Иркутянка, подозреваемая в жестоком обращении с животными, исчезла в неизвестном направлении

Подозреваемая была коробочницей. Так называют людей, которые за небольшую плату принимают щенков и котят, а потом пристраивают их новым хозяевам.

В самом конце марта в Иркутске в районе Затона в дощатой кладовке наулице Ивана Сивко нашли 48 трупов животных в основном щенков. Волонтерам общественной организации «Земляне», которая занимается спасением бездомных животных, сообщили об этом по телефону, и они выехали на место. Информацию о большом количестве мертвых животных передали в дежурную часть полиции. Быстро выяснилось, что кладовка принадлежала женщине, еще недавно проживавшей в деревянном доме рядом. Но не так давно она и ее семья уехали в неизвестном направлении.

— Запах во дворе стоял неимоверный. Но жители почему-то терпели, никуда не сообщали, — рассказывает Татьяна Овсянникова, куратор общественной организации.

Местные жители рассказали общественникам, что к смерти животных могут быть как-то причастны их бывшие соседи. Женщина по имени Ольга, проживавшая в доме, занималась собаками.

— Сначала она их разводила. Но потом занялась в основном тем, что забирала собак. Пятьдесят рублей ей платили за щенка.

Иными словами, она была коробочницей. Так называют людей, которые за небольшую плату принимают щенков и котят, а потом пристраивают их новым хозяевам. Большей частью заработка именно этой коробочницы, как предполагают общественники, были деньги, полученные за то, что по вечерам она забирала оставшуюся живность у других коробочниц и куда-то ее увозила. Возможно, «на утилизацию» — если такое слово можно применить в отношении живых существ.

— Местные дети видели, как она привозила животных, запихивала их в кладовку. Слышали, как они орали.

Поговорить с Ольгой и ее мужем сейчас не представляется возможным — около месяца назад семья выехала с постоянного места жительства.

И, как рассказали в пресс-службе ГУВД, ни соседи, ни друзья, ни родители в Усольском районе не знают, где она.
Никто не торопится с обвинениями, ведь причина смерти собак пока точно не установлена. По предварительной информации из полиции, факт жестокого обращения не подтвердился. Впрочем, с этим не все согласны — общественники считают, что факт есть: принципы работы коробочниц, которые стоят напротив площади Павла Чекотова, построены именно на этом.

В чем бизнес коробочницы, понять нетрудно: она берет деньги за пристройку животных в добрые руки. Через коробочниц проходят щенки и котята «дворянских» кровей.  Коробочницы всегда стоят с краю зооторговли, рядом с заводчицами, которые продают породистых животных. Услуги коробочниц пользуются спросом — к сожалению, горожане безответственно относятся к домашним питомцам и не желают нести никакой ответственности за приплод. Приносят, дают в придачу двести-триста рублей — и никакой головной боли.

— А знаете, многие приносят котят или щенят ночью или очень рано утром, когда никого здесь нет — чтобы без денег… Принесут, поставят коробку да еще доску или кирпичик сверху положат, чтобы содержимое не разбежалось. Знают, что все равно  придем и возьмем. Им даже двести рублей жалко, — рассказывают товарки Ольги, стоящие напротив площади Павла Чекотова со своими «живыми подарками»; беспородных животных коробочницы просто дарят.

— А Ольга всегда брала таких, никогда не бросала. Без денег брала. Знает, что пристроить всех невозможно, и все равно брала, кормила. Головы куриные кулями покупала на рынке. Мы ее с этими коробками и мешками домой увозили, — говорит в защиту Ольги одна из женщин-таксисток, машины которых припаркованы рядом с коробочницами.

Мы вынуждены согласиться с тем, что, хотя репутация коробочницы в современном городском социуме больше негативная, следует все же учитывать человеческий фактор: одну коробочницу иначе как злодейкой и не назовешь, а другая, может, наоборот, старается, пристраивает зверьков.

— Она животных любила и никогда не стала бы их убивать, — продолжает защищать Ольгу ее бывшая коллега. — В последнее время животные у нее болели, она их лечила. Те, кого нашли в кладовке, умерли от инфекции. Она, конечно, большую оплошность допустила, это халатность с ее стороны, что она мертвых животных в кладовке складировала. Но если понадобится в суд пойти, то мы пойдем и будем ее защищать. Никогда она к животным плохо не относилась.

Защитники животных в свою очередь уверены, что коробочницы не занимаются никаким лечением.

Их бизнес — взять деньги, взять щенков и котят, а потом каким-либо образом избавиться от животных. В лучшем случае выпустить где-нибудь подальше. В этом весь смысл бизнеса, уверена Татьяна Овсянникова.

— Они зарабатывают на том, что им приносят животных и платят деньги за прием. По одному-два редко когда приносят, обычно больше. За котенка коробочницы берут 250—300 рублей, за щенка от 250 до 500 рублей. Есть среди коробочниц одна, по имени Наталья, так она из Усолья каждый день приезжает. Утром наберет животных и раздает. А остатки выкидывает где-нибудь в лесу по дороге домой… И не лечат они их никогда. 95% животных, взятых у коробочниц, погибает. Им зачем лечить? Они красивеньких раздадут, а некрасивых на следующий день уже не привезут, утром следующая партия на раздачу подоспеет. Новых животных сажают в те же заразные коробки, животные заражаются. И так далее.

Общественная организация «Земляне» считает, что налицо жестокое обращение с животными — учитывая рассказы соседей о том, как животные содержались.

 — В ближайшие дни мы обратимся с письмом и в полицию, и к депутатам, и к губернатору. Мы выразим наше несогласие с выводом о том, что жестокого обращения с животными в этом случае не было.

Убежденность общественников подтверждена их практикой. Будни коробочниц им известны. К примеру, в октябре прошлого года добровольные помощники общественников написали заявление в полицию о том, что одна из коробочниц разбрасывает щенков, потерявших товарный вид, по городским дворам. Правда, волонтерам в полиции объяснили, что уголовного дела не будет и максимум, что грозит этой женщине, — административный штраф.

Тем временем в этой «собачьей» истории всплывает человеческая.

Коробочница Ольга уже около месяца не появляется на «рабочем месте». Товарки говорят, что вроде бы у нее больше никакой работы в последнее время не было. А до того — пока не уволили — работала где-то охранницей. Но последнее время занималась только живностью.

— Ничего она никому не говорила перед исчезновением. Когда-то давно рассказывала, что хочет уехать в деревню, но больше ничего не знаем. Звонили несколько раз, но телефон не отвечает. Сами удивляемся.

Ольга не была одинокой, имела мужа и пятилетнюю дочку.

— Дочка-то ее выросла у нас на глазах, она ее с собой брала, хорошая девочка. А вот с мужем Ольге не повезло. А кому из нас повезло?… — подытоживает одна из таксисток, Ольгиных знакомых.

Ходит среди коробочниц слушок, что Ольга исчезла не просто так — она убежала от своей неприятельницы. Одна из женщин, стоящих с коробками, якобы ссудила ее деньгами. Ольга отдавала деньги с процентами. Но проценты как будто не убывали, а только возрастали. И попытки выяснить, сколько же она должна и почему, привели к тому, что кредиторша жестко потребовала возврата денег.

Предполагают, что Ольга сбежала от кредиторши.

Кредиторша эта пользуется среди своих «коллег по цеху» нехорошей славой.

Женщины говорят: она принимает гораздо больше щенков и котят, чем может раздать. А под вечер отдает питомцев бомжам, приплачивая им сто рублей, очевидно за утилизацию.

Мы попробовали расспросить эту женщину о произошедшем. Ответ, который мы получили от нее и ее помощницы, был простой: «Ничего не знаю, отвечаю только за своих животных».

Впрочем, информация о том, что Ольга наделала крупных долгов, имея на попечении дочь и пьющего мужа, подтвердили и другие источники: женщина срочно продала квартиру и уехала.

Рядом с заводчиками — теми, кто разводит породистых животных и продает их, — по краям торгового ряда обычно стоят коробочницы, принимающие «для дарения» беспризорную мелюзгу. Бывает, и заводчицы принимают котят-щенят от населения, с деньгами в придачу.
Рядом с заводчиками — теми, кто разводит породистых животных и продает их, — по краям торгового ряда обычно стоят коробочницы, принимающие «для дарения» беспризорную мелюзгу. Бывает, и заводчицы принимают котят-щенят от населения, с деньгами в придачу.
Загрузка...