Как покорить горы

«Снежный барс» делится своим альпинистским опытом.

Глеб Агафонов — известный иркутский альпинист. С 1989 года он носит гордый титул «Снежный барс», что означает — покоритель всех семитысячных вершин бывшего СССР. На очередной встрече клуба путешественников «52’17» он рассказал собравшимся о некоторых своих восхождениях и трекингах, а также дал советы тем, кто собирается покорять горы и осваивать пеший туризм на высоте.

Говорят, что горы зовут тех, чья душа им по росту. Альпинизмом Глеб Агафонов начал увлекаться еще в студенческие годы, обучаясь в Новосибирском университете и параллельно занимаясь в альпинистской секции. Там он первый раз узнал про семитысячники и так и не успокоился, пока не поднялся на все пять высочайших гор бывшего СССР. Но «Снежный барс» признается: выше семи с половиной тысяч метров в горах никогда не был. Во-первых, это очень дорого, а во-вторых, здоровье уже не то. Сейчас альпинисту уже семьдесят лет, за плечами множество восхождений и целый багаж впечатлений.

— Вершины гор выше пяти тысяч метров — это сейчас такие места, где можно увидеть природу в ее первозданной красоте. — А пройдет еще 20—30 лет, и нетронутых гор не останется совсем. Сейчас в России таких уже нет — всюду ходят люди, это нарушает экологию.

Альпинист вспоминает, как с Фанских гор в 1976 году видел запуск космического спутника: группе пришлось заночевать на вершине, а ночью альпинисты увидели огненную вспышку, прочертившую небо. Спустившись на землю, из газет выяснили: этой ночью с Байконура был запущен спутник.

— Я люблю альпинизм за его коллективность. Это иностранцы чаще всего ходят в горы в одиночку с проводниками, а российский альпинизм — спорт коллективный, мы покоряли вершины вместе, и это сплачивает людей лучше всего.

Альпинист с радостью дает советы тем, кто собирается впервые покорять горы и искать там, как поется в песне Юрия Визбора, победу над собой.

— До трех с половиной тысяч метров — это высота нашей Мунку-Сардык — можно идти любому человеку «с улицы», — начинает рассказывать Глеб Владимирович. — Эту высоту вы почти не почувствуете, были бы сильные ноги и здоровье.

Кстати, погода — тоже немаловажный фактор. Я ходил на Мунку больше десяти раз и иногда попадал в такие бураны, каких не было ни на Тянь-Шане, ни на других горах. Саяны очень коварны.

Четыре тысячи метров — первая высота, для которой человек должен быть готов, для этой высоты нужны сильное сердце и тренировки.

Если подниматься на 4500—4600, то здесь замедляется темп любого человека. А вот уже на 5000—5300, будь ты хоть супермен, «сдохнешь» без акклиматизации. Организм исчерпывает свои ресурсы, и к тому же на этой высоте уже всего половина нормального атмосферного давления — 360 мм ртутного столба. Когда поднимаешься на шесть тысяч метров и выше, это уже сплошное преодоление.

Впрочем, легких восхождений не бывает никогда. Шесть с половиной тысяч метров — контрольная высота для бывалых, и там любому обязательно нужно переночевать, поставить лагерь, в общем, привыкнуть и спросить себя: сможешь ли идти дальше? И если да, то на высоте за 6900 нужно быть готовым к тому, что идти придется по тридцать-сорок шагов и постоянно отдыхать. Но зато итог не разочарует!

По словам альпиниста, здоровое сердце, физическая выносливость и нормальное кровяное давление — главные факторы для успешного восхождения. Глеб Агафонов вспоминает, как в СССР отбирали альпинистов в команду: чуть-чуть что-то не то со здоровьем — в горы не поедешь. Приходилось изощряться, подделывать результаты обследований вплоть до того, что ненужные данные подцарапывали и вытравливали… Немаловажно и состояние вестибулярного аппарата. Как инструктор, Глеб Агафонов всегда прогоняет своих подопечных по бревну — и чтобы ни малейшего качка в сторону. Ведь в горах всегда приходится смотреть в пропасть. Еще один фактор — отсутствие легочных заболеваний, особенно воспаления легких, а также острой зубной боли.

— Я лишился многих зубов именно благодаря альпинизму. Если зуб заболел в горах, то ведь никакой стоматологии рядом нет, поэтому и сам промучаешься, и группу подставишь. Поэтому больные зубы мы сразу выдирали. Не хочется о грустном, но нескольких человек я спускал с гор с воспалением легких, некоторые не выживали. Если в своей жизни ты переболел воспалением легких, то велик риск заболеть в горах. А если заболел — уже через час начинаешь сопеть, через два — хрипеть, через три, если тебя не начать спускать вниз, начинаешь белеть, через шесть синеешь, а через семь-восемь ты уже труп. Поэтому первое лекарство от воспаления — немедленный спуск вниз.

В горах практически все проходят через горную болезнь — это естественная реакция организма на кислородное голодание. Страдают психика, нервная система, появляются вялость, головокружение, одышка, упадок сил, расстраивается сон. Альпинист советует: если дело совсем плохо, поможет только сбрасывание высоты хотя бы на 500 метров.

А чтобы испытать все «прелести» горной болезни по минимуму, нужно практиковать постепенную систему многоступенчатой акклиматизации. Одним из ее законов является наличие дней отдыха. На большой высоте в конце дня нужно спуститься туда, откуда поднялся, и отдохнуть там день, хорошо питаясь. Затем можно подниматься дальше.

Второй принцип акклиматизации — на высоте желательно заночевать, чтобы акклиматизация закрепилась.

Третий принцип — активность, ни в коем случае нельзя долго сидеть на месте, можно, например, рыть пещеры для ночевки и длительного привала. Если вдруг стоит непогода, то добавляется дополнительный день на отдых. Но и больше 2—3 дней в общей сложности отдыхать нельзя: как только появилось желание двигаться, надо начинать подъем.

Чтобы подкрепить здоровье на высоте 6—7 тысяч метров, можно принимать таблетки глюкозы, а можно — по двести граммов чистого сахара каждый день: на высоте он не яд, а наоборот. Можно брать с собой изюм, курагу, мед. Но, по словам альпиниста, чем выше забираешься, тем меньше хочется есть.

Всю жизнь Глеб Агафонов хотел увидеть Гималаи. И его первая поездка туда состоялась в 2010 году — правда, не ради восхождения, а ради трекинга вокруг горы Даулагири.

— Трекинг — это пеший поход. Культ и школа трекингов пошли именно из Гималаев, поскольку эти горы хотят увидеть многие, но не каждый может подняться на них. В общей сложности я побывал в трех нелегких трекингах. Вот, например, в 2010 году наш маршрут был посвящен 50-летию со дня покорения Даулагири, это был трекинг по нехоженым местам, где в год проходят от силы одна-две альпинистские экспедиции. Мы четырнадцать дней шли по перевалам и поселкам, где почти не бывает иностранцев. Высшая точка нашего пути была 5250 метров. Специально для нас там ремонтировали мосты, привезли 26 шерпов-проводников, которые несли наш скарб. Для большинства из них это единственный заработок. Конечно, нам вошло это в копеечку, но трекинг такое дело, что он практически не ограничивается верхней планкой финансов. Можно было сделать и в два раза дороже. Эти 26 носильщиков несли наши вещи, походную кухню, каждое утро приносили нам кофе «в постель»… Своеобразный опыт похода.

Для большого трекинга обязательно нужно два рюкзака, говорит альпинист: маленький, который понесешь сам, и большой, на 80—100 литров, — для носильщика. Чтобы упаковывать большой рюкзак и привешивать его, например, на ишака, нужен баул. Также необходимы теплая куртка, термобелье, ветрозащитный костюм, снежники на ноги, солнцезащитный крем и темные очки. Трекинговые палки — на любителя.

— Вообще, стандартные трекинги проходят по густонаселенным местам, они обозначены на картах. Обычно на пути тьма отелей, также наличествует хорошая тропа, везде убраны камни — это часть инфраструктуры. В Гималаях путешествуют в апреле — середине мая, но весной бывают непогоды. Поэтому осень — самое лучшее время.

В Непале очень ценят сало, шоколад и водку. Правда, есть у них правило: не выпивать больше одного раза. Сувениры для детей тоже в ходу: Непал — страна бедная, поэтому дети радуются любой мелочи: значку, открытке, брелоку. А вообще, по словам Глеба Агафонова, с непальцами очень приятно общаться: они открытые и любопытные люди.

— В одной из деревень мы внесли пожертвование на развитие школы, а вечером они устроили для нас целый концерт — пели, плясали. Одна девочка там была — талантливая танцовщица, ей бы в люди выбиться, а она живет в глухомани. Мы тоже спели несколько русских песен, особенно им понравились «Старый клен» и «Живет моя отрада в высоком терему». Потом я одну из их песен записал на камеру, подобрал и выучил на гитаре.

Непал — колоритная страна. Здесь можно увидеть женщин, на обочине раскалывающих кувалдочками камни, чтобы потом посыпать дорогу гравием. Деревни с каменными крышами — дерево здесь очень ценится и идет только на наличники окон и дверей, и то для этого нужно испросить разрешения божеств. В одной деревне на крышах — солнечные батареи китайского производства. Елки на высоте четырех с половиной тысяч метров. И эдельвейсы на высотах — как знак того, что первозданная природа еще все-таки имеет место быть.

Загрузка...