Равнение на ледовых капитанов

На Байкале начались съемки документального фильма о людях уникальной профессии

В начале этой недели успешно завершился первый этап съемок документального фильма о проводниках, или ледовых капитанах. За несколько дней экспедиция, куда вошли известный иркутский оператор Вячеслав Столяров, звукооператор, он же директор фильма, Анатолий Шевченко и другие, прошла сотни километров. Однако это только начало. Основная работа, в том числе подводные съемки, запланирована на март. Производством фильма занимаются специалисты Восточно-Сибирской студии кинохроники по заказу Госкино. Автор сценария — Александр Александрович Бурмейстер, президент лиги Байкальских ледовых капитанов.

Коварство красивого льда
Вы видели когда-нибудь байкальский лед? Если нет, то очень жалко. Даже многие иркутяне не бывали на зимнем люду, считая, что на озере в это время слишком серо, холодно и неуютно. Напрасно. Байкальский лед — зрелище поистине фантастическое. Миллионные комбинации цветов и форм!
Знаю много случаев, когда люди, впервые приехавшие на озеро зимой, падали на лед, ползали и кричали: "Это фантастика!" На глубоких участках панцирь напоминает звездное небо. За красотой скрывается коварство. Прослойка в пять сантиметров и метровый слой льда на первый взгляд выглядят одинаково. На этом попадаются не только гости, которые впервые попали на поверхность гигантского зеркала, но и люди, прожившие на берегу несколько десятков лет. Хотя последних скорее подводит самоуверенность. Старина Байкал жестоко наказывает всех, кто вздумает с ним шутить.
Основную дань озеру платят охотники и рыбаки. В качестве транспортного средства в подавляющем большинстве они используют мотоциклы с коляской. На зеркальной поверхности трехколесный "конь" малоуправляем. Многочисленные трещины охотники за нерпой и рыбаки преодолевают с помощью досок: аккуратно укладывают их и проезжают. Строительный материал служит своего рода спасительной соломинкой во время незапланированного погружения. Метровые, полутораметровые трещины тянутся на определенном расстоянии от берега по всему озеру, их нельзя объехать.
Очень часто в воде оказываются нетрезвые промысловики. Автор этих строк стал свидетелем того, как группа жителей Еланцов отправила на Ольхон гонца за водкой. Тот уехал на "Урале", у которого был только ближний свет. Спрашиваем: "Не проще ли было съездить по земле до райцентра, где круглосуточно работают несколько магазинов?" "А там, — говорят, — кто-нибудь из жен увидит, скандала не оберешься". Вот так из-за бутылки подвергается опасности жизнь человека.
Почти идеальным средством передвижения по замерзшему льду являются снегоходы. Маленькое давление широких лыж, высокая скорость и маневренность позволяют решить многие проблемы. Но снегоходы слишком дороги, поэтому их имеют единицы.
Условия пребывания на байкальском льду резко ужесточила нынешняя аномально теплая зима. Лишь в феврале открылась сезонная трасса на Ольхон. Более продолжительные маршруты, например до Северобайкальска, остаются под запретом. В ситуации, когда даже опытные охотники и рыболовы опасаются выходить в море, самое время вспомнить о людях, обладающими уникальными знаниями, — о ледовых капитанах..
"Дорог на льду Байкала не бывает"
С Александром Бурмейстером корреспондент "Копейки" встретился на одной из байкальских баз накануне выхода в опасный маршрут.
— Александр, "ледовый капитан" звучит несколько непривычно; что это за специальность такая?
— Информацию о ледовых проводниках вы не найдете ни в одном каталоге или справочнике мира, поскольку специальность сама по себе уникальна. Общими словами, ледовые капитаны — это люди, которые очень хорошо знают озеро и способны провести караван по сложному маршруту. Специально обучить человека необычной профессии сегодня невозможно. Нужны знания, накопленные годами, плюс огромная практика.
— Может быть, за услугами обратиться к жителям прибрежных сел?
— Мы пробовали брать в качестве проводников рыбаков из местных, которые каждый день бывают на льду. Обстановку в радиусе 50—70 километров от берега они знает хорошо, а дальше начинает делать ошибки, хотя и предполагают о возможной опасности. А вот ледовые капитаны могут принять экспедицию в Иркутске и проводить ее, например, до Северобайкальска. Их знания сопоставимы со знаниями пилота воздушного лайнера. Любой из пассажиров стопроцентно надеется на летчиков, поскольку сам не в состоянии посадить самолет. На льду примерно та же ситуацию, что и в небе.
— Необычно тонкий лед нынешней зимы наверняка добавил вам забот?
— На Байкале я живу с 1969 года, но не помню таких теплых зим, как в 2002-м и вот эта. Местами лед всего сорок сантиметров, а разрывы достигают шести метров. В прошлые годы в момент морестава за одни сутки лед вырастал на 15, а есть сведения, что и до 25 сантиметров. А потом холодными ночами прибавлял еще по три-пять сантиметров. В этом году толщина увеличивается только по одному-полтора сантиметра. В любом случае 40 сантиметров — это тоже лед, но для Байкала с его подвижками слишком мало. Сегодня ночью озеро ревело — наверняка где -то образовалась щель. Обычно ветер заносит разрыв снегом, к утру толщина корочки над пропастью составляет один-два сантиметра, неопытные водители не замечают подвоха, и происходит трагедия. У нас есть такая поговорка: "Дорог на льду Байкала не бывает". Если ты движешься по накатанной дороге, то больше подвергаешься опасности, нежели когда едешь по чистому льду. Не зря ледовые капитаны проводят даже профессиональных охотников, добывающих нерпу.
— Народ на Байкале преимущественно суеверный, вперед загадывать не принято. Тем не менее мне хотелось бы немножко узнать предысторию документального фильма, работу над которым вы начинаете.
— В 2003 году Госкино объявило конкурс на лучший сценарий документального фильма. Свою работу я назвал "Байкальские ледовые капитаны". Ничего не придумывая, описал жизнь на Байкале как она есть. Всего на конкурс было представлено более 700 сценариев со всей России плюс из стран ближнего зарубежья. Три работы — две по Хужиру и вот мои капитаны — приняты к финансированию. Лента продолжительностью 26 минут стоит 630 тысяч рублей. Вот за эту сумму Госкино покупает готовую ленту, которую делают специалисты Восточно-Сибирской студии кинохроники. Первая часть работы над фильмом пройдет по маршруту Иркутск — Малое море — Хужир — район мыса Покойники — Чивыркуйский залив — Змеевая — Северобайкальск. В ледовую разведку пойдут три машины. Наша задача — определить, можно ли вести экологическую экспедицию в марте, когда состоятся основные съемки нашей ленты.
— Что вы собираетесь показать зрителю?
— Фильм будет состоять из динамичных фрагментов, показывающих, как можно проехать ту или иную щель, как выжить, если человек попал в беду. Даст Бог, подводные съемки получатся — покажем, как течения подтачивают лед. Но фильм будет в том числе и о моем отце, Александре Юрьевиче Бурмейстере. В свое время он работал в гидрометслужбе и однажды в районе мыса Хобой провалился на вездеходе под лед. Вот, кажется, машины надежная, плавает и лебедками оборудована, но этого оказалось мало. Помимо взрослых на борту находились дети, мои сестренки, старшей тогда исполнилось лет семь, а младшей — пять. Пока вездеход медленно тонул, отец всех эвакуировал на лед. Всего ехало человек восемь, все спаслись, а вездеход ушел на дно. Для отца то происшествие стало первым уроком: никогда не надо на сто процентов полагаться на технику, даже, казалось бы, надежную. В первую очередь стоит опираться на собственные знания. И с тех времен отец начал создавать и создал своеобразную схему поездок по льду, которую мы успешно и применяем. Люди, обладающие уникальными знаниями, в 2003 году объединились в Лигу байкальских капитанов.
— Хотя бы приблизительно скажите, сколько человек на Байкале вправе называть себя ледовыми капитанами?
— Могу сказать точно: шесть человек.

Метки:
baikalpress_id:  864
Загрузка...