Не закончилась война для шурави

15 лет назад начался вывод ограниченного контингента советских войск из Афганистана

15 февраля 1989 года командующий 40-й армией генерал Борис Громов замкнул колонну уходивших из Афганистана войск, заявив, что за его спиной не осталось ни одного солдата. Увы. За время похода "за речку", по разным оценкам, пропало без вести и попало в плен 417 военнослужащих, из которых 119 солдат были освобождены (лишь 97 вернулись на родину, а 22 человека находятся в других странах). А сколько незахоронено!.. Это значит, что война не закончилась.

Мы ушли, застряли американцы
Общие потери (убито, умерло от ран и болезней, погибло в катастрофах, в результате происшествий и несчастных случаев) советских Вооруженных сил вместе с пограничными и внутренними войсками составили 14 453 чел. При этом части Советской армии потеряли 13 833 солдата и офицера, подразделения КГБ — 572 бойца, формирования МВД СССР — 28 сотрудников, другие министерства и ведомства — 20 человек. За что заплатили столь безумную цену, даже по прошествии лет ответить однозначно невозможно. Впрочем, не мы одни. Англичане трижды пытались подчинить Афганистан, сделав его своей колонией. Безуспешно. Наш извечный идеологический противник США уже после нас пришел воевать с талибами, взращенными, между прочим, на собственные деньги. Относительно небольшое государство с населением чуть более пятнадцати миллионов человек (по данным переписи 1979 года) не покорилось даже после ковровых бомбардировок, и вакуумных бомб. Мы ушли, застряли американцы. Застряли между пуштунами, хазарейцами, таджиками, белуджами, которые уже несколько столетий не могут поделить кусок земли, скукожившийся от беспощадного солнца и бесконечных войн.
Вместе с ограниченным контингентом уже в родной Союз пришла зараза межнациональных войн. Абхазия, Нагорный Карабах, Молдавия, Чечня надолго отодвинули время, чтобы осмыслить поход "за речку". Появились новые воины-интернационалисты. Старые остались со своими проблемами и фразой, звучащей как проклятие: "Я тебя туда не посылал".
Утомленные интернационализмом
Россия была первой державой, признавшей независимость государства Афганистан. 28 ноября 1921 года был заключен советско-афганский договор о дружбе, а 31 августа 1926 года — о нейтралитете и взаимном ненападении.
В середине 50-х в Афганистан пришли первые группы специалистов из СССР. Строили предприятия, прокладывали дороги, линии электропередач, перекидывали через речки и ущелья мосты.
27 апреля 1978 года в стране произошла Апрельская революция, в ходе которой был свергнут режим короля М.Дауда. К власти пришла Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА). В октябре 1979 года в результате переворота власть захватил премьер-министр X.Амин, предпринявший крайне репрессивные меры в отношении представителей оппозиции, которая, в свою очередь, рассчитывали с помощью советских войск свергнуть режим Амина.
Достаточно хорошо в свое время охарактеризовал позицию СССР журналист Александр Проханов: "Могучий Советский Союз не устоял перед искушением поддержать мировую социалистическую идею в момент, когда она покатилась к закату, продемонстрировать триумфальное шествие социализма по миру в дни, когда эта идея стала падать в самом СССР. Утомленный интернационализмом Союз отправился в свой последний поход".
Против ввода советского контингента в Афганистан некоторое время возражал Генштаб, специалисты которого считали, что внутренние конфликты афганские руководители должны разрешать самостоятельно.
Ряд военных Афганистана, в том числе активный политический деятель Фардо Фарух, предрекал советским военачальникам долгую и безуспешную войну, считая, что Москва в первую очередь должна была оказать Кабулу экономическую помощь. Все решила геополитика. Военно-стратегическое противостояние двух супердержав достигло пика. Считалось что, если советские войска не войдут в Афганистан, то ситуацию возьмет под контроль американский экспедиционный корпус.
Вряд ли кто разжевывал простым русским солдатам запутанный язык дипломатии про обеспечение геостратегических интересов государства. Малопонятный термин заменили на удобоваримый — интернациональный долг. Большинству казалось, что иного пути у нас просто нет. Поэтому резкого выступления Андрея Сахарова даже спустя десять лет (в 1989 году. — Авт.) на I съезде народных депутатов СССР, обвинившего руководство в развязывании агрессии против Афганистана и призвавшего дать этому политическую оценку, мягко говоря, не поняли.
Вначале была "Альфа"
Главная роль в начальный период советского военного присутствия в ДРА отводилась силам специального назначения. Первой боевой акцией в операции "Шторм-333", которую осуществили 27 декабря группы спецназа КГБ СССР и войсковые подразделения армейского спецназа, стал захват дворца Тадж-Бек, где размещалась резиденция Хафизуллы Амина.
По воспоминаниям генерал-майора А.Ляховского, система охраны дворца Тадж-Бек была организована тщательно и продуманно. Внутри несла службу личная охрана Хафизуллы Амина, состоявшая из его родственников и особо доверенных людей. Они и форму носили специальную, отличную от других афганских военнослужащих.
Внешнее кольцо охраны образовывали пункты дислокации батальонов бригады охраны (трех мотопехотных и танкового). Они располагались вокруг Тадж-Бека на небольшом удалении. На одной из господствующих высот были закопаны два танка Т-54, которые могли беспрепятственно прямой наводкой простреливать из пушек и пулеметов местность, прилегающую ко дворцу. Всего в бригаде охраны насчитывалось около 2,5 тысячи чел. Кроме того, неподалеку располагался зенитный полк.
В начале декабря на военно-воздушную базу в Баграме прибыла специальная группа КГБ СССР "Зенит", а 23 декабря была переброшена спецгруппа "Гром". Под этими кодовыми названия группы действовали в Афганистане, в Центре же они назывались по-другому. Например, группа "Гром" — подразделение А, в последующем получившее широкую известность как "Альфа".
К началу операции "Шторм-333" спецназовцы из "мусульманского" батальона и спецгрупп КГБ досконально знали объект захвата...
Первыми по дворцу прямой наводкой открыли огонь зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 "Шилка", подразделения "мусульманского" батальона начали выдвижение в районы предназначения.
Боевые машины сбили внешние посты охраны и устремились по единственной дороге, которая круто, серпантином, взбиралась в гору, с выездом на площадку перед дворцом.
В Кабуле прогремели сильные взрывы. Это подгруппа КГБ из "Зенита" (старший группы — Борис Плешкунов) подорвала так называемый колодец связи, отключив афганскую столицу от внешнего мира. Взрыв должен был послужить сигналом к началу штурма дворца, но спецназовцы начали несколько раньше. Они действовали отчаянно. Не менее отчаянно сопротивлялись офицеры и солдаты личной охраны Х.Амина, его телохранители.
В здании начался пожар. Это оказало сильное моральное воздействие на обороняющихся. По мере продвижения спецназа ко второму этажу Тадж-Бека стрельба и взрывы усиливались. Солдаты из охраны Амина, принявшие спецназовцев сперва за собственную мятежную часть, услышав русскую речь и мат, стали сдаваться ннашим как высшей и справедливой силе. Как потом выяснилось, многие из них прошли обучение в десантной школе в Рязани, где, видимо, и запомнили русскую брань на всю жизнь.
Когда группа спецназовцев ворвалась на второй этаж дворца, то увидели Х.Амина, лежавшего возле стойки бара.
Бой во дворце продолжался недолго — 43 минуты.
Всего в спецгруппах КГБ непосредственно при штурме дворца погибло пять человек.
Закрытым Указом Президиума Верховного Совета СССР большая группа сотрудников КГБ СССР (около 400 чел.) была награждена орденами и медалями.
Опыт штурма дворца Тадж-Бек подтверждает, что в подобных операциях успешно могут выполнить задачу только отлично подготовленные профессионалы.
Впоследствии спецназ не раз доказывал, что не зря называется элитой. По воспоминаниям ветерана спецназа ГРУ Игоря Самохина, кавалера высшего афганского ордена "Звезда Ахмад-шаха", колонны советских войск несли огромные потери в Мормоле — ущелье смерти. Душманы расстреливали "наливники" с высоток. Бойцам спецназа приказали ликвидировать огневые точки. (Не имею права раскрывать технологию работы ГРУ, но скажу: за две недели все точки без единого выстрела были погашены. Тем самым разведчики доказали простую истину: нож в руках спецназовца опаснее пулемета...)
Поход "за речку"
Солдаты и офицеры 40-й армии, одними из первых пересекавшие государственную границу на броне, верили: их поход — благо для сопредельной страны. Экзотическое путешествие среди восточной архитектуры превратилось в затяжную кровопролитную войну. Многотысячный контингент застрял в лабиринтах средневековых мазанок. Не обученные как следует военному искусству (шестимесячную учебку вряд ли можно рассматривать как серьезную подготовку) двадцатилетние парни попали в другую цивилизацию, со своей политикой, культурой и почти забытым для нас понятием "религия". Безусым солдатам не объяснили, что кровного врага можно нажить не только в открытом бою, но и в мечети, куда вошел в сапогах, в бронежилете; на восточном базаре, где наивно пытался заигрывать с девушкой, скрывающей свою красоту под паранджой. Военный, жизненный опыт зарабатывался жестокой ценой. Именно во время войны в Афганистане появился термин "черный тюльпан" — самолет, возвращающий матерям сыновей, но уже в цинковых гробах.
Парни, честно исполнившие свой воинский долг, заплатившие за бесценный опыт кровью, остались не у дел. Убогая по форме и ужасная по сути фраза "Я тебя туда не посылал" лишь усугубила диагноз, медиками названный "афганским синдромом". До сих пор отвоевывает свои права у государства общероссийская общественная организация инвалидов войны в Афганистане.
* * *
Только измученный войной солдат мог подсчитать, что непонятная кампания, одними названная интернациональным воинским долгом братскому народу, другими — агрессией против суверенного государства, длилась 9 лет, 1 месяц и 19 дней.
Для многих продолжается по сей день...
Использованы материалы информационных агентств, сборника Общероссийской организации инвалидов войны в Афганистане (ОООИВА), книги "Афганская война: как это было" (Москва, "Планета", 1991 год).

Загрузка...