Какая судьба ждет вузы Иркутской области?

Сразу несколько высших учебных заведений региона испытывают сейчас определенные проблемы

Еще не так давно Иркутск считался студенческим центром не только Сибири, но и всей страны. Сейчас он, похоже, еще сохраняет это гордое звание, но с большими оговорками. Непонятная ситуация с бывшим инязом, бесконечные скандалы вокруг сельхозакадемии, подвешенное состояние филиалов БГУ (бывшего нархоза), туман по поводу создания в регионе опорного вуза — все это привело к тому, что немалая часть выпускников школ рассматривает для продолжения учебы соседние регионы.

Студентов назвали лохами

Самая непростая ситуация сейчас в бывшем инязе. Еще недавно он был престижным учебным заведением, куда стекались абитуриенты со всей Восточной Сибири. Но реформа образования «съела» ИГЛУ — в 2012 году вуз признали неэффективным. За «неэффективность» пришлось расплачиваться. Руководство вуза решило, что лучший способ сохранить учебное заведение — присо­единиться к крупному федеральному вузу лингвистической направленности. Так иркутский иняз стал филиалом МГЛУ — Евразийским лингвистическим институтом Московского государственного лингвистического университета.

Сейчас филиал МГЛУ находится в тяжелом положении. Около 800 студентов с удивлением узнали, что они не смогут больше учиться в родном вузе — по 13 непрофильным специальностям иркутский филиал московского университета не смог получить аккредитацию. Преподаватели видят лишь один выход, который позволит сохранить учебное заведение в целостном виде: войти в состав ИГУ всем учебным заведением. Однако новое руководство филиала, представляющее интересы головного московского вуза, такой вариант категорически не приемлет, считая его нереальным, и видит выход в том, чтобы раздробить учебное заведение, передав студентов неаккредитованных специальностей разным вузам.

В понедельник студенты устроили видеосессию — перед входом в родной вуз снимали личные видеообращения к министру образования, губернатору и всем, кто услышит, с просьбой разъяснить происходящее и сориентировать молодежь.

— Нам никто ничего не объяснил, просто поставили перед фактом. И суть обращений в том, что мы просим объяснить, почему нам не предоставили право выбора, в какой вуз перевестись. Просто сообщили, что ряд специальностей переводят в БГУ, ряд — в ИГУ, ряд — в ИРНИТУ. По слухам, представители БГУ даже заставляли писать заявление о переводе к ним, — объясняет студенческую инициативу Александр Астахов, бывший председатель студенческого профсоюза, четверокурсник, обучающийся по непрофильной специальности «менеджмент».
На собрании студенческого коллектива нынешний руководитель филиала Татьяна Музычук объяснила студентам, что им никто сейчас не сможет помочь, они должны смириться с создавшимся положением, принять то, что им предлагает руководство вуза, и оставить идею, которая витает в воздухе и активно поддержана преподавателями, — о переходе вуза целиком под крыло ИГУ.
Татьяна Музычук обратилась к студентам-лингвистам с требованием работать в прежнем режиме, не объединяться в группы и не идти на баррикады, потому что с идеей присоединения к ИГУ их ведут в никуда — никто не отдаст филиал. Более того, Татьяна Музычук позволила себе неосторожное высказывание, которое вызвало общественное негодование: она назвала студентов, поддерживающих идею присоединения, лохами. Это высказывание сразу же попало в СМИ и разошлось в Интернете. Студенты выложили в Сеть видео с собрания.

Преподаватели сами проанализировали долгосрочные перспективы. По их мнению, если вуз останется в статусе филиала ЕаЛИ МГЛУ, то дальнейшее развитие событий обещает быть травматичным. В связи с политикой Минобрнауки существует угроза закрытия филиала — министерство неоднократно заявляло о сокращении количества филиалов центральных вузов. В ближайшие два года такая участь ожидает 30% филиальных учебных заведений.

Гораздо более симпатичные перспективы преподаватели видят в покровительстве Иркутского государственного университета. Ректор госуниверситета Александр Аргучинцев согласился принять вуз целиком — этого, собственно, и желает коллектив учебного заведения. В таком случае вуз имеет возможность сохранить целостность, а значит, и студентов, и преподавательский состав. В этом случае удастся продолжить курс на интегрирование лингвистических дисциплин в неязыковые специальности, такие как реклама, туризм и менеджмент. К тому же в ИГУ работают 7 диссертационных советов и 8 крупных научных подразделений, что позволит сохранить и развивать научные школы бывшего ИГЛУ.

Эту идею поддержали областные власти. Но вот дирекция самого филиала отозвалась на эту возможность агрессивно. Руководство ИГУ, по мнению Татьяны Музычук, ведет «политическую игру», а не предлагает конструктивную политику помощи. Все происходящее вызывает вполне закономерные подозрения: от филиала хотят избавиться.

Будет ли опорный вуз?

Между тем судьба ИГУ во многом зависит от того, станет ли он опорным вузом. Как рассказал ответственный секретарь приемной комиссии ИГУ Дмитрий Матвеев, в первом раунде конкурса для создания опорного вуза университет не участвовал.

— Насколько я знаю, в первом этапе не участвовал ни один вуз из Сибирского федерального округа, — говорит Дмитрий Матвеев.

Но если в прошлом году некоторые эксперты говорили о том, что госуниверситет выживет и будет прекрасно работать и без объединения с другим вузом, так что становиться опорным ему необязательно, то сейчас фактически все уверены: создание опорного вуза — это единственный правильный вариант в этой ситуации.

— Позиция нашего университета однозначна: нам необходимо становиться опорным вузом. Так считает ректор, так считает наш ученый совет, и я думаю, что это абсолютно правильно, — говорит доктор физико-математических наук, профессор Иркутского государственного университета Сергей Язев. — Согласно планам министерства, только опорные вузы получат право бюджетного финансирования магистратуры и аспирантуры, право получать государственные задания по науке, право иметь диссертационные советы. Все это, согласно современной концепции, обязательные элементы высшего образования. Если этого не будет (а в неопорных вузах этого нет. — Прим. ред.), университет превратится в колледж. Это гибель вуза, это серьезный удар по региону, поскольку перспективы развития области без полноценного университета выглядят, с моей точки зрения, плачевно.

У Иркутского госуниверситета еще есть шанс стать опорным вузом, если он примет участие во втором этапе конкурса. Пока Министерство образования и науки РФ не объявляло официальные сроки второго раунда, но, возможно, он будет совсем скоро — в апреле. Перед тем как принять участие в конкурсе, университет должен объединиться с другим вузом. С каким? Пока этот вопрос не решен. В настоящее время обсуждается идея объединения с ЕаЛИ МГЛУ, поскольку ситуация там, мягко говоря, критическая.

— Я не знаю точно, но слышал, что руководители нашего иняза, имеющего статус филиала московского вуза, пока не выказывают желания присоединиться к ИГУ. Это значит, что объединение невозможно — если, конечно, министерство в Москве не примет волевое решение, — считает Сергей Язев. — Я думаю, что в условиях, когда некоторые направления обучения в инязе оказались неаккредитованными, присоединение лингвистического университета к ИГУ было бы разумным шагом.

Что касается объединения с БГУ (бывший нархоз), то тут ситуация неоднозначная. Если исключить все ведомственные вузы, которым сложно участвовать в конкурсе Министерства образования и науки РФ, поскольку их федеральные учредители в основном не заинтересованы в этом, и ИрНИТУ, имеющий статус научно-исследовательского вуза и соответствующее федеральное финансирование, то остаются только два высших учебных заведения, которые могут объединиться: БГУ и ИГУ. Однако сами вузы, похоже, не очень заинтересованы в этом. В частности, педагоги ИГУ говорят, что при объединении с Байкальским государственным университетом у ИГУ сразу упадут все показатели — учебные, научные.

— Я считаю, что если будет возможность пройти этот путь без объединения с БГУ — будет гораздо лучше. Существует немало минусов у варианта с объединением. Один из факторов — я подчеркиваю, что это сугубо моя точка зрения, — заключается в том, что у ИГУ и БГУ различаются сами концепции высшего образования, разнятся подходы к обучению студентов. По-моему, совместить их невозможно, — говорит Сергей Язев.

По мнению педагогов, если другого пути не будет, то лучше, если к Иркутскому госуниверситету присоединится БГУ, а не наоборот, поскольку у ИГУ есть неплохие шансы выиграть конкурс, а у БГУ их почти нет. Как бы там ни было, останется в регионе Иркутский государственный университет или нет, станет ясно после второго этапа конкурса. Если, конечно, ИГУ будет в нем участвовать.

Аграрии сокращают кадры

Похоже, реформа высшего образования коснется и Иркутского государственного аграрного университета. Хотя поначалу казалось, что ведомственные вузы защищены от политики Минобрнауки, так как они в первую очередь подчиняются своим министерствам. Тем не менее экономические санкции и финансовый кризис в стране привели к решению сократить число вузов, в том числе сельскохозяйственных.

Впрочем, в Иркутском государственном аграрном университете уже сейчас немало проблем. Напомним: в конце прошлого года был освобожден от должности ректор Иркутского государственного аграрного университета имени Ежевского Геннадий Такаландзе. Как нам рассказали в вузе, из-за некорректной работы прежнего руководства возникли серьезные долги по стипендиям и зарплатам педагогам. В феврале студенты даже готовы были выйти на митинг и обратиться к правительству региона. Затем ситуация со стипендиями вроде бы разрешилась, однако все еще остались долги по зарплатам сотрудникам вуза. Педагоги получают заработную плату частями. При этом в первую очередь деньги выплачивают социальным категориям — многодетным, малоимущим.

Однако это еще полбеды. В ИрГАУ обеспокоены намерениями сократить в стране сельскохозяйственные вузы.

— Мы слышали, что в России из более чем 50 существующих сельскохозяйственных университетов оставят только 30. По каким критериям будут сокращать, неизвестно. К тому же по всей стране уменьшают количество экономических специальностей в вузах. Меня удивляет — от правительства мы постоянно слышим, что государство собирается поднимать малый и средний бизнес, вкладывать в него деньги. Зачем же тогда сокращают сельскохозяйственные вузы и убирают экономические специальности в других вузах? — говорит доцент ИрГАУ Оксана Виньковская.

В ИрГАУ к тому же начались кадровые сокращения. Как говорят сотрудники, Министерство сельского хозяйства РФ значительно урезало финансирование вуза, примерно на 30%, и, чтобы снизить расходы, в университете начали увольнять сотрудников вуза, которые не входят в число профессорско-преподавательского состава. Ходят слухи, что увольнения будут массовыми.

Что касается проверки вуза в плане соответствия критериям Минобрнауки РФ, то сейчас аграрный университет аккредитован по всем существующим специальностям. Педагоги надеются, что это сыграет положительную роль, когда начнется процесс сокращения вузов по стране.

На днях министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов сообщил, что к концу 2016 года министерство планирует завершить работу по «очистке» системы высшего образования страны от некачественных вузов. Так что ждать осталось совсем немного. Уже в 2017 году станет ясно, какие вузы останутся в регионе, а какие исчезнут безвозвратно.

  • Между тем

Ученый совет Байкальского государственного университета 4 апреля 2016 года планирует принять окончательное решение о сохранении высшего образования в своем филиале в Усть-Илимске. По словам ректора БГУ Александра Суходолова, у него нет сомнений в том, что члены совета поддержат данное решение. Как сообщает пресс-служба администрации города, 28 марта Александр Суходолов и депутат думы Усть-Илимска Галина Березовская обсудили вопрос сохранения в городе единственного филиала высшего учебного заведения.

Напомним: ранее вопрос о прекращении обучения по программам высшего образования в Усть-Илимском филиале БГУ был рассмотрен на сессии Законодательного собрания Иркутской области. «Факт сохранения филиала — это наглядное доказательство того, что совместными усилиями и общей конструктивной деятельностью органов местного самоуправления и депутатов Законодательного собрания могут быть решены социально значимые вопросы, затрагивающие интересы населения Иркутской области», — отметил спикер ЗС Сергей Брилка.

Загрузка...