Как живут иркутские семьи, состоящие на особом учете

Проверить условия жизни, узнать, посещают ли дети школу, и провести профилактические беседы — вот несколько задач, которые стоят перед Еленой Никитеевой, инспектором ОДН ОП № 7 УМВД по г. Иркутску, во время рейда по неблагополучным семьям.

Вместе с инспектором выезжают представители комиссии по делам несовершеннолетних, отдела социальной защиты и корреспондент «СМ Номер один». Нам предстоит познакомиться с бытом принципиально безработных и неравнодушных к спиртному родителей и узнать, как это сложно — перевоспитывать взрослых людей.

Два школьника, Сережа и Дима, в семьи которых нам предстоит сегодня съездить, — трудные подростки. Летом промышляли кражей велосипедов. Были склонны к бродяжничеству, пропускали школу. Сережа поступал хитро — отсиживал пару уроков, получал бесплатное питание и сбегал. Сережин папа хотел отдать сына в интернат и забирать на выходные, но неожиданно передумал — сын сказал, что интернат ему неинтересен.

Сначала мы навещаем семью Димы Петрова. В подъезде малосемейки в нос бьет запах кошачьей жизнедеятельности.

Петровы держат много кошек и на 12 метрах своей комнаты живут впятером — мама, папа и трое их детей. По комнате, большую часть которой занимают душевая кабина и двухэтажная кровать, трудно пройти, чтобы что-то не зацепить и не уронить. На пороге нас встречает несколько агрессивно настроенный папа.

— Дмитрий в данный момент находится в школе, — в голосе папы звучат официальные нотки.

— У нас есть сведения, что в школу он не ходит, — замечает Елена Никитеева. И тут на пороге появляется мама.

— Вообще-то он на больничном, пошел в поликлинику анализы сдавать, — зачастила женщина, взглянув на мужа с упреком.

Верить родителям на слово можно не всегда, поэтому инспектор решает связаться с поликлиникой и проверить, посещал ли Дима лечебное учреждение.

Заходим в общежитие, расположенное по соседству. Здесь живет лучший Димин друг — Сережа. Этим летом друзья попались на краже велосипедов. Состоялся суд, на котором долго бушевал Сережин папа — мужчина с характером.

Он обиделся на инспекторов за то, что посадили сына «в тюрьму». Конечно, никто 13-летнего подростка в тюрьму не сажал. К Сереже была принята мера воспитательного характера — похитителя велосипедов на 15 суток определили в центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей.

Инспектор почти всегда общается с папой, мама общения обычно избегает. Супруг встает на ее защиту — мама ищет работу, поэтому ей некогда заниматься воспитанием Сережи. Отец мальчика, электрик по профессии, тоже официально не трудоустроен, перебивается подработками.

Папа Сережи для разговора ведет нас на общежитскую кухню.

— У него по отметкам все нормально, — заявляет папа. — Пока он в центре учился, у него и четверки были.

— По математике одни четверки, по русскому тройки, — сын вносит конкретику.

В центре для несовершеннолетних правонарушителей Сережа учился в октябре, на дворе уже конец ноября.

— Ребенку пока надеть нечего! — в голосе папы звучит вызов. Сережа понуро смотрит на свои босые ноги в резиновых тапочках.

— Сейчас мы свои финансовые проблемы решим, и он пойдет учиться. У него на зиму ничего нет, у него только осенние туфли. Ему нужны штаны, курточка.

— Надо было позаботиться об этом заранее, — замечает инспектор.

— Мы об этом думали, просто у каждого дома есть свои финансовые проблемы. Ты думаешь, что вот есть долг, вернут долг, но долг не возвращают.

— Сережа, скажи, ты хочешь учиться? — обращается к мальчику Елена Никитеева.

— Да, но не в этой школе, — Сережа называет номер своего учебного заведения. — Где угодно, но только не в этой школе, я в суде то же самое говорил. Я в этой школе никак не буду учиться. Из-за директора.

— Чем тебе директор не нравится?

— Многим! — Саша отворачивается к окну. — Классный руководитель мне там нравится, а директор нет, она меня исключает, ну и пусть!

— Сейчас мы купим одежду и переведем его в другую школу, в крайнем случае в коррекционку, — говорит папа.

В процессе разговора выясняется, что мама все еще ищет работу. Выпивает.

Как-то раз в пьяном угаре разнесла комнату, переломала мебель. Посмотреть условия проживания Сережин отец не позволил и честно признался: там бардак.

— Когда у вас будет порядок? — задал вопрос инспектор.

— Пока я вам ничего определенного сказать не могу, — загадочно ответил папа.

На Сашу оформлено бесплатное питание в школе, раз в 2 года семья получает выплату в размере 1000 рублей, каждый месяц повышенные детские, отец подал заявку на бесплатный проездной. Деньги на зимнюю одежду для сына вот уже больше месяца ждут от пресловутого должника. На данный момент ни отец, ни мать не работают.

В семье Рыбаковых четверо детей — все мальчики. Но на достигнутом многодетные родители не планируют останавливаться. Ольга Рыбакова в положении, ждет девочку. Живут супруги и их дети в квартире, расположенной в просевшем бараке, вместе с матерью Ольги. Когда мы заходим в помещение, нам навстречу с радостной улыбкой вылетает хорошенький мальчик. Выходит Ольга с животиком.

— Это мой сын, — говорит женщина. — Маленький спит, остальные в школе.

— У вас почему дети по дорогам ходят? — спрашивает инспектор. Недавно дети Рыбаковых были замечены гуляющими по проезжей части.

— Вот недавно их ругали, — рапортует мама, — но они гуляют по улице. Че им, выйти никуда нельзя?

Квартира состоит их двух комнат — в одной живет бабушка, в другой многочисленная семья Рыбаковых.

Заходить в их комнату надо через кухню, столы и столики заставлены грязной посудой, по отклеившимся обоям носятся тараканы, из крана течет вода.

— Вода из крана так и бежит, — замечает инспектор Елена Никитеева. — Отремонтировать-то кран нельзя?

— Он не умеет, — быстро отвечает Ольга.

— Я много чего умею, но сантехника и электрика — это не мое, — пытается обелить себя супруг.

— У вас даже кровать на табуретках стоит, — удивляется инспектор.

Рыбаковы что-то лепечут про сложности со вторым матрасом.

— Почему в доме такой беспорядок?

— Просто я еще не убиралась сегодня.

— Что сегодня дети ели?

— Вот рагу мать приготовила, — отец открывает крышку сковородки и показывает мясо с картошкой.

— Вам срок — к пятнице в доме должна быть чистота, посуду нужно всю помыть, — в голосе инспектора появляются стальные нотки. — Ведь вы целый день дома находитесь. И кран уже пора отремонтировать!

— Извините, кран тут никак не сделаешь, вода не перекрывается. Мы в том году перекрывали, весь дом сидел без воды, — наперебой оправдываются супруги.

— Вас же должны переселять по программе?

— Весной, — говорит Ольга. — Но здесь только мама и младший брат прописаны.

Выяснилось, что Рыбаковы жили по другому адресу, тоже в бараке, но дом сгорел, взамен дали однокомнатную квартиру, но туда их не пускает Ольгин брат, который рассчитывает занять жилье после того, как освободится из мест не столь отдаленных.

На прощание инспектор окидывает взглядом стены в грязных, местами отвалившихся обоях и говорит:

— Обои надо переклеить!

— Зачем? — удивляется мать большого семейства. — Дом же будут сносить.

— Чтобы дышалось вам легче.

— Нам и так легко дышится, — бурчит Ольга и закрывает дверь.

— В прошлый раз, когда мы здесь были, таракана на одежде вынесли, — вспомнил представитель комиссии.

Первые две семьи Елена Никитеева пригласила на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, где к ним будут приняты меры административного воздействия за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. А Рыбаковы обязаны явиться в инспекию, с ними будет проводиться профилактическая работа.

Имена и фамилии героев статьи изменены.

Иллюстрации: 

К трудным подросткам инспекторы стараются найти подход.
К трудным подросткам инспекторы стараются найти подход.
Маленький сын Рыбаковых напоминает домовенка Кузю, который вынужден жить с нерадивыми хозяевами.
Маленький сын Рыбаковых напоминает домовенка Кузю, который вынужден жить с нерадивыми хозяевами.
baikalpress_id:  100 397