, что многие не в состоянии приобрести сразу машину угля, она стоит три с половиной тысячи рублей. Зарплата электромонтера высокого разряда, к примеру, — 4 тысячи рублей. Многие из углекопов не работают, шахты простаивают.
Население райцентра, утомленное безработицей и низкой заработной платой, либо выезжает, бросая жилье, либо потихоньку опускается на дно жизни.
В июле 2003-го администрация города готовила документы для получения госфинансирования по программе поддержки шахтерских городов. Теперь вся надежда на положительные результаты переговоров с СУЭК — собственником закрытых угольных разрезов.
Жизнь на ядовитом могильнике
Свирcк — город пустующих квартир. Даже самый благополучный дом не заселен на все сто. Двухкомнатная квартира в престижном доме стоит 45 тысяч рублей. Нехватка воды — она не доходит до верхних этажей, и высокая плата за услуги ЖКХ заставляют людей переезжать из больших квартир в маленькие, а то и в деревянные дома.
На градообразующем предприятии Свирска — Востсибэлементе — работают только три цеха. Каждый из них преобразован в отдельное предприятие. Только в АкТехБайкале приличная зарплата. После того как Востсибэлемент обанкротился, стало рушиться ЖКХ. Например, дома на улице Тимирязева оказались заброшены, были частично растащены. Хозяева уже сами снимают жилье на "бугорке" в лачугах.
Главная "достопримечательность" города — заброшенный мышьяковый завод. Сейчас на этом месте могильник. Когда-то специалисты Сосновгеологии пытались добывать из мышьяка золото. Пять лет проводились эксперименты, но безрезультатно. В могильнике осталось более 100 тысяч тонн ядовитых отходов. Гигантский склад отравы расположен в русле реки. Отходы могут уходить с грунтовыми водами в Ангару. Для предотвращения экологической катастрофы срочно необходим саркофаг. Местный совет ветеранов надеется на помощь из Японии, пытается заинтересовать различные организации.
Без лошадей — и ни туда, и не сюда
Много лет Черемховский район являлся одним из основных поставщиков сельхозпродукции. По объему производства он держал второе место в Прибайкалье. Сейчас же от былого благополучия если что и осталось, то в виде исключения.
В поселке Лохово располагается центральная усадьба сельхозпредприятия "Сибирь", являющегося филиалом крупнейшего производителя сельхозпродукции в нашей области — АО "Белореченское". Руководит "Сибирью" Геннадий Поляковский. Основная специализация хозяйства — мясомолочное производство. В соседних деревнях — Жмурово, Табуке, Нены, — как и в самом Лохово, работают молочно-товарные фермы. Даже по чисто внешним признакам можно определить, что фермы находятся в руках крепкого хозяина. На территории — порядок. В корпусах, где содержится стадо, прибрано. Работники фермы не слоняются без дела. В феврале начался массовый отел, дояркам прибавилось работы.
Зимой надои молока обычно снижаются, однако суточные показатели все равно выглядят неплохо. Почти по 13 литров от коровы в последних числах февраля добивались две доярки Лоховской фермы — Галина Боровченко и Галина Сидохина.
Ферма в поселке Лохово — самая крупная в филиале. В шести корпусах содержится 400 голов дойного стада. В отдельном здании растут народившиеся телята, их обслуживают 37 человек. От желающих устроится на ферму нет отбоя. Работа стабильная, заработная плата составляет от четырех до шести тысяч рублей в месяц.
Три года назад в Лохово всерьез взялись за возрождение коневодства. Заведовать конным двором пригласили Николая Хороших, специалиста с тридцатилетним стажем. Перед ним поставили задачу на перспективу — довести численность табуна до 500 голов.
— Начинали почти на пустом месте, — вспоминает Николай Витальевич. — К нам согнали лошадей со всех деревень. Порода — весь сброд. Старые кони, бракованные. Несколько лошадей привезли из Голоустного. Пытаемся вывести свою породу. Осенью табун насчитывал 330 голов. Большая часть пошла на убой — заготовка конины пока для нас главное. Лучших жеребчиков и кобыл оставили для фермы. Их обучаем ходить под седлом и в санях.
Начальный этап создания конного двора, как считает его заведующий, уже позади. Полным ходом идет строительство новой конюшни.
Она возводится строго по нормам государственных стандартов, принятых еще в советское время. Станки для лошадей размещаются в два ряда. Для каждой кобылы и жеребца отведено 16 квадратных метров. Чтобы попасть в такие благоприятные условия содержания, конематки и жеребчики проходят тщательный отбор, им ставят тавро и присваивают номер. После этого начинается подготовка к случке. Выбранным претендентам на продолжение рода несколько дней дают повышенный рацион кормов, в который входят овес, морковка, яйца, сахар.
Конный двор в Лохово — хозяйство пока убыточное, но перспективное. Об этом можно судить хотя бы по тем крупным финансовым вложениям, которые были сделаны за три года его существования. Николай Витальевич не сомневается, что с порученным делом он и его подчиненные справятся, ведь при нынешней экономической ситуации без лошадей на селе не проживешь.
Технология сельского банкротства
"Люди работают словно принудительно. Многих интересует работать только на себя, то есть не иметь детей. Много колхозников живут полуголодными, оборванными, очень жалко питаются. С каждым годом идем не к лучшему, а к худшему". Этими строками можно охарактеризовать положение многих хозяйств сегодня, хотя написаны они были 10 марта 1937 года колхозником Черемховского района А.Е.Кирпичниковым.
Письмо, адресованное советским руководителям, начиналось так: "Товарищи Сталин и Калинин, вы умнейшие вожди нашего правительства. Но и вы, вероятно, глубоко ошибаетесь. С 1930 г. с коллективизацией все богатства провалились как сквозь землю".
Говоря о богатствах, которые растаяли, можно провести аналогию с совхозом "Голуметский". Удручающая ситуация, в которой он оказался, обсуждалась в середине февраля 2004 года. В Доме культуры поселка Голуметь общались заместитель губернатора области Дмитрий Баймашев, мэр Черемховского района Александр Скворцов и местные жители.
В советское время хозяйство обрабатывало тысячи гектаров земли, содержало значительное поголовье крупного рогатого скота, в поселке работал маслозавод, а машинно-тракторный парк совхоза по оснащенности и количеству техники был одним из передовых в районе. От былого богатства сейчас почти ничего не осталось. Совсем недавно хозяйство было признано банкротом.
В середине 90-х совхозную землю поделили на паи. Каждый пайщик стал обладателем 10 гектаров земли. Сразу от нескольких крупных частных фирм сельчанам стали поступать заманчивые предложения об аренде земли и создании совместного сельскохозяйственного предприятия. Жителям поселков Голуметь и Верхняя Иреть было из чего выбирать. Взаимовыгодное партнерство им предлагали два претендента с солидной деловой репутацией — АО "Труд" и АО "Белореченское".
Свой выбор сделали в пользу АО "Труд", который, в отличие от своего конкурента, не требовал внесения в уставный капитал земельных паев, а брал землю в аренду на 5 лет с ежегодной выплатой дивидендов и предлагал развивать предприятие на принципах содружества. Что собой представляли эти принципы, пайщики поняли довольно скоро.
За три года в хозяйстве сменилось три директора, назначавшихся новым арендатором земли. Для местных жителей возникла проблема с трудоустройством, этим вопросом совет директоров АО "Труд" отказался заниматься. Выплаты дивидендов составляли от 2 до 4 центнеров зерна на пай. Маслозавод перевели в Черемхово.
Следует заметить, что за то время, пока в Голумети хозяйничал АО "Труд", местные жители вели себя слишком доверчиво: на общих собраниях пайщиков были пассивны и, по старой советской традиции, единогласно голосовали за решения, которые в итоге привели хозяйство к краху.
В сентябре прошлого года арендаторы собрали и вывезли урожай. Рассчитываться с пайщиками отказались. А когда к машинно-тракторному двору подогнали тралы и на них стали сгружать технику, всполошился весь поселок. Но было уже поздно. Десятки комбайнов, тракторов и других агрегатов принадлежали новому собственнику. Тот решил свернуть свою деятельность в Голумети, напоследок устроив распродажу бывшего совхозного добра.
Пакет акций хозяйства в размере 51 процента, принадлежащих АО "Труд", также был продан в другие руки. Были вывезены трудовые книжки и книги по заработной плате, и жители лишились возможности потребовать через суд выплаты причитающихся им денег. Чуть позже всплыли и другие злоупотребления. Выяснилось, что хозяйство в течение 10 лет не платило налогов, а оставшиеся акции оказались обесценены, то есть все убытки придется теперь возмещать людям, которые остались работать на предприятии.
Сейчас хозяйство-банкрот попало в длительную череду судебных разбирательств. В ближайшее время здесь должны появиться представители областной прокуратуры с ревизией. А на дворе уже весна, необходимо приступать к полевым работам. У людей осталась одна надежда — на трех местных предпринимателей, владеющих средними фермерско-крестьянскими хозяйствами, и АО "Белореченское".
Большая часть пайщиков будет заключать новые договоры аренды земли на пять лет. АО "Белореченское", Хлебная ассоциация (предприниматель Николай Солнцев) и "Красный брод" (предприниматель Олег Егоров) собираются арендовать по 2,5 тысячи гектар. Областная и районная администрации вроде бы обещают помочь с выделением льготного кредита на приобретение сельхозтехники. Если учитывать обстоятельство, что земля в Голумети в последние годы плохо обрабатывалась, сплошь заросла сорняками, то на ее возрождение потребуются годы и большие финансовые вложения.
Разорение деревни Поздеево
Первые люди, которых мы встретили в деревне Поздеево, усердно распиливали на дрова заброшенный дом. При ближайшем рассмотрении работягами оказались подростки 10—14 лет.
Дом пацаны пилили сообща, а чуть дальше по улице около десятка человек убирали снег возле усадьбы. В ходе беседы выяснилось, что в Поздеево уже полтора года нет работы, примерно столько же нет никакой власти — ни местной администрации, ни деревенского старосты, ни участкового. Люди выживают как могут, хотя сказать, что поздеевцы живут по принципу "каждый за себя", нельзя.
О причинах полного безвластия поздеевцы ничего вразумительного сообщить не смогли, посоветовали лишь обратиться к Ларисе Ивановне Жуковой, бывшему бригадиру молочно-товарной фермы, а ныне местной активистке. Она охотно рассказала нам о горькой и несправедливой доле родного Поздеево.
Печальная история началась в 1992 году, когда селяне вместе со своими паями перешли из совхоза "Красный забойщик" в совхоз "Горняк" — подсобное хозяйство Востсибугля. Десять лет люди работали на углекопов, поставляли в Черемхово молоко и мясо, не догадываясь, что их судьба, в общем-то, уже предопределена.
— В августе 2002 года, — вспоминает Жукова, — в Поздеево приехал представитель руководства Востсибугля Сапожников, привез незнакомых нам людей и сказал, что совхоз "Горняк" меняет название на Ронтетраст и возглавлять новое предприятие будет Олег Копач, которого он тут же и представил. Новый руководитель сразу стал обещать золотые горы: большую зарплату, увеличение поголовья коров и так далее. Нас заставили написать заявление об увольнении из "Горняка" от 31 августа и о приеме на работу в Ронтетраст с 1 сентября.
Поздеевцы почуяли неладное, когда им запретили пахать зябь, а из совхоза стали вывозить семенное зерно под предлогом замены его хорошими сортами. А потом по деревне пошел слух: Поздеево кому-то продали. Слух подтвердился 11 ноября 2003 года, когда в клуб созвали весь народ и там появились представители Ронтетраста с телохранителями. Они и сообщили, что хозяйство продано АО "Белореченское".
— Когда мы вышли на улицу, уже со всех сторон фермы стояла техника: грузили скот, — продолжает Лариса Ивановна. — Я спросила у представителя "Белоречки": а если мы не отдадим скот? Он сказал, что тогда они вызовут военизированную охрану.
Представители Ронтетраста пошли на еще один иезуитский ход, чтобы расколоть поздеевцев: в деревню привезли зарплату — жалкие копейки за сентябрь. Люди, уже несколько месяцев не видевшие денег, кинулись в кассу.
— Мой муж возил молоко 35 лет, — продолжает рассказ Лариса Ивановна. — Они остановили его дорогой, сказали: "Вылезай!" Он пришел домой пешком, а машина ушла в "Белоречку" за четыре тысячи.
Кому-то сообщить о произволе было невозможно. По словам Жуковой, накануне представители Ронтетраста забрали последнюю рацию, а в день вывоза имущества дорога с обеих сторон была блокирована людьми Копача.
В итоге поздеевцы лишились 1026 голов скота, 700 тонн зерна, всей техники.
— И продали нас всего за 6 миллионов 800 тысяч рублей, вместе с "Горняком", — горько завершает свой рассказ Лариса Ивановна. — 41 единица техники ушла за 140 тысяч рубликов.
Сейчас инициативная группа во главе с Жуковой бьется за права селян. Акция в защиту своих прав, на которую намерены идти поздеевцы, — массовый отказ от участия в выборах президента.
— В том, что мы так поступим, нет сомнений, — говорит она, — потому что я председатель избирательной комиссии.
Онотский тальк — вне конкуренции
Недра Черемховского района богаты полезными ископаемыми. В 120 километрах от Черемхово, в долине речушки Савина в Восточном Саяне, геологи открыли уникальное, мирового класса месторождение высококачественных магнезитов. За это открытие группе специалистов была присуждена Государственная премия СССР 1967 года. Проектные институты обосновали строительство Савинского горно-обогатительного комбината по производству остродефицитных магнезитовых огнеупоров.
В конце 60-х годов в поселке Михайловка началась большая стройка. За две пятилетки выросли кварталы благоустроенных домов и корпуса Восточно-Сибирского завода огнеупоров (ВСОЗ). Первые его мощности были приняты в эксплуатацию в ноябре 1974 года. Продукция завода — алюмосиликатные изделия — пользовалась огромным спросом как внутри страны, так и за рубежом, что создавало богатые перспективы для развития завода. Прошло два десятилетия, и от завода остались только воспоминания. За годы перестройки и необдуманных реформ крупное предприятие разрушили и растащили до основания.
В свое время через Черемхово шел графит, добываемый на Боготольском руднике, расположенном также в Восточном Саяне, на территории Бурятии. Графит использовался в военной промышленности. Из соседней республики партии стратегического сырья доставляли вертолеты в поселок Онот, а оттуда 120 километров везли автотранспортом до железной дороги. Сейчас в Оноте вертолетная площадка бездействует, а дорога, ведущая к ней, постепенно зарастает лесом.
Из предприятий горно-добывающего комплекса в Восточных Саянах остался лишь Онотский тальковый рудник. Это месторождение талька — единственное в Восточной Сибири. Камень-жировик, как его называли в старину, по-прежнему находит широкое применение в пищевой и химической промышленности, используется в парфюмерии. Он идет на изготовление пластмасс, резины, электродной продукции, красок, лаков, олифы, детских присыпок, пудры и помады. Онотский тальк по своим характеристикам превосходит китайский или западно-сибирский, потому что в нем отсутствует мышьяк.
На руднике занято 144 человека. Добыча сырья ведется открытым и подземным способами. Технология производства, по словам главного инженера предприятия Олега Ростунова, отработана десятилетиями.
— В горах много залежей магнезита. Поэтому проводим геологическую разведку. Определяем место, где можно взять по-крупному тальк. Бурим, закладываем взрывчатку. После вскрышных работ подгоняем экскаватор и КрАЗами вывозим породу на обогатительную фабрику. Там работники производят отсортировку по четырем сортам. Высший сорт — экстра ТЭ-90. Это значит, что в породе 90 процентов талька, а 10 процентов — различных вкраплений. Самый низший — четвертый сорт (Т-80).
Выработки в карьере ведут до тех пор, пока тальковая жила не уйдет вглубь горы. Дальше, чтобы до нее добраться, шахтеры пробивают штольню. Сейчас на руднике во временно законсервированном состоянии находятся две штольни, одна 400 метров в длину, другая — больше полукилометра. Тальк, добытый подземным способом, по большей части относится к сорту экстра.
Ежемесячные объемы добычи сырья на руднике достигают 13—14 тысяч тонн. Эти цифры почти в четыре раза уступают показателям советских времен. Тогда потребителями онотского талька являлись государства Восточной Европы. На отгрузочной площадке рудника для каждой страны был отведен отдельный сектор, и камень-жировик не залеживался. Наши бывшие социалистические друзья — ГДР, ЧССР, ПНР, — несмотря на дальность расстояния доставки, очень ценили саянский тальк.
Переработка сырья в готовую продукцию происходит за пределами Онота. На автотранспорте тальк вывозят в поселок Алехино и в Черемхово, еще один цех находится в Иркутске, рядом со станцией Кая. Себестоимость одной тонны — около трех тысяч рублей. Основные издержки приходятся на ГСМ. Зарплата на предприятии составляет от 1800 до 2500 рублей.
Сейчас рудник переживает небольшой спад производства, решается вопрос о приобретении его новым собственником — бизнесменом из Москвы. Перспектива у Онотского талькового рудника есть, и во многом она связана с тем, когда на предприятии освоят выпуск гранулированного талька — необходимого компонента при производстве бумаги для офисов. Пока идут эксперименты, отрабатывается технология. Положительный результат позволит предприятию выйти на внешний рынок и окончательно решить вопрос о своем будущем.
Известные люди Черемхово
Александр Полещук. Родился 30 октября 1953 года в г. Черемхово. С 1989 года — в отряде космонавтов. 24 января — 22 июля 1993 года совершил космический полет в качестве бортинженера на корабле "Союз ТМ-16" и орбитального комплекса "Мир", продолжительностью 179 суток и 1 час. 23 июля 1993 года за успешное осуществление полета присвоено звание Героя России. Живет в Москве.
Валентин Берлинский. Родился в г. Черемхово. Народный артист СССР. Руководитель всемирно известного Государственного квартета имени Бородина.
Евгений Гришин. Родился 14 июля 1971 года в городе Черемхово. Играть в хоккей с мячом начал в местной детской команде "Старт". В 1985 году переезжает в Иркутск и играет за "Локомотив", а потом "Сибскана". Провел 13 сезонов в чемпионатах страны. Сыграл 305 матчей, забил 311 голов. Лучший бомбардир в истории иркутского хоккея с мячом. Серебряный призер чемпионата России в 1998 году и дважды бронзовый призер в 1995 и 1998 годах. В сезоне 1998 года признан лучшим нападающим страны. Умер 23 января 2004 года.
Владимир Гуркин. Родился в г. Черемхово. Сценарист и драматург. Широко известен как сценарист художественного фильма "Любовь и голуби" — комедии с Людмилой Гурченко и Александром Михайловым в главных ролях. Написал сценарии для художественных фильмов "Неизвестная" (1988 г.), "Хоровод" (1994 г.), "Роковые яйца" (1995 г.), "Кадриль". Проживает в Москве.
Сергей Шишкин. Родился 3 ноября 1957 года в г. Черемхово. Окончил юридический факультет ИГУ, Академию европейского права (Флоренция). Доктор юридических наук. Заслуженный юрист России. С 2002 по 2003 год занимал должность председателя Законодательного собрания Иркутской области.
Александр Россов. Родился 23 декабря 1951 года в селе Россова Черемховского района. В 1991—1999 годах — начальник УВД г. Иркутска. С 1998 по 2003 год — начальник УВД Иркутской области.
Аркадий Костецкий, Иван Голованов, Александр Негодяев и Александр Сергеев, — шахтеры, которые в числе первых в 1948 году были удостоены высокого звания Героя Социалистического Труда.
Позднее ряды Героев Соцтруда пополнили проходчик Федор Тютрин, управляющий трестом Владимир Пахомов, машинисты экскаваторов Иосиф Рябцовский и Василий Чалков, доярка совхоза "Красный забойщик" Нина Марченко и тракторист совхоза "Голуметский" Георгий Сиденко.

Метки:
baikalpress_id:  34 393