Как сделать, чтобы люди читали?

На этот вопрос еженедельника «Пятница» отвечают известные в Иркутске люди.

Количество книжных магазинов и библиотек на душу населения вряд ли возродит интерес к чтению — в этом убеждены практически единогласно все наши эксперты. Кроме того, опрошенные «Пятницей» люди не согласны с результатами выводов о низкой читаемости в Иркутской области. Ведь электронные книги и планшетные компьютеры не учтены в данных при составлении Литературной карты России. И, разумеется, пользуясь возможностью, мы спросили наших экспертов: «А как, на ваш взгляд, можно поддерживать интерес к чтению книг?»

Геннадий Гущин, заслуженный артист России:

— Если предлагаемые меры будут реализованы, может быть, это и добавит какой-то процент читающих граждан. Хотя, если предположить, что в моем дворе построят парашютную вышку, я не уверен, что пойду ее испытывать. На самом деле проблему нужно решать иначе, а именно — прививать любовь к книге с детства, буквально с детского сада. Чтобы ребенок знал, что такое книга, и с удовольствием держал ее в руках. А то сегодня в каждом доме — по 200 каналов телевидения, в каждой комнате — по компьютеру с Интернетом, даже лично уже перестали общаться — пишут друг другу по Сети.

Марина Токарская, художественный руководитель Иркутской областной филармонии:

— Я не считаю, что количество магазинов — первостепенный показатель начитанности населения. Многие ведь сейчас читают электронные книги. Еще мне кажется, что общение зрителя с живым автором будет лучшей агитацией современников к чтению. Например, 19 февраля в органном зале состоится творческий вечер поэта Юрия Баранова под музыкальное сопровождение скрипки, саксофона, фортепиано и органа.

Юлия Янькова, начальник отдела метеопрогнозов Иркутского гидрометцентра:

— Может быть, меры, предлагаемые государством, и повысят интерес людей к чтению. Но я считаю, что было бы гораздо эффективнее проводить больше литературных семинаров и встреч на базе тех же книжных магазинов и библиотек, привлекая внимание молодежи к таким мероприятиям, например, через социальные сети. Я слышала, что в 130-м квартале есть книжный магазин-библиотека, где можно просто посидеть и почитать книгу. Это тоже очень интересное решение по повышению интереса людей к чтению.

Сергей Язев, директор астрономической обсерватории ИГУ, доцент Иркутского государственного университета:

— Я согласен, что дело государства — помогать образованию и культуре. Но нереально ожидать, чтобы оно сейчас взялось поддерживать частные (а других нет) книжные магазины. Второй вопрос — а что, собственно, продается в книжных магазинах? Будет ли развиваться социум, если там будут продаваться книги об эзотерике, астрологии, Шилова и Донцова, а еще хуже Мулдашев… Неясно, что лучше — не читать совсем или читать такие книги. Еще вопрос о статистике чтения электронных книг. Например, моя сестра читает много, но уже давно не была в книжных магазинах, поскольку читает книги с экрана монитора. И так делают очень многие. Не исключено, что через несколько лет книжные магазины станут редкими, как салоны антиквариата, поскольку заходить в них будут, например, только те, кому нужны старомодные альбомы и подарочные издания. В итоге попытка повысить интерес к чтению обратится никчемной и нелепой бюрократической акцией, которая достойна только недоуменного пожимания плечами. Чтение — это образ жизни, он передается в большей степени от родителей, чем от школы. Если дома не принято читать, сложно привить эту привычку. Я думаю, помогла бы умная социальная реклама, пропагандирующая чтение. Про книги нужно говорить и читать их вслух по радио. Вручение литературных премий должно быть не менее ярким, чем «Золотой орел» и «Ника», это надо транслировать. Нужно, чтобы писатели были на виду, давали интервью. Новые произведения нужно гласно обсуждать. Тогда, быть может, через какое-то время что-то и получится.

Александр Гимельштейн, главный редактор и издатель газеты «Восточно-Сибирская правда»:

— По понятным причинам в Сибири и на востоке страны действительно нет и не было концентрации книжных домов, типографий, издательств. В советские времена это объяснялось огромным книжным дефицитом — и в столичных-то магазинах прилавки были полупустыми. Позже ситуация несколько изменилась: произошел бум книгопечатания, книжная сеть немного разрослась, а вот типографий больше не стало — экономически невыгодно было привозить сюда огромные и дорогостоящие типографские станки. Вероятно, свою роль сыграла структура населения Сибири и большое количество ссыльных и заключенных, которые вряд ли имеют привычку и страсть читать. Кроме того, в исследовании не учли, что все больше людей переходит в разряд сторонников цифрового чтения. Например, 90% художественной литературы за последнее время лично я прочитал в электронном виде. Что касается заявления о необходимости строить библиотеки, могу сказать, что XXI век — век вызовов и определения новых смыслов. Не думаю, что есть необходимость увеличивать библиотечную сеть, в приоритете — сделать их современными. Искусственным я считаю и тезис о необходимости увеличения книжных магазинов. Ведь не торговля рождает спрос, а наоборот, спрос изначально должен рождать предложение.

Виктор Григоров, юрист, правозащитник:

— Думаю, увеличение количества книжных магазинов не повысит интереса людей к чтению. Интеллектуальный голод сродни физическому, голодный человек всегда найдет, где ему поесть. Также человек, испытывающий потребность в чтении, найдет, где достать нужную книгу. Проблема в том, что большая часть времени у людей уходит на зарабатывание денег, времени на чтение почти ни у кого нет. Мне кажется, чтобы повышать у людей интерес и потребность в чтении, в первую очередь нужно дать им свободное время и вместе с тем повышать их образование и интеллектуальный уровень.

Сергей Шишкин, заведующий кафедрой конституционного права юридического института Иркутского государственного университета:

— Это неправильная статистика, нельзя по количеству библиотек и книжных магазинов делать вывод, читающий регион или нечитающий. Многие люди сегодня читают литературные произведения с электронных книг, планшетов, мониторов компьютеров. И учесть это в таком вот исследовании невозможно. Я считаю, что наша область как раз продвинута в этом направлении — в чтении с электронных носителей. Мы читаем много, но мы читаем неучтенку. Я думаю, что у нас общество достаточно мобильно и развито.

Татьяна Пензина, руководитель группы «Оранжерея» СИФИБР СО РАН, старший научный сотрудник:

— Увеличение количества книжных магазинов и библиотек — хорошая идея, ведь чаще люди идут в те места, которые находятся перед глазами. Также у книг должна быть доступная цена. Книги, цена которых превышает 500 рублей, не каждому по карману. Также, чтобы повысить интерес к чтению, должны быть хорошая реклама и освещение в СМИ хороших литературных произведений и авторов. Ведь если о книге и авторе люди ничего не знают, получается, их как будто и нет.

Владимир Малянов, психоаналитический психотерапевт, психолог:

— Любые меры, повышающие интерес к чтению, хороши: например, библиотеки, в которых само пространство отвечало бы желаниям и требованиям современности, чтобы жизнь там была насыщена увлекательными событиями: мастер-классами, семинарами. У моих знакомых была идея организовать серию публичных лекций от лучших учителей Иркутска: педагоги, у которых детям нравится заниматься по предметам, еще большую аудиторию могли бы привлечь к новым знаниям, в том числе к литературе. Таким образом, в библиотеку стали бы приходить даже те, кто обычно ее не посещает, видеть, как много читают другие, и втягиваться в этот процесс. Знаю, у нас есть одна такая библиотека — Молчановка, но она не очень удачно расположена. Такие библиотеки должны быть в каждом районе города.

Юрий Коренев, депутат гордумы Иркутска, писатель:

— Нельзя давать оценку «читающие — нечитающие», отрываясь от реальности. Сейчас все больше входят в употребление цифровые технологии, электронные книги. Но в то же время все больше людей хотят держать в руках бумажную книгу. В прошлом году я был во Франции на книжной ярмарке. Там очередь выстраивалась, чтобы приобрести бумажные книги, получить автограф писателя. Что касается книжных мероприятий в Иркутске, то действительно их мало. Вот смотрите, в городе уже три писательские организации, но они, несмотря на высокий авторитет иркутских писателей, почти самоустранились от популяризации книг, от проведения книжных мероприятий. А сами писательские организации сегодня закрыты для новых авторов, которые могли бы донести новые реалии в своих произведениях до читателей. Я считаю, что нужно провести ревизию писательских организаций, необходимо, чтобы они заключили между собой определенный союз. Составить программу развития организаций, программу привлечения и популяризации новых писателей. Государству, области, муниципальной власти необходимо в своих бюджетах отдельной строкой предусматривать поддержку писателей. Еще важная проблема — многие талантливые авторы не могут издаться в Иркутске. Если писательская организация и выбивает какие-то средства на издание книг, то новых авторов не поддерживает, а только старых, уже известных.

Галина Ильинична Осипова, диктор высшей категории, заслуженный работник культуры Российской Федерации, отличник радиотелевидения:

— Количество книжных магазинов и библиотек никак не повлияет на любовь к чтению. Если ребенка в детстве читать не научили, не привили любовь к книге, не научили фантазировать и представлять происходящее в произведении, если его родители, бабушки и дедушки не читали увлеченно на его глазах, то, скорее всего, любовь к чтению уже не появится. И потом, у современной молодежи есть куча гаджетов — им не нужны книги, чтобы себя развлечь, они открывают планшеты, ноутбуки, компьютеры, смартфоны — там есть все. Кстати, многие ведь перешли на электронные книги, потому что один раз купить такое устройство — это дешевле, чем покупать печатные издания. Думаю, привлечь людей к чтению можно снижением цен на литературу — книги сейчас очень дорогие, а потому не всем по карману. Но это вернет в магазины лишь тех, кто уже научен читать, а молодых людей нужно приучать к чтению с рождения, это может сделать только семья.

Анатолий Байбородин, писатель:

— Власти, кремлевские, губернские, разрабатывая и реализуя мероприятия, приуроченные к Году литературы, должны четко осознавать, какую литературу они будут пропагандировать: или беллетристику, в сути своей бездуховную, безнравственную, которой завалены книжные лавки, или серьезную литературу, воспевающую любовь к Вышнему и ближнему, к родному российскому народу, к России. Хотелось, чтобы в мероприятиях Года литературы читательское внимание было привлечено к шедеврам средневековой русской литературы и классической литературы XIX и XX веков. И дай-то бог, чтобы подобная литература заняла царственное положение в библиотеках, школах и вузах. Особо в школах, где в свое время жестко сократили русскую литературу, исключив из программы величайшие произведения. Надеюсь, что в Год литературы и в будущем школьное преподавание литературы выправится в согласии с пушкинскими словами: «И чувства добрые я лирой пробуждал…».

Людмила Рябова, кандидат филологических наук, доцент:

— Все способы хороши, и стоит помнить, что всегда новое — хорошо забытое старое. Уже то, что в экзамены по русскому языку и литературе вернули сочинение — важный шаг. Меры ведь разные могут быть, например направленные на любителя кружки, конкурсы, литературные встречи. Но важнее, чтобы в системе жизни общества чтение играло важную роль. Для этого необходимо поднять на должный уровень преподавание литературы в школе, чтобы дети читали тексты в полной версии, а не в кратком изложении (подобные сборники вообще нельзя издавать), и получали бы от этого удовольствие. Главное в художественной литературе — процесс наслаждения текстом, чувство того, что твои мысли совпадают с высказыванием автора книги. В Германии в школьной системе образования нет такого предмета, как литература, произведения упоминаются, когда ученики изучают историю или родной язык. У нас же все по-другому, даже нечитающий человек знает, что читать надо. И если человек технарь по складу ума и не любит читать, значит, в школе его неправильно учили.

Материалы в тему: 

Научная экспедиция для поиска золотой жилы по маршруту казаков-первопроходцев пройдет в Иркутской области

Из Иркутска 20 сентября 2013 года стартует экспедиция, посвященная значимым для истории российского государства событиям: присоединение Западной Сибири в состав России и 370-летие со дня открытия Байкал. Экспедиция пройдет по маршруту первых отрядов русских землепроходцев и исследователей Бакала во ...
Загрузка...