Ербогаченский парадокс

В охотничьем районе из меха не шьют ни шапок, ни унтов. Спасают последние местные умельцы

Катангский район — самая северная территория нашей области. Зимой морозы зашкаливают за 50 градусов. Холода начинаются уже в сентябре, и только к концу апреля катангчане снимают с себя шубы и головные уборы. Еще совсем недавно производство меховых шапок, унтов и шуб было поставлено на широкую ногу, в коопзверопромхозе работали скорняки, шили по заказу населения все, что требовалось. А теперь все ербогаченцы знают, что за шапками, шубами и унтами надо идти к тете Эле Гаваге.

Фасоны из телевизора
Эльвиру Афанасьевну Гавагу шить из меха научила ее мама: раньше в эвенкийской семье такое умение считалось обязательным для женщин. Им приходилось изготавливать для себя и одежду, и обувь, и, вполне понятное дело, кочевники обходились без химических препаратов для обработки шкур и без готовых выкроек из журналов.
Теперь Эльвира Афанасьевна читает модные журналы по шитью и внимательно смотрит телевизор, особенно передачи с показами мод или новостные сюжеты, где можно углядеть, в шапках каких фасонов ходят европейцы. Пару лет назад были очень модны меховые шляпы, и к тете Эле за ними выстраивалась очередь. Но из-за специфики района ербогаченские модницы могли щеголять в них только весной или осенью — зимой уши мерзнут. Популярны меховые шапки фасона "зимушка" — большие, лохматые, с опущенными вниз ушами. Они шьются из меха песца, лисы, соболя.
— На такую шапку уходит всего один песец или соболь, но зато используется вся шкурка — и лапы, и брюшко, — говорит Эльвира Афанасьевна. — Если брать две, получается некрасиво, мех толстый.
У мужчин, особенно молодых, в ходу ушанки со стоячими ушами. Одну такую Эльвира Афанасьевна сшила специально для своего сына — он у нее моряк, живет во Владивостоке.
Современные эвенкийские секреты
Чтобы сшить шапку, необходима деревянная болванка, для каждого фасона своя. Эльвира Афанасьевна некоторые делает сама, а особо изощренные заказывает в Иркутск. Мастер умеет и выделывать шкурки по старинным эвенкийским рецептам — уксусом и солью. Тогда, по ее словам, мех долго держится целым, а если использовать современную химию, то он быстро начинает "ползти", то есть разваливаться.
Обычно мех для воротников и шапок красят химическим препаратом урсолом. У Эльвиры Аркадьевны свои методы: она меняет цвет меха... краской для волос, которой пользуются женщины:
— Урсол потом "мажет", а вот краска для волос — нет, цвет стойкий получается и оттенки модные, — поделилась мастер своим секретом.
Унты считаются самой теплой зимней обувью неспроста: они шьются из камусов — меха с нижней части ноги оленя, до колена. Плюс теплая подошва, утеплитель внутрь — и никакой мороз не страшен. Для красоты унты принято отделывать различными вышивками из бисера.
Над изготовлением пары добротных унтов Эльвира Афанасьевна трудится около двух недель. И здесь у мастера есть свои собственные секреты: обувь обязательно должна быть удобной, поэтому она снимает с ноги заказчика всевозможные мерки. Мастеру присылают даже из Иркутска на переделку кустарно изготовленные унты. Сшить пару из материала заказчика стоит 1000 рублей — только за работу, а если у клиента нет своих камусов, то 3000. Говорят, что такая обувь служит годами и даже импортные специальные зимние суперботинки так долго не протягивают.
Охотники заказывают Эльвире Афанасьевне парки из меха собаки или волка. Такая одежда очень теплая и спасает от холода охотников, уходящих на полугодовой промысел в тайгу. Парки бывают разные — с капюшоном или без него, есть даже специальные женские варианты.
Мастер без мастерской
Мастерская тети Эли располагалась дома, в отдельной комнате. Когда в начале осени у ее дочери Оксаны родилась дочка, пошивочная переехала в гараж.
— Когда работаешь с мехом, летит пыль, ворс, а малышке это, конечно же, вредно, — рассказывает заботливая бабушка.
Эльвира Афанасьевна давно хотела открыть свое предприятие по пошиву меховых изделий. Но планы так и остались планами: чтобы платить за аренду помещения, электроэнергию (в Ербогачене жители платят 76 копеек за киловатт, а предприятия — еще больше) и зарплату рабочим, нужно шить много, быстро и хорошо. Каким образом сделать это в райцентре с населением немногим более 2000 человек? Ведь люди не каждый день себе зимние шапки шьют. Вот и осталось все на уровне "местный мастер".
Кому сейчас нужны сувениры?
Тетя Эля умеет сотворить из меха все, что угодно, включая национальные эвенкийские сувениры: сумочки, коврики-кумуланы, кулоны, меховых плоских зверюшек, которых вешают на стены для украшения жилища. В советские времена подобные продавались чуть ли не во всех магазинах, теперь подобных вещей нигде днем с огнем не сыщешь.
— Могла бы шить сувениры, но у нас они спросом не пользуются, да и кому они теперь нужны? — вздыхает Эльвира Афанасьевна. — Не те времена, видимо.
Возможно, что следующие поколения ербогаченцев будут носить меха исключительно фабричного призводства, а национальное эвенкийское искусство изучать по экспонатам местного музея.

Загрузка...