Авиакатастрофы над Иркутском: один миг и целая вечность

С момента катастрофы, которая по-настоящему потрясла трехсотлетний Иркутск, минуло ровно десять лет и шесть дней. Третьего января 1994 года вскоре после взлета у пассажирского самолета Ту-154, выполнявшего рейс 130 до Москвы, случились серьезные неполадки в двигателе. Не набрав положенной высоты, через 12 минут после взлета борт 85656 рухнул на окраине села Мамоны. Пассажиры и члены экипажа, а также работник животноводческой фермы (всего 125 человек), погибли. Тогда все силовики — пожарные, сотрудники милиции, госбезопасности, спасатели, курсанты ИВВАИУ, солдатысрочники — испытали шок. Причина одна — никто до конца не верил, что самолет может в одну секунду похоронить сотню человек, а с ними и свою репутацию одного из лучших лайнеров. Последний путь борта 85656 очень схоже рисует дорожный знак, установленный на федеральной трассе задолго до беды.

"Кажется самолет е...."
Десять лет и шесть дней назад автор этих строк находился на дежурстве в качестве сотрудника пресс-центра областной противопожарной службы. Обычно люди, которым выпало работать в праздничные и послепраздничные дни где-то в душе надеются, что все пройдет спокойно. Говорят, иногда желания исполняются, однако третьего января 94-го случилось наоборот. Телефонистка, сидевшая за пультом 01 раз в десятый с утра подняла трубку, выслушала неизвестного респондента на том конце провода, выждала паузу, а потом произнесла: "Кажется самолет е......".
Спустя минуту-другую экипаж дежурной службы пожаротушения (ДСПТ) уже мчался в Мамоны. Увы, спасать здесь было некого. Рядом с корпусом полуразрушенной фермы дымилась ужасная смесь каких-то проводов, мельчайших кусочков алюминия и человеческой плоти. Как принято говорить, фрагменты тел пассажиров, сидевших в первом салоне были настолько малы, что опознать можно было только с помощью экспертизы ДНК. Силовики примчавшиеся на место катастрофы так оторопели, что не могли сообразить, а что же надо делать. Рядовые пожарные инстинктивно тушили небольшой очаг. Не было слез, охов. За всех подвывали ЗИЛы, монотонно подающие по стволам воду. Помнится, молоденький гаишник спросил: "А где самолет-то упал?" Несколько человек одновременно показали в разные стороны: "Здесь — примерно первый салон. Там, на болоте, — второй и хвост. Останки людей всюду".
Пьянящий запах адской смеси: гари, нерастраченного топлива, человеческой плоти и, кажется, самой смерти, пьянил людей. Возможно, поэтому спустя какое-то время охочие до сенсаций коллеги с чьих-то слов напишут: мол, хорошо было пожарным — выпил и снова работай. Сами бойцы службы 01 только разводили руками: ну как повернулся язык такое сказать! Военизированное и на тот момент самое боеспособное подразделение приняло на себя основной удар, ликвидируя последствия крушения.
Всю ночь, а также следующий день тела погибших собирали по полю и возили в морг. От возможной эпидемии Иркутск оградил сильный мороз.
От специально созданной правительственной комиссии родственники, друзья, близкие погибших ждали серьезных выводов, сурового наказания виновных, может, быть какой-то компенсации. Хотя понятно, что никакие деньги не заменят родного человека. Ждали и по большому счету ничего не дождались. Комиссия признала, что экипаж сделал все, что мог, боролся до последних секунд. С большей долей вероятности назвали причину крушения, решили увековечить память невинно убиенных. Несколько бетонных плит назвали мемориалом. Казалось, что столица Восточной Сибири будет скорбить еще очень долго. Увы, этого не произошло. Обещанная в Мамонах часовня все еще значилась в проекте, как случилась новая беда.
Почти через три года кварталы Иркутска-2 оглушил рухнувший "Руслан". Военная техника стоимостью в сотни миллионов долларов ничто по сравнению с жизнью 72 человек, среди которых воспитанники детского дома. Людские уста еще не перестали интерпретировать жуткую информацию, как печальный рекорд поставил ТУ-154 М, разбившийся 3 июля 2001 года над Бурдаковкой. Провинциальный Иркутск прозвали городом падающих самолетов.
Разгильдяйство назовут человеческим фактором
Обычно перед специальной комиссией, расследующей причину беды, стоит непомерно тяжелая задача — найти стрелочника или бездушную железяку, погубившую машину и людей. Впрочем, со стопроцентной уверенностью причину вряд ли кто назовет. Заново составленный, насколько это возможно, из чудовищно искореженных пазлов самолет, восстановленные по миллиметрам записи разрушенных черных ящиков, архивы переговоров диспетчеров, свидетельства очевидцев все равно не дадут максимально полную картину. Поэтому обычно специалисты называют версии происшествия по степени вероятности.
В небе над Иркутском пассажирскому лайнеру смертный приговор, согласно выводам комиссии, подписал крошечный кусок воздушного радиатора, отколовшийся от корпуса вследствие перепада температур. Стартер второго двигателя пошел вразнос, и у летчиков едва хватило времени отвести борт от жилых кварталов.
Возможно, задолго до падения, еще на земле кто-то из техников просмотрел неполадку, не просчитал ее, технарь чином повыше продлил моторесурс двигателю. Возможно, заводской ОТК не разглядел брачок в изделии. Все возможно.
Причиной гибели гигантского "Руслана", возможно, стало некачественное топливо, замерзшее в трубках. Махине не хватило мощи взмыть в небо. Небесный тяжеловоз мог разбежаться и взлететь в другую сторону от Иркутска, тогда жертв было бы меньше. Однако грузовой борт, набитый новенькими истребителями, получил добро на взлет над городскими кварталами...
Перегруженный китайскими шмотками ИЛ-76 в июле 99-го подвел утренний редкий воздух.
Бывшие соотечественники сдуру запустили ракету в пассажирский самолет, пролетающий над Черным морем. Военные незалежной Украины долго отрицали свою причастность к крушению, пока их не ткнули носом в фрагменты фюзеляжа, продырявленные снарядом. В небе над Швейцарией два лайнера лоб в лоб свел уснувший диспетчер.
Можно обобщить, что основной причиной иркутских авиакатастроф, да и не только их, стало обычное разгильдяйство, которое, как и преступность, не имеет национальности и границ. Правда, эксперты с некоторых пор стали применять удобоваримый и устраивающий абсолютное большинство термин "человеческий фактор". Понимаете, виноват не Петров, Иванов или Сидоров, а человеческий фактор. Попробуй осуди его.

Метки:
baikalpress_id:  816