Иркутянка восемь лет живёт без электричества

Шесть домов по переулку Заводская в Иркутске II подлежат сносу — их обитатели самовольно захватили территорию и незаконно построили жилье. Так выглядит это в глазах суда и судебных приставов.

Однако люди думают иначе. Дома давно уже подведены под крышу и обжиты. Кто-то из новоселов купил участок земли, другим достался по наследству. Как и Евгении Аркадьевне Бариновой, которая уже восемь лет живет без света и каждый день боится, что вот-вот приедет бульдозер и сравняет дом с землей.

— Пойдемте, пойдемте, я вам сейчас все покажу, — Евгения Аркадьевна начинает причитать с улицы. За годы борьбы с государственной машиной она очень устала, но продолжает отстаивать свои права. — Вот здесь мы с мужем долгое время жили, пока дом не построили, сейчас тут всякий садовый инвентарь хранится. Вот огород, всего земли 6 соток, в прошлом году теплицу поставили. А вот дом, в 2005-м муж с сыном заложили фундамент, на следующий год уже поставили.

Заходим в дом. Очень скромный метраж — всего 26 квадратов, но есть все для жизни. На верандочке — стол, стулья, шкаф, на окнах — чистые занавески. Предполагалось, что здесь можно будет обедать в теплое время года. Дом состоит из одной лишь комнаты, в середине которой стоит печь.
— На ней я зимой готовлю, а для лета купила газовую плитку, — рассказывает бабушка. — Дом натапливается быстро, небольшой же, зато теплый. Продукты у меня тут, в комоде хранятся — крупы там, консервы. А холодильник вот есть, но стоит без дела — света-то нет…

Я замечаю, что в доме есть магнитофон, по стенам проброшены кабель-каналы с новыми аккуратными розетками, но в доме действительно тихо и не горит свет. Евгения Аркадьевна рассказывает, что когда в 2006 году дом был готов и осталось лишь подключить его к контактным сетям, муж обратился в энергосбытовую компанию… и получил отказ. Мол, земля не приватизирована, значит, постройка незаконна, и проводить свет они не будут. С тех пор, вот уже восемь лет, бабушка живет в доме без света. За это время схоронила мужа, который умер от рака пищевода.

— Мы ж с ним хотели вместе здесь старость провести, — продолжает Евгения Аркадьевна. — Квартиру двухкомнатную оставили сыну — у него жена и двое детей, тоже надо где-то жить. Он помог нам домик построить. Знаете, сколько расходов? Материалов одних тысяч на 800. А теперь говорят — сносите.

Решение о сносе дома вынес Ленинский районный суд Иркутска. Основание — земельный участок, на котором возведен дом, не приватизирован, значит, не принадлежит Бариновым.

Евгении Аркадьевне он достался «по наследству», которое не было закреплено документально. На деле это выглядело так: в 60-х годах, когда земля еще была никому не нужна и права на нее не регулировались государством, отец обнес забором участок земли по соседству со своим  домом. А позже передал его дочери с тем, чтобы она с мужем строила здесь дом. С тех пор у семьи ни разу не возникли сомнения в том, что участок и все имеющиеся на нем постройки — свои.

Сейчас бабушке помогает адвокат Алексей Геннадьевич Яковлев. Он пояснил нам, что единственный вариант узаконить права — разобрать дом, оформить право собственности на землю и заново собрать жилье.

— Участок придется привести в первоначальное состояние. Дом брусовой, его надо разобрать, пронумеровать и сложить, допустим, на соседнем участке. А потом ходатайствовать перед правительством области о приобретении участка в собственность посредством торгов. Евгения Аркадьевна имеет все шансы выиграть его на аукционе, потому что вряд ли кто еще будет заинтересован в приобретении участка земли в шесть соток на окраине Иркутска II. Да и стоить он будет недорого — в пределах 50 тысяч рублей.

То, что кажется таким легким решением и под силу молодым, для 77-летней бабушки — катастрофа и непосильный труд. Тем более что влечет за собой значительные для пенсионера расходы.

  • Дачная амнистия — это условное название принятого закона, который установил упрощенный порядок для приватизации земельных участков и располагающихся на них домов и строений, находящихся в личном пользовании. Закон был принят 30 июня 2006 года и носит название «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации по вопросу оформления в упрощенном порядке прав граждан на отдельные объекты недвижимого имущества». На практике положения нормативного акта, направленные на упрощение приватизации земли, осложнили жизнь многим владельцам дачных участков.

Иллюстрации: 

Сейчас дом, на строительство которого ушло два года и 800 тысяч рублей, заставляют снести. В скромном однокомнатном жилье есть все необходимое для жизни пенсионера: кровать, шкаф, кресла и печь — обогреваться и готовить. Под кухню отвели один угол — там стоят комод под продукты, газовая плитка, термос и самовар.  У Евгении Аркадьевны плохое зрение, она уже перенесла три операции и сейчас готовится к четвертой. При этом ей восемь лет приходится жить без света, да и вообще без электричества. Сидеть вечером в темноте и мыться в бане в потемках стало нормой жизни. Летом выручает огород, походы в гости и больницу, где пожилой человек проводит много времени
Сейчас дом, на строительство которого ушло два года и 800 тысяч рублей, заставляют снести. В скромном однокомнатном жилье есть все необходимое для жизни пенсионера: кровать, шкаф, кресла и печь — обогреваться и готовить. Под кухню отвели один угол — там стоят комод под продукты, газовая плитка, термос и самовар. У Евгении Аркадьевны плохое зрение, она уже перенесла три операции и сейчас готовится к четвертой. При этом ей восемь лет приходится жить без света, да и вообще без электричества. Сидеть вечером в темноте и мыться в бане в потемках стало нормой жизни. Летом выручает огород, походы в гости и больницу, где пожилой человек проводит много времени
«В этих домах в основном проживают люди пожилого возраста, и нам по-человечески жалко их, — пояснила судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Татьяна Акашева. — Но мы обязаны исполнять закон и решение суда.  На данный момент в межрайонном отделе службы судебных приставов находится 168 исполнительных производств о сносе незаконных построек — гаражей, домов, бань, рекламных конструкций»
«В этих домах в основном проживают люди пожилого возраста, и нам по-человечески жалко их, — пояснила судебный пристав-исполнитель межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств Татьяна Акашева. — Но мы обязаны исполнять закон и решение суда. На данный момент в межрайонном отделе службы судебных приставов находится 168 исполнительных производств о сносе незаконных построек — гаражей, домов, бань, рекламных конструкций»
baikalpress_id:  99 200