«Когда получила станок, от радости плакала»

Людей, которые возрождают ручное ткацкое дело, в Иркутске единицы. Среди них семья Людмилы Черных. Несмотря на немолодой уже возраст, а Людмиле Федоровне 65 лет, она постоянно осваивает новые виды рукодельного творчества.

Все это вызывает уважение и удивление еще и потому, что Людмила Черных и ее муж Виктор — люди с ограниченными физическими возможностями.

Трудное детство

Родилась Людмила Черных в Качуге, где и окончила школу. С детства была очень болезненной девочкой. Когда ей было меньше года, ее случайно уронили.

Повреждения спины серьезно отразились на дальнейшей жизни Людмилы. В 11 лет девочку парализовало, и в течение двух лет в школу ее носили на руках. Пришлось заново учиться ходить. Научилась, но инвалидность осталась.

— Мама работала на двух работах, потому что отец был инвалидом, я парализованная… Она, бедненькая, так вкалывала, кормила всех нас… Бывало, на ходу даже засыпала. Тем не менее она шила, обшивала всех нас, вязала урывками носки, варежки. Когда вязала, то прятала от меня свою работу, потому что она-то вязала нормально, а я очень туго, спицы потом невозможно было продеть. А я очень любила вязать, и мне нравилось делать это по-своему.

Женщинам с инвалидностью не рекомендуется рожать, но Людмила Федоровна рискнула и родила двух дочерей. В Иркутске в 1969 году она получила профессию швеи в училище для инвалидов. Мастерица рассказывает, что всегда любила шить. В детстве это была одежда для кукол, в молодости — пэчворк, лоскутное шитье. Особенно увлечение шитьем помогало в трудные годы, когда были проблемы с работой, а нужно было как-то выживать. Людмила Федоровна шила детские платья и сдавала их в магазины.

Семейное дело

Шесть лет назад Людмила Черных приехала к дочери в Оек, пришла в Дом культуры, где та работает, и впервые увидела кросна — ткацкий станок.

— Сразу попробовала поткать, мне очень понравилось. И потом я долго искала спонсоров, обращалась к руководителю ассоциации «Оникс» Галине Яковлевне Березиной, чтобы она написала проект и можно было бы по гранту получить кросна. Она такой проект написала, и нашему клубу инвалидов «Общение» дали ткацкий станок. Это было такое счастье! Я была в санатории. Позвонил муж, говорит: «Кажется, нам дали станок. Ждут, когда ты приедешь». Я вначале не поверила, от радости даже заплакала. Девчонки в комнате думали, что какое-то несчастье случилось. А я от радости…

Руководитель ассоциации мастеров народного творчества «Оникс» Галина Березина организовала курсы, и Людмила Федоровна стала одной из первых учениц. Затем в Иркутске появился свой мастер, который научился делать ткацкие станки. Ткать на станке можно дранками (это ткань, порезанная на тонкие полоски) или нитками. Из дранок ткут ковры, половички, верхнюю одежду, а из ниток все что угодно: и скатерти, и полотенца, и блузки, и платья.

— «Дранка» — от слова «драть». Ткань не режут, а рвут. И когда сидишь вечерами, делаешь дранки, это так нервы успокаивает!.. Мысли хорошие приходят, — говорит мастерица. — Некоторые говорят, что ручным ткачеством заниматься — это несерьезно. А мне очень нравится. Заразились у нас ткацким делом все. В нашем клубе инвалидов «Общение» расписана очередь, кто в какой день ткет за станком, и люди с нетерпением ждут своей очереди. У нас в клубе все занимаются разным творчеством, но ткать любят все.

Людмила Федоровна тоже мастерица разносторонняя — и бисером вышивает, и украшения создает, и игрушки вяжет, и декупаж осваивает, и керамику. Но больше всего ей нравится ткать.

— Самое трудное — это приготовить дранку и заправить станок. А потом уже получаешь удовольствие и ткешь. Можно за день соткать два метра, если станок заправлен, дранка приготовлена и ты уже знаешь, что будешь делать, — говорит мастерица. — Главный мой помощник — муж Виктор Леонидович. Только вдвоем можно заправить станок, в одиночку не получится.

Ручным ткачеством Людмила Федоровна занимается в течение четырех лет. Освоила все ткацкие техники, уже может сама давать уроки и мастер-классы. В последнее время в одежде и в интерьере очень популярен этнический стиль, так что у мастерицы немало покупателей. Тканные на кроснах скатерти, полотенца и половички в русском стиле нередко покупают иностранцы.

— Однажды к нам приехал француз и заказал своей даме сердца прикроватный коврик, чтобы она каждый раз, вставая на него, знала, что это любимый привез ей из России. Очень часто заказывают коврики для бань, которые кладут на сиденья. Заказывают, когда оформляют интерьер квартир, кафе. Однажды был заказ от детского сада — длинный половичок на скамейку, где дети переодеваются.

Иркутский гобелен

Людмила Федоровна Черных — постоянная участница выставки творчества инвалидов «И невозможное возможно». Кроме того, весной проходила выставка в Доме Рогаля «Семейное рукоделие мастеров «Оникс». На них мастерица представила половички, полотенца, изделия в стиле пэчворк, вышитые бисером иконы и картины, полотенца, декоративные украшения интерьера и два больших панно в стиле лоскутного шитья — «Окна моего города» и «Калейдоскоп».

— Панно «Окна моего города» я делала долго. На ней 16 окон, и на каждом аппликация в виде горшочков с цветами, вышитыми вручную. На каждом окне наличники из кружевной ленты. Я делала ее два года, когда лежала в больнице, а потом в санатории. И в выходные, и в свободные вечера. Панно «Калейдоскоп» размером два на два метра состоит из 42 квадратов, и в каждом квадрате по 42 луча. Это очень кропотливая работа.

Выставка получилась семейная. Наряду с работами Людмилы Федоровны Черных на ней были представлены изделия двух ее дочерей. Старшая дочь тоже окончила курсы ручного ткачества, но в Доме культуры, где она преподает, пока нет ткацкого станка. Поэтому в основном она вяжет одежду, рюкзаки, аксессуары и другие изделия. А младшая дочь любит экспериментировать. На выставке она представила картины в необычной технике — энкаустики. Создаются они при помощи обычного утюга. Вначале его нагревают, затем наносят рисунок восковыми мелками и проводят им по бумаге. В XIII веке подобным образом создавали иконы.

— Младшая дочь работает медсестрой и любит заниматься разным рукоделием. Муж у нее тоже человек творческий — он из деревянных прищепок сделал целую деревню. Там и мельница, и колодцы, и церкви. А еще они купили деревянные заготовки для яиц и методом выжигания на каждом изобразили храм. В общем, творческая семья!

— Задумок очень много, но мало времени. Возраст уже приличный — 65 лет. И я думаю, что многое я, наверное, не успею, — говорит мастерица о планах на будущее. — Думаю, почему сутки такие маленькие? А муж говорит: «Дай тебе сутки в два раза больше, и все равно их не хватит — ты найдешь себе какое-нибудь занятие». Вы знаете, иногда даже спать некогда. О чем я мечтаю? Главное, чтобы времени и здоровья хватило на все и чтобы все идеи воплотились в интересные изделия.

В ближайших планах мастерицы — принять участие в международном фестивале мастеров декоративно-прикладного творчества, который пройдет 6 августа в музее «Тальцы». К этому событию Людмила Федоровна вместе с другими мастерами готовит большую картину, сотканную из дранок на ткацком станке.

Для ткачей создание картин — это высший пилотаж, вершина ткацкого мастерства. Работа названа «Иркутский гобелен» и приурочена к нынешнему юбилею города.

Метки: Жизнь, Иркутск