85-летию Восточно-Сибирского УВД на транспорте посвящается

Дело 1973 года: При попытке угона самолета в Китай

18 мая 1973 года в Иркутском аэропорту совершил промежуточную посадку самолет Ту-104, выполнявший рейс Москва — Чита. После дозаправки борт принял дополнительных пассажиров и взял курс к месту назначения. Меньше чем через час диспетчеры сообщили, что в салоне воздушного судна объявился террорист, который требует изменить курс и лететь в Китай. Спустя еще какое-то время Ту-104 исчез с экранов радаров...

Катастрофа в читинском небе стала одной из самых трагических попыток угона гражданского самолета в истории советской авиации. За тридцать с лишним лет в прессе был опубликован лишь один более-менее развернутый материал. На это решилась в свое время "Комсомольская правда". Скорее всего, статья подверглась жесткой цензуре, от этого вышла несколько противоречивой. Перечитывая материал сегодня, почему-то представляется картина, как из уже набранного текста прямо на печатном станке грубо выбирались целые гранки. В семидесятые годы в редакциях не было компьютеров и сама по себе правка представляла довольно сложный технологический процесс, поскольку газетные полосы представляли собой большое металлическое клише. Это сейчас за несколько минут на компьютере можно исправить очень многое, а тогда было все по-другому. В некоторых местах статьи чувствуются провалы по фактажу, словно над текстом работал новичок, не зная как распорядиться полученной информацией. Слабо верится в то, что журналист центральной газеты перепутал дату происшествия, привел всего одну версию случившегося, не указал количества жертв, в конце концов, не назвал имени сотрудника милиции, который долго оставался крайним в этой жуткой истории. Людская молва, такая скорая на расправу, и на том свете не давала покою молодому парню, так ни разу и не примерившему китель младшего лейтенанта. Его могилу несколько раз пытались осквернить родственники людей, находившихся в салоне.
Согласно наиболее распространенной версии, террорист пронес в салон самодельное взрывное устройство. Сотрудник милиции иркутянин Владимир Ежиков, сопровождавший рейс, выстрелом из табельного пистолета попытался обезвредить преступника, и в это время прогремел мощный взрыв. Развалившись на несколько частей, самолет Ту-104 рухнул с высоты шесть тысяч метров в тайгу.
Однако старшие в семье Ежиковых хранили и другую версию катастрофы. Пассажирский самолет, направлявшийся за кордон, сбили наши истребители. Впрочем, обо всем по порядку
Владимир мечтал быть журналистом
В Куйтуне именем Владимира Ежикова названа школа, в отделе транспортной милиции Иркутского аэропорта оформлен специальный стенд, в главном корпусе Восточно-Сибирского УВД на транспорте запоминающаяся фамилия высечена на гранитной плите. Вот, пожалуй, и все. Скупая строчка "...погиб при исполнении служебного долга" до обидного мало что говорят о происшествии, о человеке.
Готовя материал к печати, мы разыскали сестру Владимира — Светлану, по мужу Бояршинову. Неожиданная смерть брата круто изменила ее судьбу. Более двадцати лет назад девушку Свету пригласили работать в органы внутренних дел, продолжить дело брата. Сейчас майор милиции Светлана Михайловна Бояршинова на пенсии. Разговор с ней получился удивительно легким, несмотря на тяжесть темы. И это, наверное, потому, что старший офицер, жена сотрудника милиции, знает цену словам.
— Володя родился 8 ноября 1951 года в селе Икей Тулунского района, он у нас старший среди детей. Вскоре мама с папой переехали в Каразей Куйтунского района, где Володя окончил восемь классов, а доучивался уже за четыре километра, в другой школе,— рассказывает Светлана Михайловна Бояршинова. — С детства брат мечтал быть журналистом и даже поступал в Иркутский госуниверситет на отделение журналистики филологического факультета, но не прошел по конкурсу. Тогда ушел служить, попал в Чехословакию. Способность хорошо рисовать определила воинскую специальность — картограф. Однако желание работать в газете не прошло, и между делом брат писал заметки. После армии Володю приняли на авиазавод художником, а вскоре переманили работать в аэропорт — в отдел милиции.
Гримасы судьбы
В 1970 году в турецкий Трабзон был угнан пассажирский самолет, погибла бортпроводница Надежда Курченко.
Справка "Копейки"
15 октября 1970 года авиалайнер Ан-24 (бортовой номер 46256), выполнявший рейс по маршруту Батуми — Сухуми с 46 пассажирами на борту, угнали в Турцию два литовца: Пранас Бразинскас и его сын Альгирдас. Во время захвата самолета была убита 20-летняя бортпроводница Надежда Курченко, тяжело ранены командир экипажа Георгий Чахракия, штурман Валерий Фадеев и бортинженер Оганес Бабаян. Как писали американские газеты, Бразинскасы совершили первый успешный угон самолета в советской истории.
В 1980 году Пранас заявил в интервью The Los Angeles Times, что был активистом движения за освобождение Литвы и бежал за границу, поскольку на родине ему грозила смертная казнь (советские газеты утверждали, что у него была судимость за хищение). Бразинскас-старший сказал, что они с сыном пронесли на борт "ржавые старые стволы", но первыми открыли огонь два бывших на борту вооруженных охранника, а бортпроводница была случайно убита в перестрелке. Не ясно, что стало с охранниками и были ли они вообще, но все кончилось тем, что самолет оказался во власти воздушных пиратов.
Несмотря на полученные ранения, экипаж сумел посадить машину в Турции. Там угонщиков — отца и сына — арестовали, но отказались выдать СССР и предали суду. Бразинскас-старший получил восемь лет, младший — два года. В 1974 году подоспела всеобщая амнистия, и их освободили, однако поместили под домашний арест.
Два года спустя террористы бежали и связались с посольством США в Анкаре, чтобы попросить политического убежища. В результате литовцы осели в Америке.
Совсем недавно Пранас Бразинскас был найден мертвым в своей квартире в Санта-Монике (штат Калифорния), где проживал вместе с сыном Альгирдасом взявшим новое имя — Альберто Виктор Уайт. Именно его обвиняют в убийстве отца, с которым 34 года назад он угнал в Турцию самолет.

После угона "аннушки" в МВД СССР вышел секретный циркуляр, согласно которому каждый рейс, проходящий вблизи государственной границы, сопровождал сотрудник милиции, главная задача которого была сформулирована примерно так: не допустить возможного угона самолета с пассажирами за границу. Между строк — любой ценой. А как не допустить, никто не знал, никто и не сообщал. Самолет не автомобиль — сразу не остановишь, на обочину не свернешь. Специалисты, разрабатывавшие служебные инструкции, не додумались сделать упреждающий шаг — проводить досмотр пассажиров. Столь привычная для нас процедура до 1973 года в аэропортах Советского Союза не проводилась вообще. Представьте, на борт воздушного судна потенциальный террорист мог пронести хоть пулемет, не говоря уже о компактном взрывном устройстве.
...Владимиру Ежикову нравилось сопровождать пассажирские самолеты. Молодой сотрудник отлично владел приемами самбо, которым занимался еще в армии, а на курсах в Благовещенске он получил специальное удостоверение на право заниматься тренерской работой. Все это наверняка придавало ему дополнительную уверенность в собственных силах.
— 18 мая 1973 года Володя находился в резерве, — рассказывает Светлана Михайловна, — однако напарник где-то задержался, и пришлось лететь брату. А за два месяца до этого у нас умерла мама, семья к тому времени переехала в Жигалово. Так Володя сам подписывал красивым шрифтом ленты траурных венков. Наша бабушка все еще говорила, что нельзя этого делать, мол, плохая примета. А потом все вспоминала о своем предупреждении. Володя ведь собирался жениться, в кредит взял красивый черный костюм, который так и остался завернутым в бумагу.
В тот день госпожа судьбинушка одним сделала шикарнейший подарок, но в обмен на жизнь других.
Пьяного подполковника, который едва стоял на ногах, не пустили в самолет. Судьба выделила его среди всех остальных и оставила жить. Зато молодой солдат, опаздывавший после отпуска в часть, уговорил вновь подогнать трап, и счастливый защитник запрыгнул в салон самолета...
Команда боксеров Забайкальского военного округа с нетерпением возвращалась с удачных соревнований в Прибалтике.
Молодому парню нужно было срочно вылететь в Читу, а билетов в Иркутске не оказалось. К своему несчастью, он встретил приятеля — майора, летевшего этим рейсом, и тот уступил свой билет, надеясь вылететь чуть позже. Так по чужому билету и с посадочным талоном новому пассажиру удалось пройти в самолет. Три приятеля хорошо поддали и прозевали объявление на посадку... Вот они, гримасы судьбы.
Владимир Ежиков, наверняка мечтавший после полета примерить погоны младшего лейтенанта, занял место в первом ряду. Милиционер был в штатском, поэтому на него вряд ли кто обратил внимание. Впрочем, в общей массе остался незамеченным и вежливый мужчина восточной наружности. Это был террорист Тенгиз Юнуф-оглы Рзаев.
Двоечник, мечтавший стать дипломатом
Во время расследования причин катастрофы сотрудники госбезопасности тщательно изучили дела пассажиров и вычислили человека, захотевшего за один раз круто изменить неудавшуюся карьеру, повернув судьбу лицом к себе. Даже такой огромной ценой.
Тенгизу Рзаеву исполнилось тридцать лет, однако даже мало-мальских успехов в жизни он так и не добился.
В Тбилиси, куда его родители переехали из Кировабада, Тенгиз не нашел по душе учебного заведения, поскольку мечтал быть дипломатом. Ни больше ни меньше. Пытался поступать в Москве в Институт международных отношений, но провалился. У абитуриента, который довольно средне изъяснялся по-русски, не знал ни одного иностранного языка, не приняли даже документов. Огромный образовательный пробел несколько восполнила армия, где Тенгиз был сапером. Ох, лучше бы он был кочегаром. По одной из версий, сапер-недоучка с мечтой дипломата изготовил взрывное устройство, которое и пронес на борт "тушки".
Следователи доподлинно установили, что незадолго до трагедии одному из приятелей Рзаев сказал: "Вот в Китае меня поняли бы. Там бы я быстро стал дипломатом". Двоечник, мечтавший стать дипломатом, совсем не интересовался международной обстановкой, иначе знал бы о событиях на Даманском, очень сложных на тот период взаимоотношениях Советского Союза с Китаем вообще.
Осталось не выясненным, зачем неудачник в очередной раз приезжал в Москву. Почему выбрал именно Китай, а не Европу. Почему взял билет на рейс Москва — Чита.
О том, как развивались события на борту воздушного судна, читайте в следующем номере.

Загрузка...