Как начинался Академгородок

На месте научного центра когда-то был огромный пустырь

59 лет назад в СССР было принято решение создать Сибирское отделение Академии наук. Предполагалось, что центр отделения будет базироваться в городе с богатой историей и кипящей научной жизнью — в Иркутске, где с 1948 года уже работал Восточно-Сибирский филиал АН СССР. Но честь стать центром сибирской науки выпала Новосибирску, молодому городу. По одной версии, роль сыграла банальная интрига новосибирских партийных функционеров, благодаря которым первенство было отдано этому городу. Согласно другой, более популярной в Иркутске, в том числе и в научной среде, иркутская партийная верхушка отмахнулась от заманчивого плана, полагая, что область не потянет такую махину. Как бы там ни было, Иркутской области пришлось довольствоваться Иркутским научным центром, входящим в состав Сибирского отделения. Впрочем, вместе со скромным научным центром мы получили район, который считается самым зеленым в городе и одним из самых престижных, — Академгородок.

Научная молодежь жила в бараках

— Здесь планировали сделать центр сибирской науки. Но нашему университету не особенно хотелось получить конкурентов, да и обком партии «испугался» ответственности. Ограничились научным центром. Академгородок сначала хотели разместить поближе к Байкалу, там, где сейчас ИСХИ. Но это было на тот момент слишком сложно из-за отсутствия коммуникаций — далеко было их тянуть. Тогда выбрали площадку на левом берегу Ангары. Когда я приехал в Иркутск в 60-м году, здесь было пустое место, — рассказывает Михаил Кузьмин, академик, советник РАН, директор Института геохимии с 1989-го по 2012 год. Карьеру в науке он начинал с должности лаборанта в родном институте.

— Все наши научные институты занимали тогда здания в центральной части города. Руководителям давали квартиры в центре, поближе к институтам. Там же был построен один из первых больших домов, где жили руководители институтов — на углу улиц Российской и Степана Разина. А молодежь, которая приезжала в Иркутск работать в науке, селили в общежитии в районе управления ГЭС, на улице Касаткина. Там стояли коттеджи для гэсовского начальства и два деревянных дома барачного типа, в которых раньше жили строители. Там не было горячей воды, отопление было печное — растапливали щепочками, топили углем. Мы, молодежь, говорили, что надо бы сделать отопление. Трубы нам провели, но тепло по ним так и не запустили, и по трубам холод приходил в комнаты, — вспоминает академик, бывший житель «научных» бараков.

Молодежи приезжало много — по распределению. Сам Михаил Иванович москвич, выпускник МГУ.

— В те времена у студентов была большая заинтересованность поехать в Сибирь в новый научный центр. И мне было интересно поехать, я с удовольствием распределился.

В те времена сибирские институты делали заявки на молодых специалистов. Но таких заявок всегда было больше, чем распределяющихся. Уровень жизни у нас был низким, финансирование — недостаточным, и многие, отработав, возвращались домой. Мама еще долго сохраняла мою московскую прописку — надеялась, что вернусь. Но я уже связал свою судьбу с Иркутском и никогда не жалел об этом.

Химики — первыми, лимнологи — последними

— В 1961 году уже работала автобаза научного центра, и грузовые машины с будками возили нас на работу.

Первые жилые дома стали строить как раз «на гараже» — с видом на автобазу, за комплексом «Микрохирургии глаза» (ее, понятно, тогда еще не было). В первых домах давали квартиры молодоженам. В то же самое время началось строительство научных институтов. При планировании было решено, что одну сторону от дороги занимает жилой микрорайон, а другую — институты. Это правило до сих пор не нарушено.

Первым построили здание, где размещается вспомогательный корпус Института органической химии. Какое-то время «органики» делили помещение с Институтом геохимии, выехавшим из центра, из бывшей канцелярии генерал-губернатора, где теперь юридический институт ИГУ. Потом возвели Институт органической химии, затем — геохимии.

— Наш институт тогда был построен как «корпус рудообразования при ИОХе». Хотите знать, почему химические институты построили первыми? Никита Сергеевич Хрущев, человек увлекающийся, тогда был заинтригован химией. И ему казалось, что химия может решить все проблемы в нашей стране…

После химиков начали обустраивать энергетиков — построили Институт энергетики, который разрабатывал политику энергообеспечения востока страны. Последним был сооружен Лимнологический институт. Он долгое время базировался в Листвянке, его здание сегодня занимает Байкальский музей.

Самое последнее здание, которое планировал возвести Иркутский научный центр (этот статус наш филиал получил лишь в 1988 году), — недострой рядом с Лимнологическим институтом, где с некоторого времени устраивают пейнтбольные турниры. Хотели сделать большой инженерно-технический корпус. Но настали девяностые, и стройку не закончили.

Жилищный вопрос

Параллельно в 60-х строили и Студгородок. Одним из первых — здание геологоразведочного техникума. По воспоминаниям Михаила Ивановича, школу милиции возводили зэки, так же как и некоторые другие дома в Студгородке. А вот Академгородок возвели ангарские строители.

Дома для ученых сначала строили кирпичные. Но когда развернулось в Иркутске панельное строительство, перешли на более современный материал. Это было связано с тем, что научный городок рос, а по действующему закону часть квартир отходила городу. В таких условиях строить нужно было проще — быстрее и дешевле.

— Чем длиннее дом, тем проще решался вопрос инженерных коммуникаций. Так появилась большая китайская стена — девяти­этажка. Это был один из последних домов, построенных в советское время. Кстати, рядом есть еще и малая китайская стена — пятиэтажный дом.

Над Академгородком трудились лучшие представители иркутской — и не только иркутской — архитектуры. В 50-х принципы застройки разрабатывал архитектор Виктор Шматков, в 60-е — Владимир Бух, позже — Елена Григорьева, Николай Жуковский.

Наиболее интересные дома в Академгородке — так называемые павловские, построенные ленинградским архитектором Павловым, возглавлявшим институт «Гражданпроект». Им же спроектирована гостиница Академгородка. Павловские дома были 3—4-комнатными, улучшенной планировки.

— Президиумом решалось, какая категория сотрудников может претендовать на такое жилье. Обязательна была научная степень, должность не младше заведующего лабораторией. 5% площадей уходило городу. Существовала общая комиссия, которая распределяла квартиры по институтам, а дальше решение принималось внутри института, местной жилищной комиссией. А президиум контролировал.

Большое внимание уделялось облагораживанию окружающей территории. К примеру, асфальтировали участок на ул. Лермонтова, проходящий через Академгородок, более чем основательно — под асфальт уложили бетон.

Пространство между Академгородком и Студгородком хорошо просматривалось — никаких зеленых насаждений не было. Вся зеленая роскошь появилась позже.

— Когда-то здесь был естественный лес, но его полностью вырубили. Шла узкоколейная дорога до котельной. Деревья стали сажать сразу — как только сдавали дом, делали посадку. Посадки лиственниц вдоль улицы Лермонтова — это большая работа коллективов всех научных институтов. Лесопарк на горе высаживали в конце 60-х — начале 70-х.

За горой, которую ученые превратили в лесопарк, во времена губернаторства Юрия Ножикова ученым была выделена земля для строительства коттеджей. Но, как говорит Михаил Кузьмин, построиться тогда никому не удалось — нужны были деньги на строительство, а денег у ученых не было.

Сегодня Академгородок продолжает застраиваться. Но уже не за государственный счет.

— У нас есть земля и коммуникации. Мы предоставляем участок  строительной фирме и договариваемся, что половина жилой площади по льготной цене отходит для сотрудников Иркутского научного центра.

На сегодняшний день, говорит Михаил Кузьмин, Академгородок почти весь застроен. Остался небольшой кусок земли в районе Ледового дворца. Жилищного строительства на стороне научных институтов по-прежнему не планируется.

Иллюстрации: 

Только что отстроенный район Академгородка. Зелени нет и в помине.
Только что отстроенный район Академгородка. Зелени нет и в помине.
Академик Михаил Кузьмин приехал в Иркутск в 60-м году. Тогда Академгородка еще не было.
Академик Михаил Кузьмин приехал в Иркутск в 60-м году. Тогда Академгородка еще не было.
Метки: Жизнь, Иркутск
Загрузка...