Коллапс, бардак и виноваты все. Как и виновных вроде нет

На YouTube-канале ИА «Байкал Инфо» вышел новый выпуск программы «Иркутский связной»

Мы сегодня с Андреем Темновым. Обсуждаем тему «импотенции» нашей власти. Что вообще происходит?

Полное видео вы можете посмотреть на YouTube-канале, а самое интересное из него мы расскажем сейчас.

Кинотеатр

Сейчас попробуем пройти в кинотеатр без QR-кода. И покажем, что тут вообще творится.

— Здравствуйте, билеты можно купить?

— Масочку наденьте, пожалуйста, и справочку предъявите.

— Справочку о чем?

— О прививке. У нас пока нет считывателя QR-кода. Мы справки спрашиваем.

— Бумаги достаточно с печатью?

— Да.

— Попросили справку. Но фишка же в том, что кто ее будет проверять и как? Эту справку. Это реально смех. Потому что вроде как не пускают, но какой контроль — непонятно. Потому что никакого норматива нет. Даже, например, госуслуговский  сертификат с QR-кодом — там нет фотографии. Паспортные данные твои, имя и фамилия. Могу напечатать 20 штук таких: на членов семьи, на друзей. И как они будут — сверять с паспортом?

— А в ресторан тоже по QR-коду?

— Нет, в ресторан без справки.

— Я и говорю — логики нет. Чтобы сесть за этот пластиковый столик (в кинотеатре — прим. ред.), мне нужен код. А чтобы сесть вот сюда (напротив через пять метров — прим.ред.) на диванчик в ресторане — QR-код не нужен.

Торговый центр «Юбилейный»

Воскресенье. На пункте вакцинации висит объявление: «Пункт вакцинации не работает. Приносим свои извинения». Висит список записи на прививку. Попробуем завтра — сегодня выходной. Видел — работали в четверг, и вакцина была — «Спутником» прививали.

Станция скорой помощи

Все врачи на выездах. Машины на станцию не заезжают даже. Бесстрашная девушка Валентина Монхороева недавно выложила видео о том, как врачи оказывают помощь.

 — Бригада ничего не может сделать. Они все спрашивают: «А куда их везти? Дайте места!» — «Нет мест», — отвечают.

Привезли больного на машине скорой помощи. Отказываются принять.

— Ну, а что нам делать?

— Вы у меня спрашиваете? Вы у старшего смены спросите. Ей передано: у нас мест нет, кислорода нет. Почему к нам-то везете?

— А куда везти? Мы в ближайшую больницу везем. По жизненным показаниям, я имею право везти в ближайшую больницу.

— Вы привезли — я говорю, мест нет.

— Ну, возьмите, пожалуйста.

— Девушка, вот вы говорите — найдите. Я согласна найти. Где? У нас реанимация перезабита. У нас на верандах больные лежат.

— У нас пациентка умирает — она на кислороде. Мы взяли ее из дома. У нее направление — положительный мазок и сатурация 30.

— Мест нет.

Врач ковидной бригады скорой помощи:

 — У меня сегодня смена началась со смерти до приезда нашего — не дождалась больная скорую помощь. Сегодня обслуживаются вызовы, которые приняты 23-24 июня, а сегодня 1 июля. Вот такая у нас печальная оперативная обстановка на самом деле. Я думаю, что многие видят, что это даже не печальная — это уже критическая обстановка.

Кладбище

 — А сколько человек в день хоронят? А когда пошел прирост?

— В начале июня. В основном родственники говорят, что от ковида. Вторая волна пошла — чувствовалось, что больше стало. Третья волна пошла — нагрузка огромная.

— А в первую волну такого не было?

— В первую волну была, но не такая, как сейчас. Третья сильнее, чем первая и вторая.

Что хочется сказать

Вот никак не могу понять: из чего складывается вот эта цифра — 200 заболевших. И если 200 заболевших, а умерших в сутки 26-28 человек, получается, что смертность уже больше 10% у нас? Вы реально думаете, что это реальная, настоящая цифра? По моим ощущениям цифра гораздо выше. И мне кажется, уважаемые власти, что если мы сейчас будем говорить правду, это, действительно, будет звучать ужасно.

Следующий вопрос, который тоже интересует. А куда делись все вот эти койко-места и ковидные госпитали, которые открывали во время второй волны? И почему мы их так долго разворачиваем? На этот вопрос я тоже не получил ответа.

В первую волну ходили полицейские и штрафовали тех, кто не носит маски. Почему сейчас я не увидел ни одного полицейского?

Сняв программу, мы поняли, что вся система заболела коронавирусом. Очень серьезно заболела.

В целом, если говорить о программе — не было же задачи обвинять в чем-то власть. Потому что власть сама себя уже во всем обвинила. А сейчас просто нужно сплотиться. И нужно понять, что эта третья волна — это очень серьезно. И сейчас можно надеяться, наверное, только на себя.