85-летию Восточно-Сибирского УВД на транспорте посвящается

Дело 2003 года: Несостоявшиеся паханы

— Собери мне сумку, милая, у меня поезд вечером в Иркутск, — попросил жену Александр Иваницкий. — Командировка на пару дней, не больше. В гражданке поеду.
— Папа, папа, а когда ты вернешься, мы на рыбалку пойдем, да? — повис на отце младший сынишка.
— Конечно, пойдем. Я только туда и обратно, — пообещал папа. — Милиционеры всегда свое слово держат.
В поезде Александру не спалось. Думал о работе, о детях — лето на носу, как школу закончат? Когда поезд остановился в Нижнеудинске, был второй час ночи. Александр долго смотрел в окно на суетящихся возле вагона торговок, потом решил сходить на улицу покурить. Привычным движением достал из кармана зажигалку, пачку сигарет. Пустая. "Ладно, успею", — подумал и в чем был, без куртки, выскочил из вагона к ближайшему киоску. Кобура с табельным оружием висела на поясе.
Продавщица, как назло, долго искала сдачу. Краем глаза Александр увидел, как поезд медленно трогается с места. Схватил сигареты, бутылку газировки, побежал вслед. Не успел. Медленно развернулся и пошел назад, к вокзалу.

Друзья — не разлей вода
Денис Ощепков и Виталий Казанков меньше, чем за месяц знакомства, стали приятелями. У нынешней сожительницы Ощепкова, Анны, в Тайшете жила давняя подруга. К ней в гости и уговорила она поехать Дениса. Подруга теперь жила не одна, а с "будущим мужем", как она представляла всем Виталия Казанкова. У Виталия и Дениса оказалось очень много общего: почти ровесники — 22 и 23 года, у обоих за плечами судимости. Казанков отбывал срок по малолетке за убийство отчима, а Ощепков уже пять раз попадался на кражах. Обоим нужны были деньги — Денис крепко сидел на игле, его новый друг мечтал о красивой жизни.
После первого знакомства Казанков часто приезжал в Ощепкову в Нижнеудинск. Просто общением они не ограничивались, а добывали деньги на выпивку и наркотики грабежами и воровством. Пока им все сходило с рук, аппетиты у подельников росли. Они уже помышляли организовать группировку, где сами играли бы роль более крупных криминальных фигур. Для этой цели необходимо было оружие. За полмесяца они добыли обрез, купили два пистолета системы "Удар".
13 мая Казанков в очередной раз приехал в Нижнеудинск. Ближе к полуночи приятели пошли на вокзал — за очередной дозой для Ощепкова и выпивкой. Отираясь у киоска, они заметили бегущего вслед за поездом пассажира. В одной руке у него была бутылка газировки, и другой он придерживал кобуру на поясе. Приятели переглянулись — вот оно, заветное оружие! Пистолета в их коллекции еще не было.
— Пошли, пистолет отберем, — толкнул Ощепков в плечо приятеля.
"А потом грохнем", — продолжил он мысленно, но Казанкову ничего не сказал.
"Участливые" подонки
— Че, мужик, от поезда отстал? — к Александру Иваницкому на платформе подошли двое подвыпивших молодых ребят. — Замерз, небось, в мастерке-то? На вот, куртку возьми, погрейся.
— Спасибо, ребята, не надо. Скажите лучше, где у вас тут кассы? — попытался избавиться от навязчивых собеседников Александр.
— Пойдем, сейчас мы тебя проводим, все покажем, — не унимался Ощепков.
— Далеко тебе ехать? У нас тут все схвачено, быстро билетик соорудим, — входил в роль Казанков.
Втроем они подошли к билетной кассе. Ближайший поезд до Иркутска шел только через несколько часов.
— Бери-бери, сейчас пивка возьмем, к Дэниному брату вон пойдем, телик посмотрим, — навязывался Виталик, — чего тебе ночью на холодном вокзале сидеть!
Взяв билет, Александр вроде немного успокоился. "Утром сообщу нашим, все в порядке будет", — подумал он. Куртку у одного из парней он все-таки взял: майская ночь выдалась на удивление прохладной.
Взяли пива, вышли из здания вокзала. Остановились за киосками, около библиотеки. Ощепков с Казанковым прихлебывали пиво, Александр отказался. О себе не стал ничего рассказывать, сообщил только, что в областной центр в командировку едет. Когда стоять на ветру стало совсем холодно, Александр согласился на предложение сходить к брату Дениса на пару часов.
В поисках безлюдного места
— Сейчас через пути проходить будем, пристукнем его как следует, там и оставим, — шепнул по дороге приятелю Ощепков.
На путях, несмотря на ночное время, копошилась ремонтная бригада.
— Ведем его дальше, там посмотрим, — снова прошипел Денис.
Непринужденно болтать с новым знакомым подельникам становилось все труднее — мысль о том, что они уже были так близко у цели и им помешали, раздражала обоих.
Поднявшись на горку за железнодорожными путями, они повели Александра через парк возле училища. Но и в парке оказалось людно — ищущие уединения парочки, подгулявшие компании. Злость у Ощепкова и Казанкова накапливалась. Обогнув училище, пройдя вдоль забора стоящей за ним школы, они наконец вышли к стадиону. Вроде никого.
— Постоим, покурим, — скомандовал Ощепков. — Терпеть не могу смолить на ходу.
Достали сигареты, закурили. Денис кивнул головой Виталику. И в тот же момент изо всех сил двинул Александру в лицо. Не ожидавший удара Александр упал. Ощепков начал пинать его ногами.
— Выгребай все из карманов, — приказал он Казанкову, — часы снимай, кобуру — все!
В одном кармане оказалось 120 рублей. Из другого Виталий вытащил удостоверение сотрудника милиции.
— Мы встряли, Дэн, это мент!
— Тогда прикончим его, — хладнокровно процедил Ощепков, принявший это решение с самого начала, — сожги ксиву.
Первым делом он снял с Александра свою куртку, потом ремень и начал душить его. Иваницкий сопротивлялся из последних сил. Поняв, что голыми руками убить милиционера не удастся, Ощепков вытащил из кармана газовый пистолет и дважды выстрелил Александру в лицо. Иваницкий потерял сознание.
Удостоверение никак не горело. Тогда Ощепков засунул его в куртку, туда же положил пистолет. Подельники оттащили Александра за сарай, стоявший неподалеку от школы.
— Посиди тут, — сказал Денис Казанкову, — я сейчас.
Примерно через полчаса он вернулся. Виталик уже клацал зубами от холода.
— Ты где ходишь, я замерз уже совсем!
— Вот, — показал Ощепков лопату, — теперь мента долго не найдут.
— Где ты ее взял?
— К брату ходил, отдал ему ксиву и часы на хранение. Ксиву он потом в печке сожжет. Тут неподалеку колодец есть, туда труп спрячем.
И снова они потащили бездыханное тело по земле. Возле засыпанного мусором и землей бетонного колодца остановились. Ощепков вырыл яму.
— Давай, помогай мне.
Яма оказалась мала. Преступников охватила звериная злость — из-за того, что потеряли так много времени ради одного ствола, что его обладатель оказался милиционером и что не умер сразу, что на путях народ помешал осуществлению первоначального плана. К тому же Ощепкову понадобилась новая доза. Отморозки с остервенением втаптывали тело в колодец, затем Ощепков схватил лопату и начал бить ей голову Александра с такой силой, что у лопаты сломался черенок. Тяжело дыша, он огляделся вокруг. На глаза ему попались полено и отрезок металлической трубы, лежавшие рядом. Полено он дал в руки Казанкову:
— Бей!
А сам продолжил истязать тело трубой.
— Я устал, Дэн, хватит уже.
— Засыпай его землей, валить пора.
Дворами они пробрались к дому брата Ощепкова. Тот уже знал, в чем дело. Громкие голоса разбудили мать. Женщина вышла в комнату, увидела сына и его друга, с ног до головы забрызганных кровью.
— Ой, Господи, — заголосила женщина.
— Не реви, мать, дай нам лучше одежду чистую, — резко оборвал ее сын. — А эту — выстирай.
За кухонным столом до утра продолжалось застолье. Заплаканная женщина в предбаннике отстирывала пятна чужой крови с одежды сына. Когда ей становилось совсем плохо, она выходила, садилась на крыльцо и молча утирала слезы.
Двое суток на раскрытие преступления
Первым заметил пропажу Александра Иваницкого коллега: в Иркутск они ехали в разных вагонах, а возвращаться должны были вместе, в одном купе. Прибыв в Братск, милиционер доложил о пропаже коллеги начальству. Из Братска, со станции Гидростроитель, где служил Иваницкий, сообщили о произошедшем исполняющему обязанности 1-го заместителя начальника ВС УВДТ, полковнику милиции Михаилу Титову:
— Пропал у нас милиционер Александр Иваницкий, был командирован в Иркутск 13 мая, должен был вернуться 15-го днем. Коллега сообщил, что до Иркутска он не доехал и в назначенное время к поезду в Братск не явился. Иваницкий был в гражданской одежде, при себе имел табельное оружие. Принимайте меры к розыску.
Михаил Васильевич доложил о случившемся начальнику ВС УВДТ генералу-майору милиции Олегу Андрееву и вызвал к себе заместителя начальника криминальной милиции — начальника уголовного розыска ВС УВДТ подполковника милиции Александра Воронина. Воронину было поручено возглавить оперативно-розыскную группу и выехать с ней на место происшествия.
По тревоге были подняты все службы транспортной милиции. Коллеги из Братска тем временем начали поиск. Оперативники выяснили, что в поезд милиционер сел. Тогда допросили бригаду поезда. Проводники показали, что Иваницкий вышел на станции Нижнеудинск за сигаретами. Тогда в поиски включились сотрудники транспортной милиции Нижнеудинска. Проверили больницы, морги — все напрасно. Опрашивали всех, кто мог видеть Иваницкого в ту ночь: продавцов киосков, пассажиров, которые садились на этот же поезд. К приезду группы из Иркутска местные оперативники уже установили круг лиц из местных, кто в ночь с 13 на 14 мая находился на вокзале. Допросили бомжей, проверили ранее судимых, даже тех, кто теоретически мог там находиться. Никто ничего не знает, никто ничего не видел. В этот список попал и Ощепков, состоявший на учете в милиции как наркоман. Уже на предварительном допросе оперативники заметили некое волнение и небольшие нестыковки в показаниях. Параллельно с группой Воронина на место происшествия направили группу сотрудников под командованием начальника криминальной милиции Вихоревского линейного управления подполковника Александра Сухорукова.
Ощепкова вызвали в милицию повторно. Теперь его допрашивали уже начальник уголовного розыска ВС УВДТ Александр Воронин и начальник криминальной милиции Александр Сухоруков. Ощепков сразу начал путаться в показаниях: "Да, видел, то есть нет, не видел я никого". Подозрения милиционеров подтвердила женщина, торгующая на вокзале семечками. Она показала, что Ощепков был на вокзале, сначала в компании одного мужчины, а спустя какое-то время к ним присоединился третий. Пока Денис писал в отделении объяснение — где же он все-таки был и что делал, одна группа оперативников направилась к его родным — брату и матери, а вторая опросила всех железнодорожников.
Проверили имена всех, кто брал билеты на последующие поезда до Иркутска. Выяснили, что Иваницкий покупал билет на поезд N 260, но в поезд не сел. Сомнений в том, что братчанин пропал именно здесь, не оставалось. Допросили кассира, работавшую в ночь с 13 на 14 мая. И женщина вспомнила, что за этим билетом к кассе походили трое, и по фотографии в одном из них узнала Ощепкова. Перед неопровержимыми доказательствами причастности к исчезновению Иваницкого он признался, что убил милиционера вместе со своим знакомым Казанковым. Через три часа после его признания в Тайшете задержали и Казанкова. Тот даже не стал отрицать свой вины.
Нижнеудинский транспортный прокурор, советник юстиции Лидия Шевчук определила следственно-оперативную группу во главе со следователем прокуратуры младшим советником юстиции Нелли Орловой. На следственном эксперименте Ощепков показал весь путь, по которому они вели Иваницкого и который стал для него последним.
Сначала брат и мать Ощепкова показаний против Дениса не давали. Обыск в доме тоже ничего не дал - табельного пистолета не нашли. Обгоревшее удостоверение сотрудника милиции на имя Иваницкого и его наручные часы обнаружили на рабочем месте брата, в кабинке с вещами. Мать лично принесла следователям оружие погибшего.
На поиск пропавшего сотрудника милиции и на раскрытие преступления ушло двое суток. Попутно следствие выяснило, что за короткое время знакомства - меньше месяца, подельники совершили более 10 грабежей квартир и автомашин. Мечта отморозков о сладкой жизни и руководстве бандитской группировкой не осуществилась.
Преступников судили в Иркутском областном суде. Учитывая всю тяжесть совершенных ими действий, суд постановил: Ощепкова Дениса Ивановича — к 25 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима, Казанкова Виталия Алексеевича — к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.
У погибшего сотрудника милиционера Александра Иваницкого остались жена и трое детей.

Метки:
baikalpress_id:  821