Известные дрессировщики тигров Багдасаровы выступают в Иркутске

Представители известной династии, дрессировщики Артур и Карина Багдасаровы, выступают в Иркутском цирке с программой «Планета 13».

Их отец, народный артист России Михаил Багдасаров, десять лет проработал в группе советской актрисы цирка и кино Маргариты Назаровой, всем известной по фильму «Полосатый рейс», и ее мужа Константина Константиновского. Позже Михаил Ашотович создал свой аттракцион.

Дочь и сын известного дрессировщика продолжили семейную династию. Карина Багдасарова стала выступать на манеже с уссурийскими тиграми в 18 лет, а Артур вышел на арену с хищниками, когда ему не было и 15. Брат и сестра выступают уже более 20 лет. Кроме того, они были участниками многих телепроектов: «Цирк со звездами», «Большие гонки», «Битва экстрасенсов». Карина Багдасарова сыграла дрессировщицу в мини-сериале «Охотники за бриллиантами». О тонкостях и сложностях работы на манеже заслуженная артистка России Карина Багдасарова рассказала газете «СМ Номер один». 

— Наверное, вас часто спрашивали: не страшно заходить в клетку к тиграм?

— Конечно, страшно. Страх — это основа инстинкта самосохранения. Если ты не боишься высоты — можешь выпасть в окно, если ты не боишься огня — зайдешь в пожар и сгоришь. Бояться — это нормально. Вот сегодня во время представления было не очень приятно. У нас один товарищ плохо себя ведет. Он думает, что крутой мачо, и пытается наброситься на молодого тигра, который просто лежит на манеже. Такая вот дедовщина у нас. Когда тигр злой, от него идет агрессия, зрачки расширяются и глаза становятся черными. В эти моменты нельзя допустить, чтобы он пошел драться. Если случится драка на манеже, это будет очень страшно. Они друг друга покалечат. Поэтому мы стараемся предотвращать такие нападения.

— И как же вы относитесь к своим подопечным? Как к питомцам или же воспринимаете их как часть работы?

— Тигры — это мои дети. Потому что возишься с ними с маленького возраста, практически на руках постоянно. Когда они маленькие, приходится ночами не спать, кормить, как детей, нужно каждые три часа, ухаживать за ними. И в каждого вложено столько любви и труда, заботы. Когда у меня Никита был маленьким, он даже обижался и говорил: «Ты любишь своих тигрят больше, чем меня». Это мои партнеры. Это наша жизнь, поэтому они неотъемлемая часть меня.

— Никогда не хотелось уйти из цирка?

— Нет, никогда. Идет параллельная жизнь, другое творчество, не связанное с тиграми. Этого хватает для развития, чтобы быть наполненной и делать свое дело. У нашей семьи много увлечений. С мужем и сыном катаемся на горных лыжах, они — еще и на сноубордах. Мы всей семьей занимаемся дайвингом. Очень люблю заниматься даосскими практиками, которые позволяют жить гармонично и хорошо в настоящее время, чтобы адекватно и правильно оценивать существующую обстановку.

— Ваш сын тоже занимается цирковым искусством?

— Конечно, очень хотелось бы, но он не хочет. Бог его знает, сейчас ему 13 лет. Может быть, потом у него появится желание. Он активно занимается спортом. Если бы Никита выбрал для себя какой-нибудь цирковой жанр, я была бы рада, но с хищниками — ни в коем случае. У него ведь по моей фамилии четвертое поколение, а по фамилии его деда уже шестое поколение цирковых артистов. Его прапрадед вообще стоял у истоков российского цирка. Сын Артура, Ричард Багдасаров, тоже участвует в программе. Он воздушный гимнаст. Но пока неизвестно, будет ли работать с тиграми.

— В чем особенность именно вашей дрессуры?

— У нас школа Маргариты Назаровой и Константина Константиновского. Наш папа, Михаил Багдасаров, основатель нашей тигриной династии, в свое время работал у Маргариты Назаровой, присутствовал на всех ее съемках, в которых она принимала участие. То есть всю систему, всю технику перенял, конечно же, от них. Как видите, мы совершенно спокойно поворачиваемся спиной к тиграм. У нас животные лежат в свободном, расслабленном состоянии на барьере манежа. У многих дрессировщиков они сидят на тумбе. Если тигр сидит, у него затекают лапы, и он с удовольствием бежит к тебе, чтобы размяться. Так быстро, как двигаемся мы и наши звери, не двигается больше никто. У всех обычно все проходит медленно, а у нас динамика. Все, что мы показываем за 25 минут — если бы это показывали другие дрессировщики — заняло бы минут 40—50.

У нас они действительно хищники, которые рычат. И меня всегда удивляет, когда спрашивают: «А можно с вашими тиграми сфотографироваться?» Я всегда говорю: «Можно, если хотите сфотографироваться в последний раз». Они у нас все дикие, агрессивные. Такой у них характер. Как-то в этот раз подобралась группа очень активных ребят. Но вот лет 10—11 назад у нас был тигр Урал, с ним мы разрешали фотографироваться (тогда Багдасаровы тоже приезжали в Иркутск. — Прим. автора).

— Ваши методы работы и методы Артура отличаются?

— Я женщина, я не могу жестко обращаться. Я даже когда ругаюсь, меня никто не слушает, никто не верит, что я могу быть злой. У нас система «добрый и злой полицейский». Я для них мама. Кто-то должен наказывать, кто-то жалеет. Вот так и у нас.

— Бывают ли тигры ласковыми?

— Конечно. На репетициях они ведут себя совершенно по-другому, они нежные. Тигры, как и кошки, вначале трутся, только они не мурлыкают, они фыркают, а потом хотят играть, но как с такими большими кошками играть? Репетиция длится три часа. Они приходят и спят. Когда кому-то нужно сделать трюк, он просыпается, идет выполнять. А потом снова ложится. Все проходит гораздо спокойнее, медленнее. Каждый день, кроме понедельника, они разминаются, ходят, бегают, играют. Сначала идет игра, они набегаются, отдохнут, а потом начинается репетиция. В клетку заходим только мы. У нас есть специально обученные люди, которые моют клетки, сопровождают тигров в переездах, но близкого контакта у них нет.

— Сколько длится цирковой век тигра?

— Пока ходит, двигается, пока есть презентабельный вид. Тигр Урал, про которого я уже говорила, лет до 19 с нами ездил. Он уже слепой был.

Мы его просто возили с собой, как любимого нашего артиста. Он после представления оставался на манеже, гулял, отдыхал. Всех своих животных стараемся оставлять с собой. Они, к сожалению, недолго живут, так же как кошки, собаки. У них 15—17 лет — уже старческий возраст. Иногда, конечно, встречаются долгожители.

Тигрят берем либо в зоопарке, либо в цирках. Бывает, что и у нас рождаются. По возрасту тигры у нас разные. Если кто-то старенький, ему приходит на замену другой тигр. Чтобы полностью отдрессировать одного тигренка, чтобы он полноценно мог выходить на манеж и делать трюки, надо три года. Труд очень долгий, кропотливый — и не факт, что из этого тигренка, которого ты приобрел, вырастет талантливый артист. У нас сейчас лежат два тигра, которые вообще ничего не делают, просто лежат массовкой, красивые кошки. А чтобы заставить сделать трюк, чтобы она сползла с барьера и доползла к тебе до середины, надо три килограмма мяса ей отдать. А потом она наестся и пойдет спать. Все зависит опять же от характера животного, от его работоспособности.

Когда тигренок маленький, непонятно, каким он вырастет. Бывают у нас такие ситуации, что вначале все тигры выполняли трюк, ходили по мячам, все было нормально, а потом как будто договорились и никто не идет. И никак невозможно их вновь заставить идти это делать. Они могут до двух-трех лет что-то уметь, а потом — раз, половое созревание произошло, и все изменилось. А бывают такие ситуации, что, наоборот, лет до пяти зверь ничего не делает, а потом начинает проявляться какая-то активность и он делает трюки.

Багдасаровы пробудут в Иркутске до 5 апреля.

Загрузка...