Иркутянка Татьяна Мунина

Сегодня в «Пятнице» — история семьи директора иркутской сети аптек «Авиценна», родословная которой уходит вглубь веков

В рубрике «Моя родословная» уже были герои, посвятившие своим предкам альбомы и целые книги, но сегодня случай совершенно уникальный. Речь идет о фундаментальной книге, автором которой является директор иркутской сети аптек «Авиценна» Татьяна Станиславовна Мунина. Книга ее называется «Древо жизни рода Гринцевич», и по ней можно изучать не только генеалогию большой семьи, но и историю всей Литвы.

А началось все в 2001 году, когда Татьяна Станиславовна стала составлять генеалогическое древо своей семьи. В процессе работы ей пришлось изучить множество источников, воспоминаний, документов. Постепенно пришло понимание, что итогом этого исследования должна стать книга. К сожалению, в газетной публикации невозможно отразить всю многовековую родословную, поэтому мы остановимся на основных моментах.

Историю рода Гринцевич можно проследить с XIV века. Основоположником его считается литовский дворянин Вилкош, живший в Тракайском воеводстве. У него было два сына — Талько и Гринко. Позже, когда этот российский уезд вошел в состав Великого княжества Литовского, всему роду дали фамилию Талько-Гринцевич.

Самым старшим представителем рода Талько-Гринцевичей, о котором есть точные сведения в документах, был Миколай, живший в XVI веке и владевший поместьем между Вильнюсом и Каунасом. Поместье перешло к его сыну Петру. Его прапраправнук Юзеф Талько-Гринцевич (1660 г. р.) служил камергером, потом губернатором в Радуни. Единственный сын Юзефа Ян Талько-Гринцевич (1685 г. р.) получил образование в Кенигсберге, служил в Курляндии секретарем по вопросам различных экспедиций. Младший сын Яна Франчишек (1720 г. р.) за большие заслуги получил земли в Виленском уезде. Там основал имение Илгово и построил деревянный костел. Имение после его смерти унаследовал старший сын Ян Талько-Гринцевич (1746 г. р.).

Ян служил камергером последнего польского короля и Великого князя литовского Станислава-Августа Понятовского. В 1780 году он женился на Кристине Карп, дочери эйяргольского старосты. С этой женитьбой связана романтическая легенда. Рассказывают, что накануне свадьбы братья невесты не поладили с женихом и разорвали помолвку. Но любовь Кристины была сильнее страха перед братьями. Девушка сбежала из дома и на лодке самостоятельно переправилась через Неман, где в назначенный час ее ждал жених.

С Кристиной связана еще одна легенда, но уже трагическая.

Будучи женщиной очень строгих правил, она требовала беспрекословного подчинения. Узнав, что дочь влюбилась в крепостного писаря, Кристина заперла ее под замок. Девушка от горя заболела чахоткой и умерла. До конца своей жизни Кристина не могла себе этого простить. После смерти она завещала похоронить себя у входа в костел под большим камнем, о который все прихожане будут вытирать ноги.

У Кристины была тяжелая жизнь, она пережила смерть пятерых детей, ссылку двух сыновей, страшный пожар, который уничтожил все имение. И все удары судьбы она принимала с мужеством и смирением. Умерла в 1855 году в 92 года.

Одним из ее сыновей был прапрадед Татьяны Станиславовны Юлиан Талько-Гринцевич (1801 г. р.). Он изучал медицину в Виленском университете. В своем родовом имении Илгово построил аптеку, причем беднякам лекарства раздавал бесплатно. Не раз избирался мировым судьей. Женой Юлиана стала польская дворянка Анна Бялозор.

Прадед Татьяны Муниной Генрих Талько-Гринцевич (1829 г. р.) был вторым сыном Юлиана и Анны. Он окончил сельскохозяйственную школу в Америке, был дипломированным агрономом. Но, как и многие другие прогрессивно мыслящие молодые люди, Генрих был одержим идеями освободительной борьбы и вместе с братом Поликарпом участвовал в Январском восстании 1863 года. Оба брата были арестованы и сосланы в Тобольскую губернию. Поликарп в ссылке заболел тифом и умер. Генрих через пять лет вернулся на родину и женился на Алине Римкевич, девушке из старинного дворянского рода. В 1878 году в семье случилось горе — Генрих погиб при загадочных обстоятельствах. Алина осталась вдовой.

Люди, знавшие Алину, отмечали, что она была очень сдержанной, строгой — настоящая аристократка.

Стоит сказать несколько слов о ее родном брате Брониславе, талантливом инженере, который принимал участие в строительстве Панамского канала и порта в Манаосе, Бразилия. Правительство Бразилии подарило Брониславу остров. А в Рио-де-Жанейро в честь него названа улица.

Младшая дочь Генриха и Алины Ванда Гринцевич (1878—1947) приходится Татьяне Станиславовне родной бабушкой. Ванда окончила медицинскую школу в Варшаве, была образованной девушкой, прекрасно играла на фортепиано, пела. В 1899 году она вышла замуж за небогатого дворянина Андрея Талько-Гринцевича (1874—1917), который приходился ей дальним родственником. Андрей, впрочем, рано умер, заразившись брюшным тифом во время Первой мировой войны.

Станислав Гринцевич — отец Татьяны Муниной был одним из шести детей Ванды и Андрея. С раннего детства у него были большие проблемы со зрением, но это не помешало ему окончить гимназию с медалью.

— Мой папа всегда был непоседой, шутником и выдумщиком разных розыгрышей, — говорит Татьяна Станиславовна. — Ему, конечно, доставалось, но, так как он был очень способным, многое и прощалось. Папа рос в атмосфере любви к земле, природе, музыке. Еще во время учебы они с братом и друзьями создали молодежный оркестр и ездили с концертами по Литве, Польше и Чехии.

Летом 1940 года мирной жизни пришел конец. В результате советско-германского пакта Молотова-Риббентропа прибалтийские государства были аннексированы Советским Союзом. Теперь уже известно, какую цену пришлось заплатить литовскому народу за преступный сговор своих соседей. Около 150 тысяч литовских «кулаков» оказались в ГУЛАГе, 111 тысяч были депортированы в Сибирь. Всего за годы репрессий жертвами сталинского режима стали 350 тысяч литовцев. В эти кровавые жернова попал и отец Татьяны Станиславовны. Его вместе с сестрой Кристиной арестовали в июне 1941 года как «социально опасного». Без суда и следствия бросили в вагон для перевозки скота и повезли неизвестно куда. По дороге многие литовцы умерли, не выдержав голода и холода.

Место ссылки — село Ябоган находилось в глухих краях на Алтае. Жить пришлось в землянках, которые строили сами ссыльные. Многие не смогли пережить первую зиму на чужбине. Из 200 литовцев в живых осталось 50. Все ссыльные были лишены права переписки и любого общения с миром. Никто до самой реабилитации не знал, что с их родными, живы ли они. Но Станислав и Кристина были молоды и выжили благодаря своему сильному характеру и доброте местных жителей, которые помогали чем могли.

Станислав работал в нечеловеческих условиях — валил лес в тайге, обжигал известь в яме. Все это подорвало его здоровье. Сначала он заболел воспалением легких, потом туберкулезом. Но и это не сломало его. Жажда жизни и вера в лучшее будущее оказались сильнее. В ссылке Станислав нашел свою любовь. Его избранницей стала эвакуированная ленинградка Елена Стремберг — мама Татьяны Станиславовны. В первый год блокады Елена попала под бомбежку, получив множественные осколочные ранения. Ее вывезли по Дороге жизни в 1942 году. В Ябогане Елена работала бухгалтером на конезаводе. В 1949 году у Станислава и Елены родилась первая дочь — наша героиня, через три года ее сестра Ирина.

— Мы жили очень дружно, — вспоминает Татьяна Станиславовна, — папа отлично играл на аккордеоне, ни один праздник в деревне не обходился без него. Я очень любила слушать, как он играет, особенно вальсы и фокстроты.
В 1956 году вышел указ Хрущева, по которому все ссыльные литовцы были признаны невиновными и подлежали реабилитации. Через три года родители Татьяны Муниной съездили в Литву и узнали горькую правду: Ванда, мать Станислава, умерла, а в родном доме теперь жили другие люди. Возвращаться было некуда. Решили остаться в Ябогане.

Станислав возглавил поселковый клуб, который, кстати, тоже построили ссыльные литовцы. Он был на хорошем счету, создал музыкальную школу, оркестр, хор. Елена устроилась продавцом в книжный магазин, к работе относилась тоже очень творчески и с душой. О родителях Татьяны Станиславовны с уважением писали в местной прессе.

В 1967 году Татьяна Станиславовна уехала учиться в Иркутск, вышла замуж, а через несколько лет перевезла сюда и своих родителей: «Папа был последним литовцем, покидавшим Ябоган. Провожать его вышло все село. Такого я в своей жизни больше никогда не видела».

В Иркутске Станислав тоже не сидел без дела. Работал сторожем в оранжерее завода имени Куйбышева, организовал хор пенсионеров. За многолетний и добросовестный труд он был награжден званием «Ветеран труда». Елену этим званием наградили еще раньше.

Жизнь Станислава и Елены — настоящий подвиг. Некоторые страницы книги невозможно читать без слез.

Сколько трагических ситуаций было в их судьбах, но они все преодолели, не сломились и не озлобились. А книга их дочери — выдающийся пример трепетного отношения к памяти. 12 лет Татьяна Станиславовна собирала информацию о своих предках, записывала воспоминания, направляла запросы в архивы. Воистину титанический труд.

— Думаю, это долг каждого, — говорит Татьяна Мунина. — Жить как в пословице «Иван, не помнящий родства» не хотелось. Не по мне это и несправедливо по отношению к родителям. Они заслужили большего!

Семья Гринцевич на фотографии начала прошлого века. В центре (сидит) Алина и ее знаменитый брат Бронислав Римкевич. В верхнем левом ряду — бабушка Ванда Гринцевич и ее муж Андрей Гринцевич. Кстати, мать Андрея происходила из рода польских дворян Тарковских, потомки которых оставили яркий след в русском искусстве
Семья Гринцевич на фотографии начала прошлого века. В центре (сидит) Алина и ее знаменитый брат Бронислав Римкевич. В верхнем левом ряду — бабушка Ванда Гринцевич и ее муж Андрей Гринцевич. Кстати, мать Андрея происходила из рода польских дворян Тарковских, потомки которых оставили яркий след в русском искусстве
Юлиан и Анна Талько-Гринцевич (Бялозор), прапрадед и прапрабабушка Татьяны Станиславовны Муниной. Юлиан окончил университет в Вильно, занимался врачебной практикой. В своем имении основал аптеку и бедным людям лекарства отпускал бесплатно. Не раз избирался мировым судьей
Юлиан и Анна Талько-Гринцевич (Бялозор), прапрадед и прапрабабушка Татьяны Станиславовны Муниной. Юлиан окончил университет в Вильно, занимался врачебной практикой. В своем имении основал аптеку и бедным людям лекарства отпускал бесплатно. Не раз избирался мировым судьей
Анна происходила из польского дворянского рода Бялозор, ее отец был офицером
Анна происходила из польского дворянского рода Бялозор, ее отец был офицером
Алина Гринцевич с братом Брониславом Римкевичем, который всегда был ей верным другом, советчиком и помощником. Бронислав был талантливым инженером, участвовал  в строительстве Панамского канала. Вместе с партнером создал большое техническое бюро в Рио-де-Жанейро, Бразилия.  Всю жизнь Бронислав помогал семье сестры. Своей племяннице Ванде он подарил в качестве приданого имение стоимостью 40 000 золотых рублей
Алина Гринцевич с братом Брониславом Римкевичем, который всегда был ей верным другом, советчиком и помощником. Бронислав был талантливым инженером, участвовал в строительстве Панамского канала. Вместе с партнером создал большое техническое бюро в Рио-де-Жанейро, Бразилия. Всю жизнь Бронислав помогал семье сестры. Своей племяннице Ванде он подарил в качестве приданого имение стоимостью 40 000 золотых рублей
Алина Гринцевич (урожденная Римкевич), прабабушка нашей героини. Настоящая аристократка, требовательная и строгая. Всех своих детей обучила иностранным языкам, игре на фортепиано.  После внезапной смерти мужа 53 года самостоятельно управляла фамильным имением
Алина Гринцевич (урожденная Римкевич), прабабушка нашей героини. Настоящая аристократка, требовательная и строгая. Всех своих детей обучила иностранным языкам, игре на фортепиано. После внезапной смерти мужа 53 года самостоятельно управляла фамильным имением
Елена и Станислав Гринцевич, родители Татьяны Муниной. Так получилось, что и отец, и мама были насильно вырваны из родной среды, перенесли множество невзгод, лишений и ударов судьбы. Оба не раз могли погибнуть. Но все страдания они выдержали  с удивительным достоинством
Елена и Станислав Гринцевич, родители Татьяны Муниной. Так получилось, что и отец, и мама были насильно вырваны из родной среды, перенесли множество невзгод, лишений и ударов судьбы. Оба не раз могли погибнуть. Но все страдания они выдержали с удивительным достоинством
Татьяна Станиславовна Мунина возглавляет в Иркутске крупнейшую аптечную сеть «Авиценна». Имеет массу наград за профессиональные достижения. В 2013 году  на Всероссийском конкурсе «Платиновая унция» сеть «Авиценна» стала победителем  в номинация «Региональная аптечная сеть». Также Татьяна Станиславовна является почетным консулом Литвы
Татьяна Станиславовна Мунина возглавляет в Иркутске крупнейшую аптечную сеть «Авиценна». Имеет массу наград за профессиональные достижения. В 2013 году на Всероссийском конкурсе «Платиновая унция» сеть «Авиценна» стала победителем в номинация «Региональная аптечная сеть». Также Татьяна Станиславовна является почетным консулом Литвы
Эту замечательную книгу Татьяна Станиславовна написала и издала в память о своих предках. Поражает воистину фундаментальный подход. Автор потратила много лет на поиск документов, фотографий; она побывала в местах, где жили ее родственники, встречалась с очевидцами. Грандиозная работа!
Эту замечательную книгу Татьяна Станиславовна написала и издала в память о своих предках. Поражает воистину фундаментальный подход. Автор потратила много лет на поиск документов, фотографий; она побывала в местах, где жили ее родственники, встречалась с очевидцами. Грандиозная работа!
Загрузка...