Иркутянки Нетесовы

Шестиюродные(!) сестры познакомились лишь три года назад, когда начали заниматься изучением истории своей семьи.

Наши сегодняшние героини — Татьяна Анатольевна Непомнящих и Галина Степановна Нетесова. Женщинам удалось раскопать свои корни вплоть до 1685 года. Они обе с большим уважением относятся к своему старинному роду: «Наши предки — не крепостные, а государственные, то есть вольные крестьяне. У них была непростая судьба, но потери и лишения лишь закалили их характеры».

Первых Нетесовых, которые пришли на Лену, звали как апостолов — Петр и Павел. Откуда они пришли, выяснить не удалось. По роду деятельности это были «промышленные люди», то есть промысловые охотники. Но со временем им захотелось оседлой жизни, и они решили записаться в крестьяне. Но собственной земли еще не было, и братьев «изоброчили» — обложили оброком на землю.

— У Павла было четыре сына, но сам он скоро умер, а судьба сыновей неизвестна. Так что вся линия наша идет от Петра Нетесова, 1675 года рождения, — рассказывает Галина Степановна. — Позже в каждой семье мальчиков называли в их честь — Павлами да Петрами. В метрических книгах не записывали имена матерей и отчества отцов. И это создало сложности в исследовании родословной — возникала путаница.

У семьи появилось общее для всех фамилий прозвище — Коземиры. Возможно, от названия шерсти — коземер. Поскольку Нетесовы были промышленными людьми, они могли торговать этими тканями. От коземиров пошло и название деревни Козимирово. Еще одна «своя» деревня — Красноярово, именно туда переселилась часть родственников.

Составить родословную иркутянкам помогли труды Георгия Красноштанова, который больше 20 лет собирал исторические сведения в московских архивах и написал несколько книг, где многие потомки ленских крестьян могут найти свою фамилию. Это бесценный источник для всех, кто хочет заниматься распутыванием собственной истории.

Таким образом, потомкам удалось установить, что в середине XVIII века было 12 братьев Нетесовых.

Самым плодовитыми были Герасим Степанович и Павел Степанович, которые образовали пять веток, сведения о которых содержатся в метрических книгах. Именно их потомки жили в Красноярово в XIX — начале XX века.

— Чаще всего в Красноярово строились дома-связи: сруб имел теплые сени, горницу — парадная часть дома, где принимали гостей, и хозяйственную часть, где стоял, например, ткацкий станок. На парадном дворе — двухэтажный амбар, где хранились одежда и зерно, сушились травы и веники. Помимо него — стайки с сеновалом, загон для скота, — говорит Татьяна Анатольевна. — Родители, все сыновья и невестки жили одним домом. Так было удобнее — пашню возделывать и дрова заготавливать легче совместно. Если кто-то отделялся, хозяйство становилось слабее. Дружной семьей любая работа делалась быстрее и веселее. В одном дворе были и сеновал, и овин, и стайки, и свинарник. На парадном дворе — амбары, бани…

Разрастаться роду мешала высокая ранняя смертность. Женщины часто умирали при родах в возрасте от 30 до 40 лет, мужчины — от простудных и заразных заболеваний. И все быстро израбатывались от тяжелого физического труда.

Во второй половине XIX века эти пять веток разрослись в большое потомство, и в деревне Красноярово стояло уже около 20 домов рода Нетесовых — а это четверть всех ее жителей. И жить бы дружно да преумножать хозяйство, но тут наступило нелегкое для крестьянства время — коллективизация, которая разорила крестьян и разбросала их по всей стране.

— Кулаком называли главу более-менее зажиточной семьи, даже если в семье росли одни девки, — рассуждает Галина Степановна. — Крестьяне, в семьях которых было больше женщин, вынуждены были нанимать работников на весенние и осенние работы. Это заметно ударяло по бюджету. Несмотря на это, их приравнивали к кулакам и раскулачивали. Когда началась коммуна, жить стало тяжелее — обобществляли не только скот, но и орудия труда, ложки, кастрюли, дома. Несколько домов объединили в один барак, а дом деда сломали и отдали под контору.

Жизнь в коммуне превратилась в муравейник, в котором общим стало все — и имущество, и проблемы: воспитательные, культурные, нравственные.

Распределялось заработанное не по затраченному труду, а по членам семьи. К примеру, если в семье 15 человек и 13 из них дети, дохода полагалось на всех 15, хотя работали только родители. Если же в семье пятеро и все работники, то распределяли на пятерых. Жить коммуной было невыгодно, потому многие крестьяне, не дожидаясь, что их загонят в колхозы, разбирали дома, связывали из них плоты, грузили туда скот и весь свой скарб и уплывали по Лене. Кто за 150 километров, основывая другие деревни, а кто и за тысячу — в Якутию. Так советская власть и раскулачивание уничтожили трудовое крестьянство.

Почти все Нетесовы выехали из Красноярово, стараясь избежать коллективизации. Только отец Галины Степановны остался в деревне, продолжая крестьянствовать. Но общие черты в роду остались — добропорядочность и трудолюбие.

В истории рода Нетесовых отсутствуют детективные истории, и потомки этому рады. Говорят, в переделки попадают только беспокойные люди с желанием поиска приключений. Фамилия Нетесовых не значится в списках подсудимых или жалобщиков — только в экономических перечнях: на получение пороха, раскорчевку земли, урожай картофеля, получение зерна на посев. Ни тебе убийств, ни даже воровства.

— Еще в середине XX века у нас в деревне замков не было, дома не закрывали, — вспоминает Галина Степановна. — Прихожу домой — если дверь подпирает снаружи хворостина, значит, дома нет никого. А раз никого нет, никто чужой и не зайдет.

До сих пор в характере сибиряков — умение противостоять бедам и настойчивость в достижении цели, а также открытость, доверчивость и доброжелательность, свойственные крестьянскому роду.

Иллюстрации: 

Самая старая в семейном архиве Галины Степановны Нетесовой — фотография дедушки Иллариона Иннокентьевича и бабушки Александры Михайловны. Они поженились в 1914 году, когда ему было 18, ей — 21. Познакомились молодые только на собственной свадьбе — родители сосватали невесту в Козимирово. Илларион и Александра прожили долгую семейную жизнь, много трудились. У семьи была заимка недалеко от села Красноярово — большая изба с русской печью, куда каждое лето выезжали всей  семьей, пасли скот, заготавливали сено, удили рыбу. «В тех местах было много ягоды, грибов, рыбы и зверя. У моих предков там была пашня — сажали ячмень и овес, серые скороспелые хлеба, — рассказывает Галина Степановна. — Бабушка стряпала рыбные пироги, пекла хлебы. Если бы не колхоз, на речке Макаровой могла вырасти деревня одних Нетесовых»
Самая старая в семейном архиве Галины Степановны Нетесовой — фотография дедушки Иллариона Иннокентьевича и бабушки Александры Михайловны. Они поженились в 1914 году, когда ему было 18, ей — 21. Познакомились молодые только на собственной свадьбе — родители сосватали невесту в Козимирово. Илларион и Александра прожили долгую семейную жизнь, много трудились. У семьи была заимка недалеко от села Красноярово — большая изба с русской печью, куда каждое лето выезжали всей семьей, пасли скот, заготавливали сено, удили рыбу. «В тех местах было много ягоды, грибов, рыбы и зверя. У моих предков там была пашня — сажали ячмень и овес, серые скороспелые хлеба, — рассказывает Галина Степановна. — Бабушка стряпала рыбные пироги, пекла хлебы. Если бы не колхоз, на речке Макаровой могла вырасти деревня одних Нетесовых»
У Иллариона Иннокентьевича и Александры Михайловны было три сына — старший Иннокентий, 1915 г. р. (слева), средний Степан, 1918 г. р. (справа) и младший Георгий, 1926 г. р. Из них только отец Галины Степановны стал продолжателем крестьянской традиции рода, до старости жил и работал в деревне. Братья дали многочисленное потомство — 12 сыновей и дочерей
У Иллариона Иннокентьевича и Александры Михайловны было три сына — старший Иннокентий, 1915 г. р. (слева), средний Степан, 1918 г. р. (справа) и младший Георгий, 1926 г. р. Из них только отец Галины Степановны стал продолжателем крестьянской традиции рода, до старости жил и работал в деревне. Братья дали многочисленное потомство — 12 сыновей и дочерей
Семья Галины Степановны: бабушка, отец с матерью и пятеро детей. «Мне тут 14 лет, я только что закончила 7-й класс и была принята в пионеры.  Я — колхозная девчонка — была первой помощницей в семье. В 11 лет уже наравне с мамой вставала к стиральной доске и жулькала белье. А потом складывала его в ведра, цепляла к коромыслу и шла полоскать на реку. Когда родители уходили на дальние покосы, оставалась дома за старшую — куры, теленок и трое маленьких ребятишек были на моей ответственности. Надо было за день приготовить еду, убраться в доме, присмотреть за детьми. Параллельно окончила 9 классов и выучилась  на счетовода. Но меня это не устраивало — хотела высшее образование. Поэтому со временем выучилась на учителя и 35 лет проработала в школе»
Семья Галины Степановны: бабушка, отец с матерью и пятеро детей. «Мне тут 14 лет, я только что закончила 7-й класс и была принята в пионеры. Я — колхозная девчонка — была первой помощницей в семье. В 11 лет уже наравне с мамой вставала к стиральной доске и жулькала белье. А потом складывала его в ведра, цепляла к коромыслу и шла полоскать на реку. Когда родители уходили на дальние покосы, оставалась дома за старшую — куры, теленок и трое маленьких ребятишек были на моей ответственности. Надо было за день приготовить еду, убраться в доме, присмотреть за детьми. Параллельно окончила 9 классов и выучилась на счетовода. Но меня это не устраивало — хотела высшее образование. Поэтому со временем выучилась на учителя и 35 лет проработала в школе»
Деревенская молодежь 1925—1930-х годов. Юбки в складках, зато на всех галстуки.  По какому поводу была сделана фотография, остается только предполагать: либо это праздник в сельском клубе, либо визит  в деревню фотографа, что само по себе уже было событием
Деревенская молодежь 1925—1930-х годов. Юбки в складках, зато на всех галстуки. По какому поводу была сделана фотография, остается только предполагать: либо это праздник в сельском клубе, либо визит в деревню фотографа, что само по себе уже было событием
Татьяна Анатольевна Непомнящих (на фото слева) и Галина Степановна Нетесова — сестры в шестом колене. Познакомились они несколько лет назад, когда стали исследовать родословную. Женщины установили, что их прадеды в шестом колене приходились друг другу братьями. Самый давний предок из рода Нетесовых, которого удалось установить, был 1675 года рождения. Сейчас в семейном древе Нетесовых насчитывается 560 его потомков. Татьяна Анатольевна увлекается историей семьи и государства, проводит экскурсии по Иркутску и Байкалу. Галина Степановна поет в хоре и пишет книги. В прошлом году к юбилею села вышла ее книга «Деревня Краснояровская: Как это было» — 1-я часть. Сейчас собирает материал для второй части: «Деревня Краснояровская: Мы отсюда родом»
Татьяна Анатольевна Непомнящих (на фото слева) и Галина Степановна Нетесова — сестры в шестом колене. Познакомились они несколько лет назад, когда стали исследовать родословную. Женщины установили, что их прадеды в шестом колене приходились друг другу братьями. Самый давний предок из рода Нетесовых, которого удалось установить, был 1675 года рождения. Сейчас в семейном древе Нетесовых насчитывается 560 его потомков. Татьяна Анатольевна увлекается историей семьи и государства, проводит экскурсии по Иркутску и Байкалу. Галина Степановна поет в хоре и пишет книги. В прошлом году к юбилею села вышла ее книга «Деревня Краснояровская: Как это было» — 1-я часть. Сейчас собирает материал для второй части: «Деревня Краснояровская: Мы отсюда родом»
baikalpress_id:  96 956