Из жизни народного губернатора Приангарья

Фонд сохранения памяти и развития наследия первого губернатора Иркутской области Ю.А.Ножикова продолжает серию публикаций «80 фактов из жизни Юрия Ножикова».

Факт 24. Запретил переруб ценных пород древесины

На протяжении 1970—1980-х годов органы лесного хозяйства страны согласовывали перерубы хвойных пород древесины на территории Иркутской области в объемах до 5 млн кубометров в год. К концу 80-х это привело к уменьшению площади спелых и перестойных лесов в Приангарье на 27 процентов, а также к значительному сокращению запасов спелой древесины.

— Потребительский подход центральных ведомств, не учитывавший реального состояния лесосечного фонда и интересов области, получил отпор в лице председателя облисполкома Юрия Ножикова, — вспоминает Николай Носырев, главный инженер Иркутсклеспрома с 1986-го по 1992 год, впоследствии заместитель главы областной администрации по лесопользованию. — В 1989 году облисполком запретил практиковавшийся ранее переруб расчетных лесосек по хвойному хозяйству — самым ценным породам. Иркутская область стала единственным регионом, где Минлеспром СССР был вынужден корректировать планы заготовки древесины с учетом категоричной позиции местных властей.

Эта позиция так и осталась неизменной. «Чем нам только не грозили и не грозят. Что касается лично меня, то я сказал твердо: пока буду председателем облисполкома, разрешение на переруб не выдам никому», — отчитывался перед избирателями в 1990 году Юрий Ножиков.

В период с 1989-го по 1991 год облисполком принял десять решений по вопросам лесного хозяйства. Новая региональная политика, направленная на сохранение лесных ресурсов, позволила не только прекратить перерубы расчетной лесосеки, но и существенно увеличить объемы лесовосстановительных работ.

Факт 25. Способствовал возрождению Российского детского фонда в Приангарье

Одними из самых социально незащищенных в условиях радикальных экономических реформ начала 90-х оказались дети-сироты.

На этот период приходится рост количества детей, родители которых были лишены родительских прав. Если в 1990 году в Иркутской области было выявлено 1128 детей, оставшихся без попечения родителей, то в 1993-м — 2472. В 1990-м в детские дома устроили 321 ребенка, а в 1993-м уже в два с половиной раза больше. Представители Российского детского фонда наблюдали за агонией детства в полном бессилии.

— Когда я пришла на прием к главе региона Юрию Ножикову, то выплеснула на него всю свою боль, — рассказывает Светлана Кулинич, председатель Иркутского областного отделения Российского детского фонда. — Говорила, что у нас есть учреждения, где дети голодают. Он слушал молча. Высказав все, я ушла. В тот же день мне перезвонили и сказали, что Юрий Абрамович дал поручение подготовить встречу бизнеса с активом Детского фонда. На этой встрече он выступил с пронзительной речью, обратившись к руководителям предприятий с просьбой помочь детям. Обещал самым щедрым сделать экономический подарок от областной администрации в виде льготного кредита на развитие. И Ножикова услышали. С этого момента началось возрождение Детского фонда в Иркутской области, который практически уже был разрушен.

Иллюстрации: 

Запретив переруб хвойных пород, председатель облисполкома Юрий Ножиков сохранил тем самым и животный мир  на сотнях тысяч гектаров сибирской тайги
Запретив переруб хвойных пород, председатель облисполкома Юрий Ножиков сохранил тем самым и животный мир на сотнях тысяч гектаров сибирской тайги
baikalpress_id:  93 325