Кино местного розлива

На две недели в Гаханы Баяндаевского района приехали кинематографисты из Бурятии,  чтобы закончить съемки художественного фильма

Одну из главных ролей исполняет Анфиса Манхаева, первоклассница из поселка Еланцы Ольхонского района. Зрители также смогут увидеть на экране и жителей Гахан. На данный момент процесс съемок киноленты в самом разгаре, но ее создатели уверяют, что уже в этом году картину покажут во всех кинотеатрах Республики Бурятия, Иркутской и Читинской областей.

Не про супергероев

— Мы дважды приезжали в Гаханы в декабре прошлого года, — рассказывает Баир Уладаев, режиссер и руководитель киностудии «Уладай Баяр». — Но в первый раз исполнителю одной из главных ролей не удалось передать внутренний мир персонажа, а со вторым актером мы успели отснять 55 минут, после чего он уехал на новогодние праздники в Улан-Удэ и уже не вернулся, сославшись на семейные обстоятельства. Тогда я принял решение сам играть своего героя. Для этого пришлось изменить сценарий, а теперь заново переснимаем сцены.

Баир Уладаев — молодой, многообещающий режиссер. В свое время он поменял много разных профессий: работал поваром, водителем маршрутного такси, вел передачи на телевидении. В 2014 году решил вдруг снять кинофильм. Сегодня его работы «Живи» и «Сэржэм» уже знакомы жителям Бурятии и Усть-Ордынского округа. Последнюю картину в прошлом году показывали и в Иркутске.

— Одно время кинотеатры Улан-Удэ не хотели брать фильмы «местного розлива», — вспоминает Баир, — мол, невыгодно. Ленту «Живи» согласились взять в прокат лишь на две недели, да еще и на самые непопулярные — утренние — сеансы. Однако позже нам предложили продлить договор, так как зрители все шли и шли. Я, если честно, сам не ожидал такого внимания к этой работе.

Индустрия кино в Бурятии развивается весьма бурно: сейчас работает уже несколько студий, за год снимается больше десятка фильмов — от короткометражных до коммерческих, рассчитанных на окупаемость. В числе последних — нашумевшие комедии «На Байкал», а также «Каникулы в Таиланде», «Решала», «Отхончик». Все эти картины показывают в местных кинотеатрах наряду с российскими и мировыми, а их популярность объясняют тем, что жителям интересно наблюдать не только за супергероями, но и за обычными людьми. Однако Баир Уладаев и его команда сумели даже здесь выбиться из общего ряда, выбрав жанр драмы.

— Наш зритель к нам все равно придет, — говорит Баир. — Я общался с коллегами из других регионов на международном кинофестивале в Чебоксарах, и многие говорили, что в наше время, когда по телевидению крутят один криминал, не хватает именно простых, душевных фильмов. Когда-то была мода на боевики с Брюсом Ли, сейчас популярны комиксы от Марвел, но придет поколение, которому будут интересны фильмы,  снимаемые нами.

Дебютной лентой Баира Уладаева стала социальная драма «Живи» — про молодого парня, который приехал из деревни покорять город; его дом в это время сносят, а сам он вскоре оказывается в тюрьме.

— Самовольные постройки — серьезная проблема в нашем регионе, — объясняет Баир выбор темы. — В Улан-Удэ до 20 тысяч таких построек. Вот и мой герой — молодой парень, вернувшийся из армии в родную деревню, понимает: работы нет, сверстники спиваются, а земля, на которой он вырос, арендована бизнесменами. Тогда он самовольно ставит дом, потому что это «наша земля». Мы уже работали над фильмом, когда узнали, что сносят очередной дом в поселке Таежном в Улан-Удэ. Операторы привезли оттуда документальные кадры: люди строили баррикады, перекрывали дорогу машинами, вступали в драку с сотрудниками ОМОН, один человек пытался себя поджечь… В итоге происходившее вошло в наш сценарий.

После выхода киноленты «Живи» в правительстве Республики Бурятия приняли постановление, позволяющее узаконивать такие дома. Баир Уладаев тем временем приступил к съемкам второго фильма — «Сэржэм», который вышел в прокат в 2016 году. В нем режиссер поставил перед зрителем вопрос сохранения национальной культуры, где любовь и переживания за близкого человека приводят главных героев к истинной вере.

— Сэржэм — это традиция степных народов делать подношения божествам, — говорит Баир. — Каждое утро мы садимся за стол только после этого ритуала. Я уверен, что в нашей многонациональной стране необходимо знакомить население с обычаями других народов. С этой точки зрения мне, например, интересно смотреть чеченские, татарские, башкирские фильмы. Поэтому уже сейчас мы начали организовывать межрегиональный союз режиссеров, чтобы широкому зрителю было доступно кино из разных регионов России.

Народное кино — дешево и сердито

Год назад киностудия «Уладай Баяр» приступила к работе над масштабным историческим фильмом «Путь народа», съемки которого, к сожалению, пришлось приостановить из-за недостатка финансов.

— Мы встречались с Вячеславом Наговицыным (тогда он был главой Бурятии), он обещал выделить 10 миллионов рублей, — рассказывает Баир. — И, хотя потом мы урезали смету до трех миллионов, проект пришлось заморозить, так как министерство культуры отказалось нас спонсировать. Понятное дело, что создание фильмов — удовольствие не из дешевых. Поэтому обычно мы довольствуемся малым: не строим павильоны, а ищем готовые локации, подстраиваемся под время суток — утренние сцены, например, можем снимать только утром. Иногда даже меняем сценарий. В «Сэржэме», например, у меня изначально была сцена, где главного героя начинают рвать волки. Но для этого надо было найти собак и кинолога, а это все денег стоит. В итоге в фильме появился лишь вой волка.

Баир Уладаев отмечает, что не ставит перед собой цель заработать деньги, пока вполне достаточно того, что фильмы просто окупаются.

— Мы хотим развиваться естественным путем, — говорит режиссер. — Когда на местном уровне жители будут нас знать и полюбят, тогда, возможно, мы будем стремиться к большему. Сейчас мы еще учимся и не готовы выходить на российский уровень.

И все же время работы над лентой «Путь народа», которая шла как в Улан-Удэ, так и в Иркутской области, не прошло даром. Здесь команда Баира Уладаева пополнилась самодеятельными актерами.

В их числе, например, оказалась уроженка Гахан Ирина Урбаева.

— Я окончила иркутский политех и два года работала бухгалтером, — с улыбкой вспоминает Ирина. — Параллельно выступала в бурятском национальном ансамбле «Улаалзай». Однажды пришла на репетицию и увидела людей с камерами — шел кастинг. Меня утвердили на роль, а позже Баир предложил мне остаться в киностудии в качестве ассистента режиссера. Я все бросила и погрузилась в мир кино.

В «Пути народа» состоялось судьбоносное знакомство бурятских кинематографистов и с Анфисой Манхаевой из поселка Еланцы.

— Ее мы увидели в массовке во время съемок в деревне Анге Ольхонского района, — рассказывает Ирина. — Там было около ста человек — взрослые, дети, но Анфиса выделялась из общей массы. Кадры с ней попали в самый первый трейлер, и все, кто его видел, сразу обращали на внимание на яркую девочку. Так что, когда нам по сценарию очередного фильма понадобился ребенок, мы не раздумывая связались с родителями Анфисы.

В кадре — степные просторы

Идея нового фильма «На берегу мечты» (это рабочее название) родилась у Баира Уладаева прошлым летом.

— Это красивая и грустная история, — приоткрывает он сюжетную тайну, — про девочку, которая сбежала из детского дома в поисках волшебной страны, и про ветерана чеченской войны. Он пытается вернуть тот мир, в котором жил раньше, а она не верит взрослым, которые не раз ее предавали. Когда эти двое встречаются, то меняют друг друга.

По сценарию события разворачиваются в одной из деревень Иркутской области, именно поэтому съемочная команда «Уладай Баяр» приехала в Гаханы.

— Если честно, мы искали подходящие локации в окрестностях Улан-Удэ, — признается Ирина Урбаева, — но там не осталось ни одного дома с деревянными рамами, везде только пластик. А наша история развивается в конце 90-х, когда в деревнях не то что пластиковые окна не делали — телевизоров у многих не было! Тогда мы решили приехать ко мне на родину, ведь моя мама живет как раз в таком доме. Здесь нам подошли даже дворовые постройки и природа. Колоритная местность, степные просторы — это все будет в фильме.

Вместе с деревней в кино попадут и местные жители — продавщица из магазина, прохожие. Одна из эпизодических ролей досталась педагогу дополнительного образования из деревни Бадагуй Вере Урбаевой — маме Ирины.

— Сначала мое участие заключалось в организационных вопросах, — говорит Вера Раднабазаровна, — я, например, помогала искать различную атрибутику. Но потом мне предложили роль соседки, с которой главный герой в знак уважения разговаривает на родном языке. Мне это понравилось, и я согласилась. Ведь этот факт отражает реальные процессы, которые протекают в бурятских деревнях. Вот я, например, говорю с вами по-русски, а думаю при этом на бурятском. И если со старшим поколением мы можем говорить на родном языке, то молодежь постепенно его забывает. Хотя, конечно, быть актером — это сложно. Казалось бы, я взрослый человек, но мне говорят: «Не смотрите в камеру!» — а я все равно не могу удержаться!

Вера Урбаева рассказывает: дом, который увидят зрители в фильме, а также задний двор и загон для скота построил еще дед ее мужа. Основное действие фильма станет проходить в комнате, но будут в кадре и деревенские улочки, и магазин, и даже Качугский тракт.

— Во время прошлых съемок, в декабре, мы работали в этом помещении и жили тут же, — посвящает Ирина в тонкости киношного процесса. — Но это было неудобно, так как приходилось переносить вещи из угла в угол. На этот раз мы решили подготовить комнату только для съемок, а сами живем в соседних домах.

Для бурят и не только

Съемочная команда — это режиссер, его помощник, оператор и звукооператор Зоригто и Игорь Уладаевы, актер из Улан-Удэ Алексей Суворов и юная Анфиса. По вечерам, когда заканчиваются съемки и взрослые приступают к монтажу, Анфиса со своей бабушкой начинает повторять сценарий.

— В третий раз уже приезжаем, — смеется бабушка Ольга Лазаревна, — конечно, интересно! Внучка легко слова запоминает, хотя до этого ничем подобным не занималась. По сценарию у героини тяжелая судьба, но мы объяснили Анфисе, что это выдуманная история и это другая девочка. Она поняла и очень легко переключается: если надо плакать — плачет, но, стоит только выключить камеру, и она начинает играть, смеяться. Один раз только отказалась сниматься, в декабре, когда шли съемки на трассе, а на улице мороз стоял — минус тридцать…

— Из-за того, что мы снимаем одной камерой, в каждой сцене нам приходиться делать несколько дублей, — подключается к разговору Баир. — Но очень редко это происходит из-за того, что у актрисы не получилось что-то сыграть. Анфиса хорошо чувствует, какую эмоцию надо показать, и все это выглядит естественно. Взрослые актеры уже в шутку задаются вопросом: как соответствовать Анфисе?

Для самого Баира это не первый актерский опыт, он уже играл в фильме «Сэржэм».

 — В одной из рецензий на мой первый фильм критики даже писали, что это первый фильм, снятый в Бурятии бурятами и про бурят (до сих пор мои коллеги приглашали в свою команду столичных специалистов), — замечает он. — Со временем, думаю, у нас в регионе появятся свои профессиональные актеры, но пока мы проводим кастинг среди обычных людей. И в этом есть своя сложность: не всегда получается найти человека, который хотя бы внешне соответствовал образу. И уж тем более чтобы он сумел передать его внутренний мир. А мне близок мой герой, которого я играю сейчас, потому что в Чечне был мой старший брат.

Продолжительность фильма «На берегу мечты» составит 1 час 20 минут. Команда из Улан-Удэ признается, что полностью готов он будет прямо здесь же, в Гаханах. Единственное, что останется сделать по возвращении, — написать титры и саундтрек.

Фото автора

Метки: Культура
Загрузка...