Губернатор от Бога

Именно так до сих пор называют Юрия Абрамовича Ножикова

Согласно истории, последний губернатор в Сибири ушел после революции 1917 года. Бывшими губерниями правили комиссары, далее — секретари Компартии. Власти у них было много, в полном соответствии с масштабом ставившихся перед ними задач. Однако имена партийных начальников большинством граждан позабыты напрочь. В 1991 году в России поменялся государственный строй. И вероятно, лучшего имени главным администраторам в краях и областях придумать было нельзя. Так вновь появились губернаторы. Одним из них стал Юрий Абрамович Ножиков.

А фамилия его могла быть Чен
Первый губернатор Иркутской области по рождению коренной ленинградец. Он появился на свет 17 февраля 1934 года. Отец — китаец, мать — русская, уроженка города Иванова. Юрий должен был носить фамилию отца — Чен Кин Сана, которого на русский манер звали Леонид Чен. Но однажды Чен пропал. Как ни старался много лет спустя Юрий Ножиков узнать о судьбе отца, ничего не получилось. Был человек — и нету. Как многие в те годы, исчез незаметно и навсегда. Через два года после исчезновения первого супруга мать Юрия вышла замуж за Абрама Ножикова — питерского пролетария. От него Юрий и получил свои нынешние отчество и фамилию.
Великую Отечественную Юра провел в эвакуации — в интернате на Урале, а его мама воевала фронтовой медсестрой. Потом мать комиссовали по ранению. Она отыскала Юрия, и вместе они подались в Иваново. После окончания школы Юрий Ножиков поступил в энергетический институт.
Самый молодой начальник в стране
Учился студент Ножиков хорошо. И на распределении после защиты диплома ему предложили на выбор Свердловск, Иркутск, Хабаровск. Юрий выбрал что поближе к дому — Свердловск, трест Уралэнергомонтаж. Вехи трудовой биографии молодого энергетика таковы: мастер на строительстве Южно-Уральской ГРЭС, и. о. начальника цеха на другой стройке — Троицкой ГРЭС в Казахстане. Далее — участие в газификации гидроэлектростанций, работа на газопроводе Бухара — Урал. Участвовал он также в строительстве Средне-Уральской ГРЭС.
К 1970 году толкового инженера и руководителя заметили и назначили управляющим трестом Востокэнергомонтаж в Иркутске. Юрию Ножикову было тогда всего тридцать пять лет. Невиданный для советского начальника такого ранга возраст. Он стал, наверное, одним из самых молодых управляющих трестами в стране.
В тресте Юрия Абрамовича встретили холодно. Еще бы — приехал чужак, да еще пацан какой-то. Надо было добиться от подчиненных уважения. Новый управляющий принимал нестандартные решения и не боялся конфликтовать с московским начальством.
В 50 лет Юрий Абрамович получает новое назначение — начальником управления строительства Братскгэсстрой. Знаменитый и мощный Братскгэсстрой, фактически государство в государстве, за короткое время перед приходом Ножикова "горел" дважды. Сначала сняли одного предшественника Юрия Абрамовича. Объявили — за взятки. Потом другого. Вроде бы за то же самое. Поэтому Ножикова местная элита приняла как знак того, что процесс уничтожения Братскгэсстроя закончился и власть ищет способ выхода из создавшейся ситуации.
Политический взлет
Последующие несколько лет стали для Юрия Абрамовича урожайными по части признания. Кресло начальника в престижной строительной компании, депутатство в Верховном Совете России, Государственная премия СССР в области науки и техники за создание Билибинской атомной станции.
Но к тому времени, когда он сел в кресло начальника Братскгэсстроя, в стране уже начинались новые общественно-политические процессы. Ушел Андропов, затем Черненко, и у кормила власти оказался Горбачев, провозгласивший перестройку. Начиналась эра глобальных перемен в России.
С изменением экономической политики в стране трудности прежде всего стали испытывать производственные гиганты. Ножикову пришлось спасать свое предприятие. Он затеял реорганизацию и наделил все заводы и строительные управления правами юридического лица, был создан совет директоров. В итоге обновленный Братскгэсстрой вырвался из лихорадки. Стали расти объемы работ. Самый лучший результат был показан в 1989 году — более одного миллиарда рублей.
Бывший первый заместитель Юрия Абрамовича в областной администрации Владимир Яковенко написал в своей книге "Вертикаль": "Ножиков был руководителем от Бога, и поэтому совет директоров, когда его забирали в Иркутск на должность главы администрации области, а он очень не хотел уходить, устроил обкому партии великое испытание. Дважды голосовали против его освобождения от должности начальника Братскгэсстроя".
И все же в 1988 году Ножиков стал председателем Иркутского облисполкома. Конечно, в те годы ни о каких свободных выборах не могло быть и речи, его назначили. Новый предисполкома и внешностью, и походкой, и манерой говорить, и одеждой явно выбивался из стройных рядов бюрократов. В президиуме, где восседали чиновные люди, Ножиков походил более на сельского старосту, чем на губернатора.
В своей работе в облисполкоме и впоследствии губернатором Юрий Абрамович тяготел к общению с простым народом и часто ездил по Иркутску, близлежащим городам и селам. Нужно было успокаивать людей, снимать стресс у целых коллективов. И он, словно кинозвезда, показывался то на одной трибуне, то на другой, уговаривая потерпеть или, наоборот, призывая сопротивляться.
Губернатор Ножиков вошел в историю как человек, который не допустил политического раздрая в Сибири, социального взрыва в Иркутской области, как политик, на какое-то время заставивший общество сплотиться для решения насущных проблем.
В вечных битвах за интересы региона
Во время августовского путча 1991 года Юрий Абрамович вел себя очень достойно, не отступал от буквы закона, реально рисковал карьерой и, возможно, жизнью. Как поступали с политическими противниками в СССР, известно очень хорошо.
21 августа 1991 года президент России Борис Ельцин назначил Юрия Ножикова главой администрации Иркутской области. А уже через год тот же президент объявил по центральному каналу телевидения, что может освободить от занимаемой должности главу администрации Иркутской области. Дело в том, что иркутский губернатор противоречил президенту Ельцину, которого поддерживал во всем столько раз. Борис Николаевич принародно и уволил Юрия Абрамовича, а потом извинился. Юрий Ножиков выиграл битву "за рубильник" у двух могущественных ведомств — Госкомимущества и Министерства энергетики.
Много раз он выступал против предложенного порядка приватизации собственности в России, и конкретно в нашей области. По большому счету ему удалось отстоять только Иркутскэнерго, но он был категорически и против продажи последнего пакета акций БрАЗа. Но завод все-таки продали. А Ножиков нажил себе немало недоброжелателей в Москве.
Весной 1994 года в Иркутской области состоялись выборы губернатора, первые в истории России, открытые и альтернативные. Четыре раза Ножикова вызывали на ковер в Кремль. И чем чаще вызывали, тем больше Ножиков выступал с заявлением, что выборы обязательно состоятся.
Это были последние выборы, где все решал только кандидат. При подготовке их использовались минимальные финансовые ресурсы. Они были просто не нужны. Ножиков обладал таким авторитетом, что в его победе вряд ли кто сомневался.
После власти
Формально уйдя в 1997-м из большой политики, фактически Ножиков остался в ней. Талант руководителя, политика и экономиста оказались востребованными уже после отставки. Его пытались неоднократно втянуть в политические интриги. В 2001 году, несмотря на огромное давление, он не принял участия в выборах губернатора Иркутской области, не произнес ни одного слова в пользу того или иного кандидата.
Уходившему губернатору Ножикову не устраивали пышных проводов, президент России не уговаривал его остаться. Высоких правительственных наград при выходе на пенсию Ножикову не дали. Спустя какое-то время ему стали предлагать места в Москве — одно другого лучше. Не захотел. Просто оставил кабинет и пошел учительствовать — стал профессором Иркутского государственного университета. Читал лекции, встречался с молодежью. Собственно говоря, занялся тем, чем занимаются известные политики на Западе и на Востоке.
17 февраля Юрию Абрамовичу Ножикову исполнилось 70 лет. По этому случаю он получил и продолжает получать многочисленные поздравления в свой адрес. К сожалению, он не смог принять участие в праздничных мероприятиях по поводу своего юбилея, ему нездоровится. Но соратники и коллеги уверены, что у него еще есть силы и способности реализовать себя и без крупных должностей.
При подготовке использованы материалы книги Станислава Гольдфарба "Спрессованное время".

Метки:
baikalpress_id:  855