«Каждую свою гайку я в лицо знаю и за нее переживаю»

На рынках Иркутской области появятся макароны и крупы от черемховского фермера Павла Бакаева

Жизнь Павла Бакаева ничем не отличалась от жизни других деревенских парней советского времени. Окончил местную восьмилетку, устроился в колхоз учиться на сварщика, в положенное время сходил в армию. А сейчас, в 2015-м, родное село Павла Бакаева — Парфеново — начинается с крепкого, хоть на картинку в рекламный журнал выставляй, хозяйства, созданного его собственными руками. Как же вышло, что обычный парень дорос до владельца крупного КФХ? Чтобы получить ответ на этот вопрос, мы приехали к фермеру в гости.

Прочный фундамент

— Вы только про меня много не пишите. Пишите про рабочих, про мою семью. А мне слава не нужна, — с порога предупреждает журналистов Павел Бакаев.

Фермеры вообще народ непубличный. Люди старой закалки не любят внимания прессы. И в этом смысле глава крестьянско-фермерского хозяйства из села Парфеново Черемховского района своих коллег поддерживает. Но если многим аграриям действительно особо похвастать нечем, то КФХ Бакаева выгодно отличается от хозяйств, где доводилось бывать журналистам: современный технопарк, новые постройки, сушильные комплексы, цех переработки, мельницы. На «низком старте» стоит во дворе техника. Полным ходом идет посевная. Даже самая пристрастная комиссия не нашла бы к чему придраться. В каждом уголке этого хозяйства царит идеальный порядок.

— Во всем должна быть красота, и в сельском труде тоже, — объясняет Павел Николаевич. — Я простой колхозник, а вот моя жена, Нина Александровна, учитель русского языка и литературы, выпускница Иркутского государственного университета. К нам после учебы по распределению приехала. Все, что у меня есть, — это ее заслуга. Жена — моя опора. Когда в 2011 году я собрался оформлять документы как фермер, она меня поддержала.

Хозяйству пошел пятый год. За это непродолжительное для любого аграрного предприятия время проделана большая работа. В отличие от многих хозяйств, которые возникли в перестроечное время на базе крупных колхозов, вся база КФХ Бакаева была построена с нуля. В этом году в хозяйстве посеют более 2 тысяч га зерновых, 175 га однолетних и 86 га многолетних культур. Фермер успешно торгует мукой высшего и первого сорта, кормами, а недавно открыл пекарню, в которой только одного хлеба выпекают тысячу буханок в сутки.

— Вообще-то начальником я не планировал быть. Пока колхоз окончательно не развалился, то есть до 2004 года, там работал. Был и сварщиком, и водителем, и механизатором, и токарем. Как комбайнер отработал 11 сезонов. Каких только грамот у меня нет!.. Даже, помню, к нам в Черемховский район приезжал космонавт, он мне одну из грамот вручал. Есть и орден Трудовой Славы III степени. Чего только за жизнь не было: начинал как сварщик, а потом, когда опыта набрался, был в колхозе управляющим отделением, а затем заместителем председателя. Тогда колхоз наш гремел, было 4000 га земли, много техники. А коллектив у нас всегда был хороший. Поэтому, наверное, так долго продержались. Только в 2004 году окончательно прекратил существование наш колхоз, который последние годы часто менял формы собственности. Когда на базе колхоза образовалось КФХ, меня пригласили быть его управляющим.

Друзья, зная об опыте и порядочности Павла Бакаева, часто задавали вопрос: «Почему не откроешь собственное дело?» На что тот неизменно отвечал: «Я свой пай отработал и больше на земле всерьез работать не хочу». Но в 2011 году обещание не сдержал и взялся за дело.

— Тянуть уже нельзя было — все разваливалось. Решил попробовать. Мне тогда крупно повезло. В 2011 году я выиграл грант — 1,5 миллиона рублей — как начинающий фермер. Но что-то там не получилось с оформлением бумаг. Дело мое затянулось, и срок получения гранта прошел. Зато меня заметили в министерстве сельского хозяйства области и рассказали о возможности поучаствовать в конкурсе на получение инвестпроектов. Составил бизнес-план и неожиданно для себя прошел отбор. При помощи субсидий, привлечения кредитных средств удалось купить всю новую технику, работать на которой одно удовольствие. Хочу, раз довелось встретиться с прессой, отметить работу Ирины Бондаренко, нашего министра. Она всегда каждого фермера выслушает, за каждого из нас бьется. Каждый, кто на земле пашет, о ней только хорошее говорит — спросите любого.

Пшеничный ларь на рынке области

С самого начала Павел Бакаев приступил к фермерству как полагается. Он хорошо знал местность и людей, с которыми ему предстояло трудиться бок о бок. Главный принцип Бакаева таков: мелочей в получении хорошего урожая нет. В хозяйстве, поддерживая начальника, скрупулезно следят за качеством семян и хранением зерна. Каждое зернышко здесь собрано с любовью, просушено, сохранено по всем правилам. Мало кто из фермеров нашего региона стабильно получает муку высшего сорта с высокой клейковиной, а вот в Парфеново это удается.

— Закупаем на тулунской станции суперэлиту, для хлебопечения сеем сильный сорт яровой пшеницы — «новосибирская-29». Плюс вовремя проводим протравы, вносим удобрения. Что касается кормов, то сеем не только привычные сорта. Например, используем горох «Эврика». Это чистый белок, который можно применять для улучшения кормовой базы. Мы довольно успешно торгуем своей продукцией и стараемся предлагать товар высокого качества. Популярностью пользуются гранулированные корма. Для их изготовления есть необходимое оборудование. Если объяснять по-простому, то гранулированный корм получается так: пускаем под пресс дробленую смесь и получаем палочки. Это для скота как семечки для людей. Туда, при изготовлении, можно добавлять различные витамины. А так как, по сути, это уже сваренная масса, то ее можно заливать водой и получать полноценный корм. Чисто, красиво и просто в хранении. Вот только такой корм получается дороже обычного. Пока на него особого спроса нет, сейчас люди спрашивают то, что подешевле.

Кстати, о приметах времени. Пока в хозяйстве Бакаева кризис не почувствовали. Рачительный хозяин по привычке купил топливо и удобрения еще в прошлом году, по старым ценам. Поэтому посевная здесь идет без особых затрат.

— Не надо ныть, надо работать. И работать ежедневно. Конечно, труд на земле нелегок, да и никогда, при любой власти, хлеб легко не доставался. Но что-то делать, развиваться надо. Сейчас вот много говорят про импортозамещение. Думаю, это вполне возможно. Люди, наевшись химии, хотят есть качественные, экологически чистые продукты. Сужу по своему опыту. Моей пекарне нет и года, а объемы уже большие. Хлеб нескольких сортов, кондитерские изделия. Торгуем в своем селе, по району, возим в Черемхово. Люди, которые за кормами приезжают, уже знают о нашем хлебе, по 50 булок берут. Так что дело выгодное, тем более что печем исключительно из своей муки. Особенной популярностью пользуется сорт хлеба «Заливной». Его за один присест целую булку съесть можно!

— Да, хорошо берут наш хлебушек, — подтверждает Любовь Вайтович, продавец магазина. — Раньше возили из Черемхово, но это совсем не то. Теперь мы туда возим. Хлеб и кондитерские изделия, выпеченные из муки местного производства, намного вкуснее. Они и в местную школу поступают. Дети очень любят булочки со сгущенкой. День и ночь работает наша пекарня. Только хлеба тысячу булок в сутки выдает!..

Планы у Павла Бакаева большие, но вполне осуществимые. В ближайшее время в Парфеново хотят открыть производство макаронных изделий из твердых сортов пшеницы и крупяной цех. В силах сибирского фермера делать перловку, гречку, манку, пшенку.

Как назвать продукцию, под каким брендом, как сейчас принято говорить, выпускать товар, Павел Николаевич еще не придумал. Но один из сыновей главы хозяйства уже дал имя продающейся на прилавках области муке. Продукцию под брендом «Пшеничный ларь» можно найти в магазинах региона.

Кстати, о сыновьях. Старший, Александр, давно работает у отца, а вот младший, Павел, переехал из Иркутска совсем недавно. Молодой человек получил профессию юриста, но работал строителем. После нескольких лет жизни в большом городе решил перебраться на малую родину. С собой Павел Павлович привез молодую жену — Галину. Как и отец, он выбрал себе в жены выпускницу факультета филологии и журналистики государственного университета. Скучно на селе следующему поколению Бакаевых не будет. В хозяйстве в основном работают их ровесники. Средний возраст сотрудников КФХ — 30 лет.

Молодежь поехала в село

— Сам не знаю, как вышло, что у меня такой коллектив молодой. Много династий здесь работает, их отцы еще в колхозе трудились. Смею надеяться, что пошла такая волна — возвращаться в села. Была бы работа. В городе, вдали от родных, не каждый выживет, да и не каждому этот город нужен. Когда-то Парфеново было большим селом, сейчас во всем нашем муниципальном образовании 2200 человек живет. Тоже немало. Но моя цель, чтобы было еще больше. В моем хозяйстве неплохая зарплата, есть премии. Зимой работники заняты на производстве муки, без работы не сидят. Но беру я не всех. Борюсь, как раньше говорили, за хорошие кадры. Сразу никого не принимаю, все проходят испытательный срок. Пьющих и лодырей у меня нет. Собственно, во многом благодаря местным я и решился на этот шаг — стать фермером. Не мог смотреть, как мои товарищи остаются без работы. Поэтому коллектив берегу.

Напоследок мы спросили у Павла Николаевича, захотел бы он вернуться в прошлое и принять на себя управление колхозом.

— Социализм — хорошая штука. Главное, что там было, — это культура. Был организован досуг рабочего человека, была сформирована уникальная культура производства. Я теперь, как по старым меркам, вроде кулака, видимо, считаюсь. Но зато каждую гайку я «в лицо» знаю, за все лично переживаю. А иначе нельзя — растащат. Поэтому, думаю, везде нужен хозяин. А как строй называться будет — дело десятое.

  • Аграрный вопрос

— Всех, кто работает на земле, волнует вопрос ценообразования. Мы не можем существовать без поддержки государства, без субсидирования. Вот, например, посевной комплекс. Он стоит 15 миллионов рублей. Это мне 3 тысячи тонн зерна нужно продать, чтобы только один посевной комплекс купить! Килограмм удобрения стоит 20 рублей, а килограмм зерна — 6 рублей, солярка по 35 рублей. Те, кто давно в сельском хозяйстве работает, помнит, что в советское время солярка стоила 14 копеек при цене на зерно 22 копейки. Вот такая должна быть пропорция, чтобы аграрная отрасль пошла в гору. Хотелось бы знать, что думают по этому поводу представители власти. Что они предлагают, какой выход видят: возвращать средства фермеру или сдерживать цены?..

Загрузка...