Внимание, штурмовики!

Ровно 66 лет назад, 27 января 1938 года, авиаконструктор Сергей Ильюшин написал в Политбюро докладную записку с предложением создать самолет-штурмовик, названный в последствие Ил-2.

"Шенкману и Третьякову
Вы подвели нашу страну и нашу Красную Армию. Вы не изволите до сих пор выпускать Ил-2. Самолеты Ил-2 нужны нашей Красной Армии теперь как воздух, как хлеб. Шенкман дает по одному Ил-2 в день, а Третьяков дает МиГ-3 по одной, по две штуки. Это насмешка над страной, над Красной Армией. Нам нужны не МиГи, а Ил-2.
Если 18-й завод думает отбрехнуться от страны, давая по одному Ил-2 в день, то жестоко ошибается и понесет за это кару.
Прошу не выводить правительство из терпения и требую, чтобы стали выпускать побольше Илов. Предупреждаю в последний раз.
Сталин"

Такую телеграмму получили в конце ноября 1941 года директора двух приволжских авиационных заводов. Ее стиль выдает крайнее раздражение автора: ситуация на фронтах катастрофическая, враг неудержимо рвется к Москве, а Красная Армия несет совершенно невероятные людские и материальные потери.
Немцы захватили огромные территории страны и расположенные на них военные производства или утрачены, или спешно эвакуированы. Сложнейшие станки, уникальное оборудование часто выгружалось в чистом поле и немедленно наладить в таких условиях полноценный выпуск военной продукции было невозможно — какими карами ни угрожай.
В этих условиях дело доходило до того, что Сталину приходилось лично, едва ли не поштучно, распределять наиболее дефицитные виды вооружений. Как вспоминал маршал Жуков, "когда нас вызывали в Ставку, мы буквально выпрашивали у Верховного главнокомандующего противотанковые ружья, автоматы ППШ, противотанковые орудия, минимально необходимое количество снарядов и мин. Все, что удавалось таким образом получить, тотчас же грузилось на автомашины и направлялось в наиболее нуждающиеся армии".
"Как воздух, как хлеб"
Штурмовики Ил-2 были из того же разряда сверхдефицитного вооружения, острую потребность в котором армия ощущала с первых дней войны.
Для того чтобы остановить неудержимо рвущиеся в глубь страны механизированные соединения вермахта, командование Красной армии бросало им навстречу буквально все, что находилось под рукой. На штурмовку вражеских колонн посылались и огромные, тихоходные бомбардировщики, и увешанные бомбами легкие истребители И-15, И-153.
Исход подобных импровизаций мог быть только одним — (цитата из журнала боевых действий 51-й истребительной эскадры люфтваффе — Ягдгешвадер 51): "русские пилоты... не уклонялись от огня зенитной артиллерии и не делали никаких защитных маневров, когда на них пикировали немецкие истребители... Их потери были огромными. Часто не удавалось уцелеть ни одному самолету из группы..."
Еще бы! Легкие истребители со слабыми моторами и с тяжелыми бомбами на борту просто не могли ни маневрировать, ни уклоняться...
Осенью 1941 года, когда немецкая авиация безраздельно господствовала в воздухе, лишь небольшая группа советских самолетов неуклонно продолжала выпонять поставленные задачи. Штурмовики Ил-2 уничтожали вражеские танки и бронемашины, бомбили переправы, автоколонны и железнодорожные узлы. Наши летчики сажали подбитые самолеты на фюзеляж среди окопов и воронок, на болота, на лес. Бронированный корпус спасал пилота, защищал от серьезных повреждений двигатель. Повреждения получали лопасти винта, крылья и оперение.
Лопасти прямили кувалдой, плоскости чинили или меняли на снятые с другого Ила. Надежный и устойчивый Ил-2 прощал летчикам грубые ошибки в пилотировании. Летчики считали, что после По-2 это самый простой самолет для освоения.
Этих машин было немного, к началу войны успели выпустить лишь 249 штук, а поставить в армию и того меньше — около шестидесяти. Но очень скоро они действительно стали нужны "как воздух, как хлеб".
"Я берусь за это дело"
Незадолго до войны, 27 января 1938 года молодой авиаконструктор Сергей Ильюшин направил в Политбюро ЦК ВКП(б) докладную записку: "Сегодня назрела необходимость создания бронированного штурмовика, или, иначе говоря, "летающего танка", у которого все жизненные части забронированы... Я с энтузиазмом и полной уверенностью за успех берусь за это дело".
Уже в январе 1940 года Ил-2 прошел госиспытания, но военным новый самолет не понравился — машина казалась им какой-то непонятной: для бомбардировщика слишком мала и негрузоподъемна, для истребителя — слишком тихоходна и неповоротлива.
Изготовленный в единственном экземпляре Ил бесцельно простоял в ангаре почти год — до декабря 1940 года.
Наконец отчаявшийся Ильюшин направил жалобу лично Сталину. Он был принят им, выслушан, и в итоге самолет запустили в серию.
Первая пара серийных Илов вышла в марте 1941 года. В войска несколько десятков машин поступили к маю.
Ильюшин получил за разработку штурмовика Сталинскую премию 3-й степени, но в целом и к нему лично, и к новой машине отношение со стороны руководства было сдержанно-прохладным. Более того, по воспоминаниям авиаконструктора Яковлева, Сталин однажды публично наорал на Ильюшина за якобы небрежно оформленную техдокументацию и пригрозил отдать того под суд.
Все коренным образом изменила война. В ноябре 1941 года Сергей Ильюшин был вызван в Кремль, где принявший его Сталин непривычно сердечно поинтересовался, какое вознаграждение получил авиаконструктор за свой штурмовик. "Сталинская третьей степени? Ну, это мало! За такую машину не жалко и первой!"
Кроме того, Ильюшину сообщили, что ему присвоено звание Героя Социалистического труда.
"А ваш самолет здорово бьет немцев на фронте!" — в заключение резюмировал Сталин и, пожав руку, отпустил ошарашенного авиаконструктора.
Сталинские соколы
Илы действительно били, и били действительно здорово. В составе группировки ВВС РККА, действовавшей на московском направлении, было несколько штурмовых авиационных полков (ШАП) неполного состава. Часто вместо полагавшихся 65 машин, в полках насчитывалось не более двух десятков Ил-2.
215 ШАП под командованием Л.Д.Рейно свой первый боевой вылет на Илах совершил 21 августа 1941 года. Три семерки вели командир полка, капитан Гвоздев и капитан Мамошин. Полк должен был нанести удары по колоннам немецких автомашин и танков. Штурмовики шли на бреющем полете, во главе каждой группы на большой высоте шел пикирующий бомбардировщик Пе-2. Обнаружив цель, он обозначал ее пикированием. По сигналу лидера Илы набирали высоту, сбрасывали бомбы, обстреливали цель реактивными снарядами, затем, снизившись, вели огонь из пушек и пулеметов.
В первый же день было уничтожено около 10 танков и несколько автоцистерн.
30 августа шестерка Ил-2 под командованием Л.Д.Рейно под прикрытием 6 истребителей уничтожила реактивными снарядами, пушечным и пулеметным огнем до 580 солдат противника, 15 танков, 70 автомашин, 6 орудий. Вторым заходом они уничтожили две переправы через реку Жижицу.
Интенсивность боевой работы 215 ШАПа была очень высокой — пилоты делали по нескольку вылетов в день. Наносили противнику большие потери, но несли их и сами. 5 сентября при штурмовке колонны в кабину Ила капитана Гвоздева попал снаряд. Смертельно раненный летчик сумел посадить самолет на своей территории.
15 сентября пятерка Илов под командованием Рейно нанесли первый удар по аэродрому противника в Смоленске — оттуда немецкие бомбардировщики летали на Москву. Уничтожили 15 самолетов и 4 цистерны. Ил Рейно имел три попадания зенитными снарядами — в хвостовую часть, в левую плоскость, был снесен кок винта. Пилот дотянул до своей территории и сумел посадить израненную машину.
На следующий день девять Илов под командованием лейтенанта Новикова нанесли еще один удар по той же цели. На аэродроме было уничтожено 20 бомбардировщиков и сожжен ангар.
Командир звена 215 ШАПа И.П.Орленко 28 сентября при штурмовке полевого аэродрома был подожжен и направил свой самолет на стоянку бомбардировщиков. Этот подвиг 3 октября 1941 года повторил лейтенант А.Е.Новиков — он направил горящую машину в колонну вражеской техники.
6 декабря 215 ШАП был переименован в 6-й Гвардейский штурмовой авиационный полк. Он стал первым гвардейским авиаполком в составе ВВС РККА.
Сражения в воздухе были жестокими и потери были велики: на 15 ноября 1941 года под Москвой действовали только 15 Ил-2. Потребность армии в новых штурмовиках была отчаянной и именно в те дни Сталин направил директорам авиазаводов свою знаменитую телеграмму...
Летающие танки
Вооружение Ил-2 было чрезвычайно мощным: с конца 1941-го Илы оснащали 37-мм автоматической пушкой, пробивавшей танковую броню. Правда, как отмечалось в одном исследовании, "большая сила отдачи пушек, установленных в крыльях, создавала вращающий момент, увеличивающий рассеяние снарядов", поэтому уничтожение вражеских танков из этого оружия было возможно лишь "при высоком летном мастерстве экипажей, ведших огонь на малых дистанциах по уязвимым местам".
С 1942 появились бронебойные реактивные снаряды, а с 1943 года — особенно эффективные противотанковые авиационные бомбы (ПТАБ) разработки И.А.Ларионова. В штурмовик загружали до 192 штук ПТАБ и сбрасывали с высоты 75-100 метров, в результате чего создавались зоны сплошного поражения шириной в 15 и длинной в 70 метров.
Потери
Конструктором Ильюшиным штурмовик Ил-2 разрабатывался в двухместном варианте — пилот, управляющий машиной и стрелок, прикрывающий заднюю полусферу. По указанию Сталина в серию пошел одноместный вариант без стрелка. Ошибочность этого решения стала очевидной очень скоро.
"Успехам Ил-2 на фронте сопутствовали очень большие их потери, — писал В.Б.Шавров в своей книге "История конструкций самолетов в СССР". — Бывало, что летчик-штурмовик после десяти успешных боевых вылетов получал звание Героя Советского Союза (а обычно — после ста вылетов)..."
Бронекорпус хорошо защищал летчика, двигатель и баки, но хвостовая деревянная часть фюзеляжа была очень уязвима, и бывало даже, что хвост чуть-чуть не отламывался, буквально перерезанный пулеметной очередью...
В 1942 году Ильюшин получил указание Сталина вновь сделать из Ила двухместный самолет. Проблема заключалась в том, что сделать это было необходимо с минимальными доработками, на ходу, не снижая общего выпуска самолетов.
В.Б.Шавров: "Кабину стрелка оборудовали вне бронекорпуса за бронеперегородкой заднего топливного бака. Спиной к перегородке на подвесной брезентовой лямке сидел стрелок, защищенный от огня со стороны хвоста самолета бронеперегородкой толщиной 6 мм...
Потери среди стрелков были очень велики (примерно на одного погибшего летчика приходилось семь убитых стрелков), так как голова и грудь их не были защищены".
{Всего за войну было выпущено 36000 штурмовиков Ил-2. Безвозвратные боевые потери составили 12400 машин. 9200 Илов было потеряно в небоевых условиях.
7837 пилотов Ил-2 погибли.
Более половины всех летчиков, удостоенных звания Героя Советского Союза, — пилоты штурмовой авиации ВВС Рабоче-Крестьянской Красной армии.}

Метки:
baikalpress_id:  34 416