Академия на Ангаре

В 1947 году в столице Восточной Сибири прошла Всесоюзная конференция по изучению производительных сил Иркутской области. Эта конференция и положила начало созданию Восточно-Сибирского филиала Академии наук СССР в Иркутске. Собравшиеся на конференции ученые и представители партийных, советских и плановых органов решали главный вопрос — сколько в ближайшее время нужно построить на территории нашей области ГЭС, лесопромышленных комплексов, химических производств и других крупных хозяйственных объектов. В результате дискуссий стало ясно, что без привлечения новейших достижений науки индустриализацию Иркутской области не осуществить. Тогдашний первый секретарь Иркутского обкома Александр Ефимов высказал надежду, что в скором времени в Иркутске будет создана своя академия.

Отцы-основатели
Первого февраля 1949 года товарищ Сталин подписал Постановление об организации в Иркутске Восточно-Сибирского филиала АН СССР, а 24 февраля соответствующее решение было принято и утверждено на общем собрании Академии наук.
Располагался филиал первые годы в здании нынешнего художественного музея. Затем ученые переехали в обветшавшее здание по улице Сухэ-Батора, капитальный ремонт помещения продолжался два года. За это время филиал приобрел необходимое научное оборудование для лабораторий и кабинетов, транспортные средства, укомплектовал штат. В декабре 1950 года в ведение филиала для экспериментальных работ биологического сектора перешел плодовый сад ученого-практика А.К.Томсона и было получено экспедиционное судно "Верещагин" для работ на Байкале.
Первым председателем президиума филиала стал известный ученый в области транспортных проблем Василий Васильевич Звонков. Постоянно проживая в Москве, Звонков приезжал в Иркутск примерно раз в полгода и проводил в командировке около месяца. В отчете о научно-организаторской деятельности Василий Васильевич отмечал, что имеет 33 нагрузки, плодотворно совмещать работу по созданию новой научной структуры в Иркутске с основной деятельностью в Москве не может, и по личной просьбе в августе 1954 года был освобожден от занимаемой должности.
Василия Васильевича Звонкова на посту председателя президиума филиала сменил Евгений Владимирович Павловский — ученик знаменитого академика Обручева. Он руководил филиалом с 1954 по 1956 год. В 1956—1960 годах филиал возглавлял Виктор Александрович Кротов — специалист по экономической географии Восточной Сибири и Крайнего Севера. Следующим председателем Иркутской академии стал крупнейший ученый в области энергетики (впоследствии академик) Лев Александрович Мелентьев. На этом посту в 1964 году его сменил мэтр иркутской науки — Михаил Михайлович Одинцов.
На площадке лагерного отделения
В январе 1958 года было принято решение о строительстве Академгородка — на площадке в районе поселка Кузьмиха Иркутского сельского района. Раньше на этом месте размещалось лагерное отделение N 10 УИТиК УМВД Иркутской области с лимитом 2000 заключенных. Спецконтингент строил Иркутскую ГЭС.
При проектировании городка для ученых исходили из необходимости обеспечить каждую семью квартирой, а также построить учреждения соцкультбыта. В начале 1960-х годов появились первые жилые дома в Академгородке. В 1963 году в новое специально оборудованное здание переехал Иркутский институт органической химии. За ним был принят от строителей лабораторный корпус Института геохимии. В 1966 году завершили строительство главного корпуса Сибирского энергетического института, ввели в эксплуатацию три жилых дома, провели большую работу по благоустройству и озеленению Акдемгородка.
С середины 1960-х годов пять институтов филиала получили возможность вести научные исследования в хорошо оборудованных зданиях. Институты располагали флотом экспедиционных судов на Байкале, на Братском море, сетью сейсмических и магнитно-ионосферных станций, географических стационаров, охвативших всю Восточную Сибирь.
Противостояние: Новосибирск — Иркутск
Развитие Восточно-Сибирского филиала могло бы быть более мощным и результативным. Дело в том, что со времени образования в мае 1957 года Сибирского отделения АН СССР в Новосибирске этот город стал по отношению к Иркутску тем центром, функции которого раньше выполняла Москва. В те годы борьба за первенство в развитии научных центров достигла очень высокого накала.
После организации научного центра в Новосибирске предполагалось первостепенное развитие академической науки в Иркутске, где собирались создать еще 5 научно-исследовательских институтов физико-математического и экономического профиля. Однако надежды иркутских ученых во многом не оправдались. Например, на финансирование капитального строительства в 1962—1965 годах Новосибирску было выделено 50 процентов от общей суммы, а Иркутску — в три раза меньше. Это вызвало отрицательную реакцию среди иркутской научной общественности.
Руководитель филиала Лев Мелентьев попытался отстоять местные интересы не только в Новосибирске, но и на более высоком уровне. В ответ с подачи новосибирцев из Москвы поступил приказ передать из филиала в другие ведомства два иркутских института: Сибирский энергетический (СЭИ) и Нефтеуглехимического синтеза (ИНУС). Несмотря на сопротивление иркутян, сохранить в системе филиала удалось лишь СЭИ, а ИНУС был передан Иркутскому университету. Также новосибирцам удалось затянуть вопрос об открытии в Иркутске вычислительного центра. Первоначально его строительство было отнесено на 1967 год. Однако вычислительный центр в Иркутске был создан только в 1980 году, а ни один из институтов физико-математического профиля вообще не появился.
Отношения председателя Сибирского отделения АН М.А.Лаврентьева с руководством Иркутского филиала с самого начала складывались неровно, порой они приобретали скандальный характер. Лаврентьев, пользуясь благосклонным расположением Никиты Хрущева, а потом и Леонида Брежнева, сделал все возможное, чтобы создать мощный научный центр в Новосибирске за счет развития второго центра науки в Сибири — в Иркутске.
Ученые высшей квалификации
В составе Иркутского научного центра определилось несколько научных направлений. Институт земной коры, Институт геохимии, СибИЗМИР, Институт географии Сибири и Дальнего Востока, Лимнологический институт занимались науками о Земле. Институт органической химии и биологический институт — СИФИБР — должны были способствовать развитию большой химии в Иркутской области и научно обосновывать создание Ангарского, Усольского и Саянского химпроизводств.
Профиль институтов отражал специфику Восточной Сибири. Прозрачность атмосферы и большое количество солнечных дней в году в горах Восточных Саян и Забайкалья создавали благоприятные условия для астрономических и астрофизических исследований околоземного пространства. Грандиозная система разломов, так называемый Байкальский рифт, и наличие активной сейсмической зоны позволяли изучать строение глубин земной коры.
Одним из ярких представителей иркутской геологической школы был Виктор Прокопьевич Солоненко. Впервые как ученый-практик он отличился в 1944 году. По заданию командования Забайкальского фронта Виктор Прокопьевич занялся военно-инженерными разработками и написал научный труд "Военная геология в условиях вечной мерзлоты". Работу вскоре рекомендовали в качестве пособия для практического использования инженерных войск. После выполнения военного задания Солоненко с большим успехом работал начальником партии в тресте Сибгеолнеруд по изысканию графитов для оборонной, позднее — атомной промышленности.
В начале 1950-х годов Виктор Солоненко разработал новый метод в изучении региональной сейсмичности, что позволило предсказать 10-балльное Муйское землетрясение в Восточной Сибири (1957 года) и всесторонне оценить сильнейшее Гоби-Алтайское землетрясение в Монголии, случившееся в том же году. Его монография по Гоби-Алтайскому землетрясению была признана уникальным научным произведением и переведена на английский язык.
Во многом результаты успешной работы иркутской школы геологии были связаны с именем известного ученого, организатора науки, — Михаила Михайловича Одинцова. Он один из инициаторов поиска алмазов в Западной Якутии в 1947—1951 годах, автор подтвердившихся впоследствии прогнозов. Под его руководством были открыты первые россыпи алмазов на Нижней Тунгуске, Вилюе, Мархе и изданы первые государственные геологические карты алмазных районов Сибирской платформы. Еще один из корифеев нашей науки, Евгений Владимирович Павловский, долгие годы серьезно занимался вопросами нефтегазоносности Восточной Сибири. Группа ученых под его руководством спрогнозировала открытие Чинейского и Ковыктинского месторождений.
В середине 1960 годов сотрудники Сибирского института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн (СибИЗМИР) разработали и создали сложный магнитограф, дававший уникальную информацию о магнитных полях солнечных пятен, уникальную аппаратуру для непрерывного измерения падающего на Землю потока космических частиц. Работы директора СибИЗМИРа Владимира Евгеньевича Степанова были известны за рубежом. В 1964 году в Лондоне в издательстве "Пергамон Пресс" вышел составленный иркутским ученым каталог магнитных сетей и полярностей.
Институт географии Сибири и Дальнего Востока с момента основания возглавлял Виктор Борисович Сочава. Петербуржец по рождению, он связал свою жизнь с Иркутском. Диапазон его научных интересов — география и экология растительности. За многолетнюю деятельность Виктор Борисович был награжден несколькими академическими премиями, а в 1960 году его избрали почетным членом Академии наук в Тулузе.
***
Cписок иркутских ученых с мировым именем составляют десятки фамилий. Основатели академии на Ангаре сделали все возможное, чтобы Иркутск стал еще и научной столицей Восточной Сибири, получил признание не только в стране, но и за рубежом.

Загрузка...