Из истории стихотворения Марка Сергеева «Баллада о мальчиках Крагуеваца»

Сербский город Крагуевац в Югославии Марк Сергеев посетил в составе группы писателей из разных стран. Не было среди них только писателей из Германии.

После Второй мировой войны немцам было запрещено посещение Крагуеваца. «Всем, кроме немцев» — гласила надпись на въезде в город.

21 октября 1941 года в отместку за гибель 70 немецких солдат и офицеров, погибших в столкновении с бойцами Сопротивления, и за то, что горожане не выдали партизан, фашисты провели здесь карательную акцию. Семь тысяч жителей города стали жертвами этой расправы. Людей хватали в домах, церквах, на улицах, в школах. Мальчиков-гимназистов вызывали по классным спискам. Для каждого из них это был последний урок.

Брали только мужское население — от детей до стариков: уводили и увозили за город, в глубокую низину, где протекали два ручья, и там расстреливали. К вечеру 21 октября 1941 года у Красного города, как называют в народе Крагуевац, лежало семь тысяч трупов.

Каждый год в этот день проходит траурно-торжественное шествие взрослых и детей Югославии к святым могилам. Сегодня здесь находятся памятник и мемориальный музей.

И толпы людей

ежегодно приходят сюда

с вершин черногорских,

из Сербии,

с берега моря,

Я вижу: страна

затаила дыханье от горя,

неслышными листьями

прочь отлетают года.

Стою на пригорке,

а словно лежу я во рву…

Так под впечатлением этой поездки Марк Сергеев написал стихи «Баллада о мальчиках города Крагуеваца»:

…Мальчишки 

— поклассно 

— стоят на холме невысоком,

мужчинами стали они

на последнем уроке,

а это — смертельно:

охота идет на мужчин…

И снова я вижу:

 стоят на пригорке они,

И ранняя зрелость

 их волосы вдруг побелила,

а черная сила

 из шмайссеров черных палила

в их детские лица

 и в их непрожитые дни.

Какими же пророческими и современными оказались стихи поэта:

…Они и сегодня

за тайной броней крепостей

живут в ожиданье,

сжимая в ладонях кастеты,

они и сегодня

на сотнях плацдармов планеты

стреляют,

стреляют,

стреляют,

стреляют в детей!

Пока на земле

разжигает кострища война,

пока в наших душах

гремит ее страшное эхо,

в лесу,

где расстреляны дети, 

— ни песни, ни смеха,

вы слышите, люди, какая стоит тишина?!

Уже нет страны, которую называли Югославией, и эту историю хотелось бы забыть, но ее надо помнить, потому что и сегодня стреляют, стреляют, стреляют в детей. Но теперь уже на родине самого Марка Сергеева, в Енакиево, Амбросиевке, Макеевке, в городах Донбасса, где проходило детство поэта...

Когда-то тринадцатилетним мальчиком Марк приехал в Сибирь со своими родителями и с тех пор считал ее своей родиной, а город Иркутск стал его судьбой. «Появился в жизни моей город, каждый дом которого, каждый камень, каждое дерево открывают мне свои тайны — не сразу, постепенно, день за днем, год за годом», — писал Марк Давидович.

«Иркутск наградил меня всем — и любовью, и дружбой, и невзгодами — и отправил меня на войну, и негромко радовался моему возвращению, по крайней мере, мне казалось, когда в феврале 1946 года выпрыгнул я на перрон нашего старого вокзала и пошел с небольшим деревянным чемоданчиком по его ожившим после военного лихолетья улицам...»

Сегодня иркутская земля принимает земляков поэта из разных уголков Донбасса, опаленного гражданской войной. Кто-то из них начнет здесь новую жизнь, а другие захотят вернуться в свои города и поселки. Но как непросто будет для них там сделать выбор — «Всем, кроме…».

В пионерском лагере Марк первый слева во втором ряду сверху
В пионерском лагере Марк первый слева во втором ряду сверху
Загрузка...