Китайцы: после нас хоть трава не расти

Запрещенные агрохимикаты продолжают вывозить со сгоревшего склада в селе Лыловщина

Даже осенью в Лыловщине Иркутского района пахнет не сеном, не намокшей от дождя землей, не овощами, а как на китайском рынке — в конце лета на окраине села на землях сельхозназначения произошел пожар - сгорели деревянные постройки. На чердаке неохраняемого сарая оказались 145 килограммов контрабандных пестицидов, и это лишь те, что сохранились в огне в чистом виде. Еще по крайней мере 300 килограммов смешались с опилками, землей, окрасив массу в кроваво-красный оттенок. Все это «добро» осталось после китайцев — нелегальных мигрантов, выдворенных еще летом прошлого года. Несмотря на ужесточение штрафов, поток граждан КНР на поля Иркутской области не сокращается, арендаторы уходят с одних земель, истощенных и отравленных химикатами, и следующим летом принимаются за другие, с новой незаконной рабочей силой. 

В безвозмездное пользование 

Удивительно, но большинство собственников, сдающих в аренду китайцам свою землю, не интересуются, что на ней происходит. По крайней мере, до предписаний и штрафов, которые приходят от Россельхознадзора. Предназначенная для выращивания сельскохозяйственных культур территория застраивается складами и овощехранилищами, зарастает сорняками, загаживается золой и отходами производства. Только в этом году за порчу земель были привлечены к административной ответственности 30 арендаторов и собственников, по оценке Россельхознадзора плодородному слою почвы нанесен ущерб в размере 41 миллиона рублей.      По правилам землепользования, к концу сезона почва должна быть чистой от сорняков, мусора и ее химический состав должен соответствовать нормам. Какой взяли — такой и вернули. Но, как рассказали в отделе государственного земельного надзора, условия выполняются крайне редко.

— Одна из задач нашего отдела — обеспечение агроэкологической безопасности, — рассказал начальник отдела государственного земельного надзора Управления Россельхознадзора по Иркутской области и Республике Бурятия Петр Михайлович Пуляевский. — Сейчас больше ответственности ложится именно на собственников, поскольку найти арендаторов бывает сложно. Сегодня один, завтра другой. Договоры оформляют на 11 месяцев, чтобы не регистрироваться в росреестре и налоговой службе.

Иногда новому арендатору или собственнику уже достается участок с химическим «кладом», при распашке в земле обнаруживают мешки с неиспользованными контрабандными удобрениями и пестицидами. Отвечать за чужое добро не хочется, и вместе с содержимым земля вновь переходит к другому хозяину. Выращивать что-то в таком месте опасно, утилизировать — дорого. Кто оставляет после себя такие неполезные ископаемые, понятно всем.

Часто берут землю в пользование китайские граждане, уже получившие российское подданство, они же привозят с родины гастарбайтеров, которые трудятся по своим правилам, а не по российским законам. Еще семь лет назад в Иркутском районе работали большие предприятия, имевшие по нескольку тепличных комплексов и привлекавшие иностранную рабочую силу законно, по квотам. Но теперь квоты на занятость в сельском хозяйстве Приангарья нулевые, а значит, все китайцы на полях — вне закона.

Неудобное соседство 

По официальной версии, новый владелец участка в селе Лыловщина и не подозревал, что на чердаке одной из построек хранятся химикаты. Но налаживать производство овощей в теплицах почему-то не торопился — они пустовали весь год. До этого много лет здесь кипела работа.

При упоминании прежних земледельцев с фермы местные жители сначала громко и нецензурно выражаются, но затем признаются, что сами нанимались к ним на подработку.

— Раньше-то у нас была тут ферма, русская, да все загнулось, работать стало негде, — причитает местная пенсионерка Нина Петровна, сидя у дороги со своим урожаем. — Мы у китайцев работали, пропалывали, один раз урожай собирали. Они из химии пользовались только селитрой и суперфосфатами, так ими и дачники пользуются, все законно. Потом пришел новый хозяин, противный такой китаец, орал постоянно, своих же лупил, бывало. К нему уже мы не ходили. Он сюда гадости и понавез...

За покосившимся забором мигранты выращивали наливающиеся красителями помидоры, даже не скрываясь от местных. Двери были всегда открыты, но в качестве охраны аграрии завели свору овчарок.
— Собаки были у них, большие такие, одна укусила моего пятилетнего брата. Родители пробовали поговорить с ними, но они по-русски не понимали, — вспоминает школьница Зухра, живущая как раз напротив злополучной фермы. — После этого я зимой через сугробы по колено дома обходила со стороны леса, чтобы домой из школы попасть. Приходила вся промокшая.

Удобрения кроме запаха ничем не мешали жителям, пока деревню не затопило. С пригорка водный поток устремился на центральную улицу, принеся с собой вонючие химикаты с китайских полей. От такого даже у молодых жителей Лыловщины ухудшилось самочувствие, кружилась голова, тошнило — типичное отравление.

— Бывало, пацаны идут, а у них рты красные. Спрашиваем: что такое? А они помидоров китайских наелись, — описывает «богатый» урожай соседей Нина Петровна. — Себе-то у них была отдельная теплица, там они нормальные овощи растили.

Такое соседство не по душе и на рынке: цены на китайские овощи ниже, чем, к примеру, на дачные, в результате страдает местный производитель. И наши русские бабушки, глядя на них, стали изворотливее: купят в теплицах перцы и помидоры по низкой цене и продают как домашние, но дороже.

Концы — в огонь 

Иностранные фермеры не заботятся о состоянии отработанного участка: прямо на землю выбрасывается шлак из печей отопления, испорченные овощи, ботва. За это Россельхознадзору удалось привлечь к ответственности собственника теплиц в Хомутово: ущерб, нанесенный земле, составил 400 000 рублей, дело рассматривается в суде. Также идут процессы по изъятию земель у недобросовестных хозяев.

С химией дело обстоит сложнее: в год инспекторы находят от 300 до 800 килограммов незаконных препаратов, и еще сотни тонн вполне легальных, но хранят их не по правилам. Нарушают и нормы использования химикатов: например, количество нитратов в почве может быть больше нормы в десятки раз. Такая земля нуждается в очистке, рекультивации.

Основная опасность для потребителя заключается в китайских несертифицированных препаратах, которые из-за границы везут оптовыми партиями. И уничтожают так же. Но даже огонь не способен испарить отраву: после пожара на складе в Лыловщине остались целые упаковки с надписями на китайском и веселыми помидорками. ЧП не удивило местных — пожар тут был уже не впервые.

— Когда еще китайцы тут работали, они сжигали пленку с теплиц. Противный дым, едкий, от него всем было плохо, — делятся местные жители. — Потом они жгли обертки из-под удобрений. Когда уже они съехали, сперва сгорели общага и столовая. Кто поджег, не знаю, но точно не из нашей деревни.

Второй раз ферма загорелась ночью. Соседей разбудили шум и всполохи, вызвали пожарных. О том, что в постройке хранились химикаты, знали лишь местные мальчишки, но они боялись рассказать родителям, что лазили по заброшенной ферме. Поутру на пепелище увидели красные опилки, смешанные со сгоревшими матрасами и плавленым упаковочным полиэтиленом. Как показала проверка, на землю попали 15 китайских препаратов, все запрещены в России. Прошел уже месяц, но до сих пор вокруг фермы стоит запах будто бы моющего средства или некачественного пластика. Забора вокруг нет, но жители и не ходят туда. К эпицентру ведут лишь следы шин грузовика, на котором специалисты Россельхознадзора вывезли большую часть китайского наследства. Но сейчас эта земля непригодна для возделывания.

Те, кто это оставил, давно уже уехали, вину на себя взял арендатор, за его счет и будут производиться очистка и утилизация. Но поблизости от Лыловщины есть еще две фермы, на них работают выходцы из Узбекистана, химией с их полей пока что не пахнет.

А китайцы, по словам местных, снова перекочевали, на этот раз за деревню Ширяево. Мигранты без образования приезжают из бедных районов страны, они согласны работать по 16 часов в сутки за плату, мизерную по нашим меркам. Даже преступая закон, китайцы с удовольствием едут на русские поля.

Только за это лето 2015 года миграционная служба выдворила из Приангарья 179 граждан КНР, а общая сумма штрафов за нарушение миграционного законодательства составила 20 миллионов 619 тысяч 500 рублей.

baikalpress_id:  108 664