Из истории иркутского самиздата

Обозреватель «Пятницы» побывала на лекции из цикла «Прогулки по старому Иркутску» об истории самиздата в нашем городе

В 80-х именно благодаря самиздату мы читали Мандельштама, Солженицына и Коржавина, Булгакова и Льва Гумилева. Практически у каждого в доме можно было найти что-нибудь самиздатовское, в зависимости от интересов и уровня образования: инструкции по занятию йогой и уринотерапии, траволечебники, табулатуры песен The Beatles и даже рецепты домашних солений. Все это имело активное хождение среди людей, потому что иного способа получить информацию просто не было.

При этом все понимали, что самиздат самиздату рознь. Например, с «Этногенезом» Гумилева мне советовали соблюдать осторожность, потому что КГБ «не дремлет». И КГБ действительно держал руку на пульсе. Помнится, в середине 80-х в Иркутске был громкий скандал, связанный с гонениями на людей, интересовавшихся философией Рерихов. Естественно, в деле фигурировал самиздат. Кого-то из рериховцев даже попросили с работы. А за распространение литературы политической направленности можно было вообще угодить за решетку по статье «Антисоветская агитация и пропаганда и распространение заведомо ложных сведений по отношению к государственному строю». И сажали, как, например, известного диссидента Анатолия Марченко и его жену Ларису Богораз.

Самиздатовская литература того времени выглядела стандартно: текст, набранный на машинке и скрепленный скоросшивателем; в хорошем варианте это мог быть твердый переплет (заказывался в мастерской). Основная масса — перепечатки, но был и творческий самиздат, когда люди сами создавали тексты, сами же их оформляли и распространяли. Вот за него-то чаще всего и карали.

Иркутский журналист Владимир Скращук темой самиздата занимается давно и профессионально; больше десяти лет назад он написал большую, я бы даже сказала, академическую статью для сборника «Уроки демократии». В его личном архиве собраны самиздатовские раритеты: информационные листки, сборники, журналы.

По словам Владимира Скращука, не подцензурный самиздат был всегда, при любом режиме. В Иркутске первый самиздатовский рукописный журнал датируется 1796 годом (какая старина!). XIX век можно назвать расцветом рукописного самиздата: например, в женской гимназии каждый класс выпускал несколько журналов. Свои издания выходили в кадетском корпусе и церковной семинарии, причем журналы семинаристов носили весьма неортодоксальные названия, например «Разбойник» и «Лиходей», что говорит о нравах среди семинаристов того времени, которые до принятия пострига развлекались по полной программе. Наверняка самиздатом можно назвать и многочисленные салонные журналы, куда записывались стихи, эпиграммы и цитаты великих людей.

Огромный пласт самиздата периода борьбы с царским режимом мы пропускаем — это большая и отдельная тема — и сразу переходим к советскому времени.

На мой взгляд, сегодня, в связи с последними политическими событиями, именно этот период представляется наиболее интересным и драматичным.

По мнению Владимира Скращука, одним из самых ярких представителей иркутского самиздата можно с полным правом назвать видного революционера и партийного деятеля Мартемьяна Рютина. В конце 20-х годов Рютин разошелся во взглядах со Сталиным и был исключен из ВКП(б) «за предательски-двурушническое поведение и попытку подпольной пропаганды правооппортунистических взглядов». В 1932 году написал программный документ «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и обращение «Ко всем членам ВКП(б)». Эти рукописи ходили среди членов Московской парторганизации. Сам Рютин получил 10 лет колонии, а в 1937 году был расстрелян.

Вторая волна самиздата связана с приходом к власти Хрущева. В обществе начались какие-то дискуссии, люди почувствовали ветер перемен. И вот на этой волне в 1967 году в Усолье-Сибирском вышел совершенно удивительный самиздатовский литературно-поэтический сборник с романтическим названием «Голубые города». Он издан на глянцевой бумаге (!) типографским способом, что, конечно, удивительно.

Как выяснилось, создателям сборника, которые не задумывали ничего антисоветского, удалось перехитрить начальников. Полосы с рассказами и стихами печатали в городской типографии якобы для многотиражки «Огни стройки», а сама обложка была отпечатана в Иркутской типографии тиражом 1000 экземпляров. Тем не менее начальство не оценило креативных подходов создателей сборника. Его участников приглашали на беседы в комитеты комсомола и партии и в «органы».

Теперь о героях иркутского самиздата. Один из его ярких представителей — известный писатель и диссидент Леонид Иванович Бородин. В 1956 году, будучи студентом истфака, он основал кружок «Свободное слово». В 1965 году вступил во Всероссийский социал-христианский союз за освобождение народа. Его главным посылом было усиление христианского влияния во всех сферах жизни. В 1982 году за публикации в самиздате был приговорен к 10 годам заключения и 5 годам ссылки. В сообщении ТАСС указывалось, что Бородин «в течение многих лет хранил и распространял работы, содержащие клевету на советский государственный и общественный строй, переправлял на Запад по нелегальным каналам собственные клеветнические произведения, которые публиковались в издательстве НТС «Посев». После перестройки Бородин работал в журнале «Москва», был членом Общественной палаты, преподавал в литературном институте.

Пожалуй, нет в Иркутске человека старше 50, не слышавшего имя Бориса Черных, писателя и диссидента, личности легендарной во всех смыслах.

Изначально Черных не был диссидентом, напротив — штатным комсомольским лидером. Все началось в 1964 году, когда на волне хрущевской оттепели он написал письмо очередному съезду ВЛКСМ, в котором предлагал реформировать и демократизировать «не только ВЛКСМ, но и всю советскую политическую систему». За что был исключен из КПСС и уволен с работы. В 70-х годах основал «Вампиловское книжное товарищество», преподавал в школе, подвергался гонениям со стороны спецслужб.

Черных — яркий пример несгибаемой воли и духа, его много раз пытались сломить, даже помещали в психиатрическую больницу, но безуспешно. Он в прямом смысле человек поколения «дворников и сторожей», работал садовником в ботаническом саду, издавал машинописный журнал «Литературные тетради». В 1982 году Бориса Ивановича арестовали и обвинили в написании и распространении повестей, рассказов, дневников, критических писем в Политбюро ЦК КПСС. В 1983 году он получил 5 лет колонии строгого режима и 3 года ссылки. В 1987-м был освобожден во время горбачевской кампании по помилованию политзаключенных. После освобождения переехал на родину, в Амурскую область. В 2012 году Бориса Черных не стало.

Интересная деталь — многие люди, которые участвовали в работе книжного товарищества, стали довольно успешными. Например, Геннадий Хороших в течение 10 лет возглавлял комиссию по правам человека при администрации Иркутской области. Иные проявили себя на депутатском и издательском поприще.

По самиздатовской статье в Иркутске также был осужден работник железной дороги Сергей Боровский. В тексте приговора говорится, что в 1982 году он изготовил машинописный текст «Политические принципы либеральных демократов», в котором проводил мысль об антинародной сущности социалистического государства, заведомо ложно утверждал, что КПСС и Советское государство проводят политику «варварского шовинизма» против инакомыслящих, что в нашей стране «инспирируются» уголовные дела, допускаются злоупотребления в области психиатрии.

Особая статья — самиздат студенческий.

Иркутский государственный университет с момента основания являлся рассадником вольтерьянских настроений, недаром многие диссиденты и инакомыслящие были его студентами и выпускниками. Кажется невозможным, но в самые глухие, застойные годы (1980—1982) группа студентов-филологов выпускала рукописный журнал «Архивариус». Вышло девять номеров — это вам не шутки. Вдохновителем, редактором и оформителем был филолог Игорь Подшивалов. «Архивариус» представлял собой несколько листов, скрепленных проволокой с картонной обложкой и рисунками акварелью. Что в нем было? Да ничего крамольного по нынешним временам: стихи, рассказы, очерки.

Позже Подшивалов начал издавать альманах «Свеча» — а вот это уже было опасным предприятием. Первый номер вышел буквально по следам судилища над Борисом Черных. В создании «Свечи» принимали участие многие известные сегодня издатели и журналисты: Владимир Симиненко, Павел Мигалев, Елена Веселкова и др. Каким-то образом номера альманаха попали в руки руководству филфака, и у студентов начались неприятности, некоторых даже лишили стипендии. Еще бы! В то время даже шутка «Мы пойдем другим путем», — сказал паровоз и застрял в болоте» могла расцениваться как покушение на основы режима. Игоря Подшивалова начали таскать в деканат и на беседы в КГБ. Но каким-то образом скандал удалось замять. В воздухе уже чувствовался ветер перемен. На дворе был 1985 год, к власти пришел Михаил Горбачев. С его приходом закончилась монополия КПСС, но самиздат, конечно, на этом не закончился, он перешел в иное качество. Начался период брожения идей и поисков правды. Но это уже совсем другая история.

Вообще же самиздат, как утверждает автор лекции Владимир Скращук, бессмертен. И с этим трудно не согласиться, ибо чем сильнее режим закручивает гайки, тем активнее становится самиздат. А свободное слово всегда найдет пути к читателю. Тем более в эпоху Интернета с этим проблем нет.

Что такое самиздат

Общее название тиражируемых вне официальных каналов книг, журналов, газет в советский и постсоветский период. Ироническое название образовано по аналогии с многочисленными названиями советских издательств — «Воениздат», «Политиздат» 
и т. д. Авторство термина неизвестно, но первое из достоверно известных близких названий — «самсебяиздат» было употреблено в 1940-х годах поэтом Николаем Глазковым, самостоятельно печатавшим на машинке сборники своих стихов.

Иллюстрации: 

Легендарный Борис Черных. В 1979 году он на несколько месяцев был помещен в областную психиатрическую больницу. Там Черных дал интервью корреспонденту московского самиздатского журнала «Поиски», которое вышло под заголовком «Садовник из провинции» — рассказ о жизни провинциального диссидента-социалиста. Власти сочли этот текст «заведомо ложными измышлениями», Черных арестовали и посадили в тюрьму
Легендарный Борис Черных. В 1979 году он на несколько месяцев был помещен в областную психиатрическую больницу. Там Черных дал интервью корреспонденту московского самиздатского журнала «Поиски», которое вышло под заголовком «Садовник из провинции» — рассказ о жизни провинциального диссидента-социалиста. Власти сочли этот текст «заведомо ложными измышлениями», Черных арестовали и посадили в тюрьму
Обложка самиздатовского сборника «Голубые города», который группа энтузиастов из Усолья-Сибирского выпустила тиражом 1000 экземпляров в конце 60-х годов. Отсутствие антисоветских выпадов на страницах сборника не уберегло его создателей от пристального внимания органов КГБ
Обложка самиздатовского сборника «Голубые города», который группа энтузиастов из Усолья-Сибирского выпустила тиражом 1000 экземпляров в конце 60-х годов. Отсутствие антисоветских выпадов на страницах сборника не уберегло его создателей от пристального внимания органов КГБ
А это классический образец самиздата: машинописная рукопись в скоросшивателе. Безобидный по нынешним временам трактат о дзен-буддизме. Но по тем временам даже такая невинная со всех сторон папочка могла потянуть если не на статью УК, то на исключение из института или даже на увольнение с работы. Да, времена были суровые
А это классический образец самиздата: машинописная рукопись в скоросшивателе. Безобидный по нынешним временам трактат о дзен-буддизме. Но по тем временам даже такая невинная со всех сторон папочка могла потянуть если не на статью УК, то на исключение из института или даже на увольнение с работы. Да, времена были суровые
Иркутский журналист Владимир Скращук имеет самое прямое отношение к самиздату. Речь идет о журнале «Сибирский тракт», который был идеологическим центром всех иркутских неформалов. В нем можно было найти рассказы местных альтернативных авторов и обзоры рок-концертов. В 1999-м журналом заинтересовались спецслужбы. Проект «История иркутского самиздата» Владимир считает своей личной удачей. Он может перечислить самодельные иркутские издания с 1796-го по 2008 год. Поэтому Иркутск в этом смысле город уникальный, ни в одном городе России такие исследования не проводилось
Иркутский журналист Владимир Скращук имеет самое прямое отношение к самиздату. Речь идет о журнале «Сибирский тракт», который был идеологическим центром всех иркутских неформалов. В нем можно было найти рассказы местных альтернативных авторов и обзоры рок-концертов. В 1999-м журналом заинтересовались спецслужбы. Проект «История иркутского самиздата» Владимир считает своей личной удачей. Он может перечислить самодельные иркутские издания с 1796-го по 2008 год. Поэтому Иркутск в этом смысле город уникальный, ни в одном городе России такие исследования не проводилось
baikalpress_id:  92 230
Загрузка...