Секрет счастливой семейной жизни

Как иметь счастливую семью? Похоже, этот вопрос волнует каждого человека. Когда-то на него отвечала церковь, затем частной жизнью людей руководила партия и ее институты — партком, профком, местком, то есть общество, которое держало под контролем личную жизнь любой своей ячейки. Слава Богу, времена переменились, однако острота вопроса — "Так все-таки как же?" — никуда не исчезла, разве что теперь каждая семья решает его самостоятельно, создавая за годы совместной жизни свой уникальный рецепт счастья.

Город в садах Семирамиды для семьи Судейкиных
Семья, которая любезно разрешила мне заглянуть в свою личную жизнь (согласитесь, это не так легко), наверное, тоже имеет свой рецепт счастья. Даже точно имеет. Поэтому, думаю, нам стоит познакомиться.
Игорь и Наталья Судейкины. Выпускники Иркутского медицинского института, врачи. Каждый так или иначе связан с медициной. В этом году в семье появился и дипломированный психолог: Игорь окончил факультет психологии Иркутского госуниверситета и получил второе высшее образование. Вместе — 12 лет. Дети — пятиклассница Анюта и двухгодовалый Тимоша.
...Говорят, противоположности сходятся. К семье Судейкиных это относится в полной мере. Наташа — тоненькая, худенькая, но, несмотря на свою прямо-таки прозрачную хрупкость, очень эмоциональная женщина. Скорпион. Огонь: быстро вспыхивает и быстро остывает. Игорь, напротив, — спокойный, рассудительный, несколько медлительный, но крайне основательный мужчина. Телец. Любимое состояние — инерциальный покой. Утверждает, что медленно начинает двигаться, но, разогнавшись, долго не может остановиться. Философ. Размышления о природе человека и жизни общества, об окружающем мире и собственной индивидуальности — весьма приятное для него занятие. Восхищает своим желанием все постичь до предела. С удовольствием отвечает на любые вопросы. Этим я, собственно, и спешу воспользоваться: когда еще узнаю мнение профессионального психолога о том, для чего человек семью создает?
— Я сторонник Фрейда, — говорит Игорь. — Мы всего лишь процентов на пять живем сознанием, в остальном нами движет наше мощное бессознательное. По большому счету, человек создает семью под влиянием сильного инстинкта продолжения рода, так как он в первую очередь существо биологическое.
"Ты будешь самая противная жена"
Знаете, как-то не захотелось мне абсолютно полагаться на такие научные заявления, тем более и сделаны-то они были мужчиной. Хорошо бы об этом по-нашему, по-житейски.
Обращаюсь к Наташе:
— Так как вы познакомились? (Имея в виду: может, Игорь уж как-то слишком?..)
И — пожалуйста:
— Мы с Игорем поругались при первой встрече. Дело было так. В общежитии мединститута в одной комнате жило нас семь молоденьких, только что после школы, девчонок. Вскоре в общежитии появился Игорь (выпускник, приехал из Хабаровска, хотел у нас преподавать), но все время говорил: "В комнату к этим малолеткам я заходить не буду". Все-таки зашел. Пообщались, после чего моей подружке Игорь сказал: "Из тебя получится хорошая жена". А мне сразу выдал: "Ты будешь жена самая противная". На что я ответила: "Ну и уходи отсюда!" Так и поговорили.
Выходит, не оправдался этот Игоря прогноз? Нет-нет, не подумайте, совсем не хочу обидеть всеми уважаемого мужчину — читайте дальше: Игорь парень что надо!
— А потом мы с подружкой сняли дом, — продолжает Наташа. — Ничего делать не умели, но сняли. Дом холодный, печку надо было топить, дрова колоть, воду носить... Стали мы просить всех окружающих парней помочь — никто не соглашался. Игорь говорит: "Ну ладно, черт с вами, один раз!" И помог. А тут у нас зачетная неделя началась. Первая сессия... анатомия... Как вы догадались, нам все готовил Игорь. Потом стал приезжать чаще. Вскоре пригласил к себе. Мы с подружкой остались у него ночевать, а утром приехали его родители: "Это что такое?!" Игорь: "А это (указывая на меня!), познакомьтесь, — моя будущая жена". Так я с Игорем и осталась.
Так началась семейная жизнь. Наташа еще долго училась. На втором курсе родила Анютку. Вспоминает, что на занятиях даже боялась признаться, что у нее маленький ребенок, — таких в медицинском совсем не жаловали и поблажек от преподавателей ожидать не приходилось, совсем наоборот. Игорь помогал: стирал, убирал, готовил. И успевал деньги зарабатывать. Появилась машина, первая квартира. Затем и Наташа окончила институт. А работать никуда не устроиться. На помощь вновь пришел Игорь: теперь Наташа трудится в санитарно-эпидемиологической службе Восточно-Сибирской железной дороги. Начальник. Хозяйство большое: детские сады, школы, столовые, больницы, поликлиники от Тайшета до Наушек — за санитарией и гигиеной там глаз да глаз нужен. А сколько у хорошего начальника времени на семью остается, совсем не сложно представить. Поэтому некоторое время спустя пришлось Игорю радикальные меры принимать, жену в семью возвращать. Завел разговоры о втором ребенке. Наташа долго сопротивлялась. Зачем? Вроде жизнь налажена — и все сначала: пеленки, распашонки... Однако Игорь был настойчив и оказался прав в том, что для его семьи важнее. У кого появился второй долгожданный ребенок, тот поймет: не было счастливее папы, мамы и вообще всех родственников-Судейкиных, когда родился мальчик Тима. А вскоре подросшая семья въехала в замечательную новую квартиру, где, как сказала Наташа, "все наше" — от штор и обоев до самой невинной безделицы в шкафчике. Для хозяйки, поверьте, это дорогого стоит. Так с тех пор и живут...
Так с тех пор и живут
Получается, все у Судейкиных на сегодняшний день складывается удачно. Как будто и не встречают ребята на своем пути особых трудностей. А ведь известно: жизнь прожить — не поле перейти. Чуть зазеваешься, не проконтролируешь ситуацию — и все, принимай разбитое корыто. Как просто, например, ежедневно, в течение многих лет, мелькая друг у друга перед глазами, наскучить, стать не интересными своим законным половинкам. А если один из супругов начинает отставать в карьерном росте? В семьях по этой причине часто происходят сбои.
Спрошу-ка я у Игоря:
— Игорь, а ты легко отпустил Наташу на руководящую должность? Не боялся?
— Не боялся. Ревновал, конечно. Но я не сатрап и не считаю себя собственником. У жены была возможность, почему не воспользоваться? К тому же я реалист. У нас девять лет разница. Все под Богом ходим — а вдруг со мной что-то случится? Теоретически? Двое детей — ей надо крепко стоять на ногах.
Наташа:
— Мы попеременно продвигались: сначала Игорь мне помогал, потом я ему уступила дорогу. Так, три года назад семейный совет принял решение: Игорю — учиться дальше. Уж очень ему хотелось (для души!) изучать психологию, к тому времени и опыт необходимый накопился: Игорь несколько лет проработал в Иркутском психоневрологическом диспансере, повидал разного... Теперь, окончив вуз, серьезно о кандидатской диссертации подумывает — и Бог ему, что называется, в помощь.
Впрочем, планов у Судейкиных много, и не только профессиональных. В семье растут дети.
Игорь:
— Я заинтересованно слежу за развитием дочери. Мне очень интересно, и вместе с этим очень за нее переживаю. Считаю, что нагрузка на сегодняшних детей слишком высокая. А у Анютки обостренное чувство ответственности. Если она за что-то берется, бьется до конца, старается быть абсолютным лидером во всем. Стремится и всегда достигает желаемого. Меня это тревожит. Представьте ее обычный день: утро — английский, затем школа, приходит из школы — сразу на танцы. Репетиции, выступления, уроки... И это ее добровольная ежедневная нагрузка. Иногда даже провоцируем не заниматься, оставить — "Нет, нет!! Что вы!!!"
Наташа:
— Куда ни пойдет, у нее все получается. Бегает в классе первая. В изостудию пошла — начала прекрасно рисовать. Вокалом в школе позанималась — запела... Танцевать, английский — без проблем. И еще помимо этого что-то пытается успеть: "Папа, я хочу в музыкальную школу!" На что папа отвечает: "Аня, если ты пойдешь в музыкальную школу, то ты ее окончишь". Подумала, все взвесила и решила, что для нее пока достаточно.
"Ты сделаешь свой выбор и благодаря мне будешь поддерживать его до конца", — обычно говорит в таких случаях Игорь своей дочери. Строго, но справедливо. В семье есть авторитет отца. Но, по мнению Игоря, он очень даже пререкаемый.
Игорь:
— Более того, я это приветствую. Не создай себе кумира. Я не хочу, чтобы мои дети пережили кризис безапелляционной веры в своих родителей. Потом, когда идет низвержение авторитетов в подростковом возрасте, это очень серьезный кризисный момент для ребенка. Когда-то отец кажется великим и могущественным. Ребенок вырастает и видит, что его папа довольно мелкая личность. Я не хочу этого. Я — живой, неидеальный, абсолютно нормальный человек, хочу, чтобы моя дочь это понимала.
Не знаю, как в будущем, но сейчас, кажется, у папы с дочерью полное понимание. Как получается?
— Я просто все объясняю, — говорит Игорь.
— А я приказываю, — смеется Наташа. — У меня доводы кончаются быстро. Некогда.
Так что у Судейкиных папа — сила объясняющая, а мама — карающая, что, однако, не мешает Наташе жить с Анютой душа в душу. Дочка растет, становится к маме ближе.
— У них уже начинаются свои девичьи секреты, — жалуется Игорь.
Иркутск оптимален для детей
Но ничего, вот подрастет Тима — мужчины свое наверстают. К слову сказать, Тиму Анюта принимала непросто. Ждала — переживала. А теперь души не чает, хотя достается ей от него и за него сполна. Ну знаете, как это бывает: старший и младший... За что Тима Анютку просто обожает. Ведь на это любовь!..
Думается, что дети Игоря и Наташи чувствуют себя в семье защищенными, хотя родители не называют их аквариумными и стараются, чтобы маленькие Судейкины были готовы к большой жизни. Пусть, мол, сами... Но все же пока забот о своих чадах у моих героев просто через край. Папа Игорь, например, уже подумал о том, в каком городе должны жить его дети. Какая-нибудь столица? Не тут-то было.
Игорь:
— Я достаточно поездил по бывшему Советскому Союзу, по России. Иркутск оптимален с точки зрения жизни для моих детей. Я хочу, чтобы они выросли в этом городе. Причина простая: мегаполисы — колоссальная проблема, об этом говорит мировая социология. Для человека оптимальна жизнь в городе с уровнем населения 500— 800 тысяч. В этом случае плотность жителей, уровень урбанизации не несут всевозможных отрицательных -измов и позволяют удовлетворить социальные потребности человека. Говорят, Иркутск — грязный город. Я вырос в Усолье и знаю, что такое жить в городе с большой химией, когда не видно соседнего дома в 12 метрах. С пяти лет я играл в хоккей в зеленом тумане. Я не хочу, чтобы мои дети жили в таких же условиях. Иркутск — административный центр. С точки зрения географического положения он всегда будет центром торговых путей. Геополитически это середина между Москвой и Владивостоком. У него есть все шансы стать новой Тюменью, ведь любое захолустье, любую свалку можно сделать чудом, разбить сады Семирамиды. Но — при наличии средств и людей, которые будут в город вкладывать. Москва должна будет, наконец, делать деньги в провинции и тратить их здесь. Поэтому вырисовывается перспектива: жить здесь и сейчас.
Мне показалось, что такой чудесный идеальный городок Игорь уже создал — свою семью. Маленький защищенный мирок, крепкий и прекрасный для своих обитателей. И несмотря на то, что начало его было положено в эпоху перемен (в стране шла перестройка), строился он надежно, надолго, насовсем. Но кто сказал, что будет легко?
Наташа:
— Раньше мы тяжело принимали общие решения. Это касалось всего. В магазин, например, пойдем — у нас абсолютно разные взгляды. Что Игорю нравилось — мне нет, и наоборот. Сто процентов. Мы постоянно скандалили. Теперь живем спокойно. Наши взгляды стали общими, отношения — более ровными. Я очень этому рада.
Игорь:
— Жизнь примирила и притерла нас. Наташа выросла. Сейчас я могу с ней разговаривать как взрослый человек со взрослым человеком. Мне с моей женой интересно, вот и все.
А где же про чувства? Боюсь я громких слов, но извольте.
Игорь:
— Любовь — умопомрачение. Сладостное, болезненное состояние, в котором мне приятно пребывать. Это ответственно? Однозначно! Но это потом.
И не надо ничего добавлять.
— Ах да! Про счастье в семье и все такое. Мы так решили: хочешь — будь! Вот и весь секрет.
До следующей счастливой истории!

Метки:
baikalpress_id:  844