Как закалялся российский алюминий

Мировая алюминиевая промышленность начала выходить из тянувшегося шесть лет спада. Это очень хорошая новость для экономики нашей страны, поскольку одним из крупнейших в мире производителей «крылатого металла» является именно российская компания – РУСАЛ. Тем интереснее и важнее понимать, как формировалась отечественная алюминиевая отрасль и что она представляет собой сейчас. Готова ли она к новому рывку?

История советской (а затем – российской) алюминиевой промышленности, без преувеличения, напоминает остросюжетный роман, в котором есть увлекательная и преисполненная оптимизмом завязка, роковой переломный момент и даже главный герой, благодаря которому история на данный момент подошла к хеппи-энду, насколько он сейчас вообще возможен.

В начале славных дней

Наша алюминиевая история начинается 14 мая 1932 года, когда в СССР впервые промышленным способом был произведен первичный алюминий. Знаменательное событие произошло на Волховском алюминиевом заводе (Ленинградская область). Однако этого не могло случиться без принятия 10 годами ранее Государственного плана по электрификации России (ГОЭЛРО) – по сути, стратегии развития всего государства и всех территорий, подразумевающей строительство не только энергетических мощностей, но и промышленных объектов, которые будут потреблять вырабатываемую энергию. «Коммунизм – это есть Советская власть плюс электрификация всей страны», – заявил тогда Ильич.

В эту самую электрификацию мало кто верил. Писатель-фантаст Герберт Уэллс, посетивший СССР в 1920 году, назвал ГОЭЛРО утопией, а книгу, написанную по возвращении в Англию, озаглавил «Россия во мгле». Однако в 1934 году, вновь приехав в нашу страну уже по приглашению Сталина, достопочтенный джентльмен был весьма удивлен.

А все потому, что в план ГОЭЛРО было заложено экономически разумное технологическое решение – строить алюминиевые заводы в связке с гидроэлектростанциями. По сей день соседство алюминиевого производства и ГЭС является примером наиболее эффективного энергопромышленного кластера.

Поставщиком электроэнергии для первого алюминиевого завода СССР стала Волховская ГЭС. Следом, в 1933 году, был запущен Днепровский алюминиевый завод, и снова энергией его обеспечила ГЭС. Уже к 1935 году Советский Союз полностью заместил импорт алюминия собственным производством.

Несмотря на это, крайне важной задачей оставалось обеспечение растущего производства алюминия собственным сырьем – глиноземом. Это оксид алюминия, из которого в процессе электролиза вырабатывается сам металл. Толчком для производства глинозема послужили новые способы переработки сырья, открытые в Ленинградском государственном институте прикладной химии. В 1938 году эти разработки позволили запустить Тихвинский глиноземный завод, а спустя год – Уральский алюминиевый завод, представлявший из себя уже комплекс предприятий по производству и глинозема, и алюминия.

Уже в 1940 году, всего через восемь лет после первой плавки, СССР вышел на третье место в мире по объемам производства алюминия.

Для фронта и для Победы

Однако через год началась война. Волховский алюминиевый завод и Тихвинский глиноземный комбинат были перевезены на Урал – в Свердловск, Каменск-Уральский и на строительную площадку нового Богословского алюминиевого завода. 7 января 1943 года заработал первый алюминиевый завод в Сибири – Новокузнецкий (в то время – Сталинский). Богословский алюминиевый завод – вообще ровесник нашей Победы: он был запущен 9 мая 1945 года.

Продуманная промышленная политика – даже в суровых условиях военной экономики – принесла свои плоды: за время Великой Отечественной производство алюминия в СССР не только не снизилось, а наоборот, возросло. Поставки «крылатого металла» обеспечили бесперебойную работу военно-промышленного комплекса страны, в первую очередь авиационной и кораблестроительной промышленности.

Сибирь – алюминиевое «сердце» страны

С началом восстановления страны и нового витка индустриализации потребность в алюминии многократно возросла. Вернули к жизни Волховский и Днепровский алюминиевые заводы, а также Тихвинский глиноземный комбинат. Построили еще три алюминиевых завода: Кандалакшский, Надвоицкий и Волгоградский.

Однако настоящий прорыв для советской алюминиевой отрасли произошел в Сибири, где было решено построить целые каскады гидроэлектростанций на мощных сибирских реках. На Ангаре выросли плотины Иркутской, Братской, Усть-Илимской, позже – Богучанской - ГЭС, еще один мощный каскад из трех ГЭС – Саяно-Шушенской, Майнской и Красноярской – был сооружен на реке Енисей.

Основным потребителем энергии сибирских рек стала алюминиевая промышленность. В 1960-е годы были построены Иркутский, Красноярский и крупнейший в мире (мощность – 1 млн тонн) Братский алюминиевые заводы. Симбиоз энергии и производства привел к тому, что в 1980 году в СССР было произведено уже свыше 3 млн тонн алюминия.

Через пять лет в Сибири был запущен еще один алюминиевый завод – Саяногорский, самый технологичный в СССР. К концу 1980-х Советский Союз – уже мировой лидер и по производству, и по потреблению алюминия.

После Беловежской пущи

К началу 1990-х годов отечественная алюминиевая отрасль была одной из самых успешных и развитых в стране. Однако последовавшие затем события поставили под угрозу все, что было достигнуто за полвека. Крах плановой экономики привел к сокращению либо полному прекращению потребления алюминия в ВПК и машиностроении – двух основных заказчиках для алюминиевых заводов страны. К 1994 году потребление алюминия на душу населения по отношению к 1985 году сократилось в 8,5 раза. Сбыт «крылатого металла» был практически полностью переориентирован за рубеж.

Еще один удар был нанесен сырьевому обеспечению алюминиевой отрасли: после распада СССР больше половины глиноземных производств оказалось за границей. Оставшиеся могли обеспечить потребности российских алюминиевых заводов лишь на 40%.

Однако самый серьезный риск для будущего алюминиевой промышленности России был связан с началом так называемых «алюминиевых войн». Алюминиевые заводы страны попали под контроль организованной преступности, которая очень жестоко боролась за свое влияние. Заказные убийства и расправы, происходившие в алюминиевых центрах Сибири, оставили после себя целые кладбища криминальных авторитетов и их подручных.

Практически на десятилетие алюминиевая отрасль России погрузилась в «черную дыру», высасывавшую из нее все ценное и превращавшую страну в сырьевой придаток развитых экономик мира.

Из руин – к развитию и обновлению

Остановить этот процесс 20 лет назад удалось Олегу Дерипаска, который увидел потенциал российской алюминиевой отрасли. После окончания МГУ и Российской экономической академии им. Плеханова он организовал собственную брокерскую компанию, которая занималась торговлей металлами на биржевых площадках в России. Получаемую прибыль Дерипаска направил на приобретение акций алюминиевых заводов, в частности, самого «молодого» из них – Саяногорского.

Однако этого было недостаточно – к тому моменту САЗ уже находился в орбите интересов местных криминальных кругов, и первым делом требовалось освободить завод от них. В Саяногорске орудовала на тот момент самая одиозная преступная группировка, возглавляемая Владимиром Татаренковым по прозвищу Татарин. «Изначально предполагалось, что САЗ возглавит тогдашний коммерческий директор завода, – рассказывал в одном из интервью Олег Дерипаска. – Однако местные правоохранительные органы ясно дали мне понять, что на него сразу будет оказано давление со стороны Татаренкова, которого он, скорее всего, не выдержит».

Тогда 26-летний Дерипаска решил сам занять пост генерального директора САЗа, переехал в Саяногорск и занялся оперативным управлением предприятием. «Нападки начались сразу, – вспоминает он. – Они [члены группировки] видели во мне обычного молодого парня и были уверены, что легко подомнут под себя, как это делали с предшественниками. Были постоянные попытки встретиться и договориться, угрозы взорвать ЛЭП, питающую завод (для алюминиевого завода такое равносильно коллапсу – ред.), а также покушения на убийство, как меня, так и коммерческого директора завода».

Тем не менее Олег Дерипаска не поддавался давлению и активно сотрудничал с правоохранительными органами, что в итоге позволило начать уголовное преследование Татаренкова и его сообщников. Освобожденный из-под криминального гнета, Саяногорский алюминиевый завод за три года вышел на лидирующие производственные показатели в отрасли, вдвое увеличив производство – с 250 до 500 тыс. тонн алюминия в год. В результате САЗ стал ядром холдинга «Сибирский алюминий», вокруг которого Олег Дерипаска объединил все ведущие алюминиевые заводы России.

Спустя три года, в 2000 году, Дерипаска заключил сделку с Millhouse Capital Романа Абрамовича, новость о которой мгновенно попала на первые полосы ведущих мировых изданий. В результате этой сделки алюминиевые и глиноземные активы компаний «Сибирский алюминий» и «Сибнефть» были объединены. Вновь образованная компания получила название РУСАЛ.

Олег Дерипаска считал, что, прежде всего, необходимо обеспечить сырьевую безопасность отрасли по всей цепочке, начиная от добычи бокситов, которые перерабатываются в глинозем. Крупнейшие запасы бокситов в мире содержатся лишь в нескольких регионах вдоль экватора, в частности в Южной Америке и Африке. В последующие семь лет РУСАЛ получил контроль над боксито-глиноземными комплексами Friguia в Гвинее (Африка), Windalco и Alpart (Ямайка), а также бокситовый рудник в Гайане (Южная Америка).

Для обеспечения дальнейшего роста отечественного производства алюминия Дерипаска вновь обратился к советскому опыту и решил возродить в современной России строительство энергометаллургических кластеров. Он выступил инициатором создания Богучанского энергометаллургического объединения (проект БЭМО). Идея заключалась в том, чтобы возобновить законсервированное в 1994 году строительство четвертой ГЭС каскада на Ангаре – Богучанской, а также построить рядом Богучанский алюминиевый завод. «Сложно привести лучший пример сочетания энергетики и промышленности, чем связка ГЭС и алюминиевого завода, – доказывал тогда Олег Дерипаска. – Проект БЭМО позволит завершить важнейший советский долгострой, построить современный алюминиевый завод – впервые за последние 30 лет, а также придать мощный импульс развитию всей экономики Сибири».

Компания ГидроОГК (сейчас – «РусГидро») на паритетных началах поддержала создание БЭМО. Строительные работы на обоих объектах начались в 2006 году. Первые гидроагрегаты БоГЭС заработали уже в 2012 году, а алюминиевый завод готовится дать свой первый металл в конце текущего года.

В 2007 году Дерипаска заключает новую, еще более масштабную сделку, в рамках которой произошло слияние алюминиевых и глиноземных активов РУСАЛа, Группы СУАЛ и глиноземных активов швейцарской компании Glencore и образование на их основе Объединенной компании РУСАЛ. Так Россия вернула себе лидерство в мировой алюминиевой промышленности – ОК РУСАЛ стала крупнейшим в мире производителем первичного алюминия.

Новые испытания

В 2008 году РУСАЛ достиг пика своего производства, выпустив 4,4 млн тонн алюминия. Активы компании к тому моменту насчитывали более 40 предприятий в Южной Америке, Африке, Австралии, Европе и России, а общая численность персонала превышала 70 тыс. человек.

Но экономический кризис 2008 года нанес новый удар по алюминиевой промышленности, обрушив цены на алюминий во всем мире в два раза. Спрос на «крылатый металл» во всех ключевых отраслях радикально сократился.

Производители продолжали выпускать металл, поскольку было очевидно, что в течение двух-трех лет мировая экономика восстановит былые объемы потребления алюминия. Лишний металл скапливался на складах, им заинтересовались биржевые брокеры, которые стали спекулировать на разнице текущей цены металла и цены за поставку через три месяца и более. Брокеры искусственно поддерживали избыток металла на складах, что, естественно, не позволяло цене восстанавливаться.

Время шло, а ситуация не менялась. При этом слишком долго в таком состоянии отрасль находиться не могла – рано или поздно работающие в убыток заводы «съели» бы даже самые устойчивые и эффективные компании. Олег Дерипаска начал активно пропагандировать идею жесткой дисциплины производства со стороны всех ведущих мировых производителей. «Производители алюминия должны ограничить предложение на мировом рынке, если они хотят восстановить прибыльность своих компаний в посткризисный период, – повторял он на всех мировых экономических форумах. – Только дисциплина и оптимизация производства спасут алюминиевые компании».

В 2013 году РУСАЛ сам остановил большинство устаревших, низкоэффективных и нерентабельных предприятий, расположенных в западной части страны, позволив алюминиевым заводам Сибири оставаться на плаву и развиваться дальше. Ведущие мировые производители алюминия последовали тому же примеру и сократили объемы выпуска металла в среднем на 10%.

Эффект не заставил себя долго ждать – уже концу минувшего года рынок ощутил дефицит металла. В текущем году впервые за шесть лет после кризиса запасы алюминия на складах стали ежемесячно сокращаться, а цена – расти вверх. Неслучайно за свою активную позицию и действия Олег Дерипаска получил от мирового экспертного сообщества награду «Посол мировой алюминиевой отрасли».

В итоге к намечающемуся периоду роста мировой алюминиевой промышленности Россия подошла подготовленной. Выпуск алюминия сегодня сосредоточен на мощных сибирских заводах, которые используют для своего производства доступную гидроэнергию местных рек и выигрывают по себестоимости у многих мировых производителей алюминия. Заводы обеспечены собственным сырьем более чем на 100 лет вперед. К пуску готовится новый современный алюминиевый завод – Богучанский, своей очереди ждет законсервированный на время кризиса Тайшетский (Иркутская область). На остановленных площадках РУСАЛ помогает создавать предприятия по выпуску алюминийсодержащей продукции, что в конечном счете будет поддерживать развитие внутреннего рынка.

Источник: Комсомольская правда
23/10/2014 - 16:46
Метки: Слово