Иркутянка Манзий

В этой семье очень трепетно относятся к истории предков и чтят их заслуги. Данные о родословной собирали все вместе: мама Татьяна Алексеевна, 12-летний сын Данил и 19-летняя дочь Даша.

Данил потом даже написал исследовательскую работу о родословной и отдельно — о судьбе и военном подвиге своего прадеда. Работа пятиклассника о семейном древе была признана лучшей даже на российском уровне. Но заслуга ее не в этом, считает молодой автор, а в том, что она может стать отправной точкой для последующих поколений в изучении своих корней. Сестра Даша рассказала «Пятнице» основные вехи в истории своего рода.

— Наши далекие предки были переселенцами из-за Урала, — начинает Даша издалека. — Так, по линии отца это были уйгуры и украинцы. Сведений по родословной отца немного. Мы знали, что прадед Яков был потомственным уйгуром и проживал с семьей на Дальнем Востоке. Предки по мужской линии всех поколений рода были отличными охотниками, которые в совершенстве владели как холодным, так и боевым оружием. Сейчас на Дальнем Востоке проживают только дальние родственники.

Мама отца Дмитрия Михайловича — Соломея была коренной украинкой из Винницкой области. Там она родилась 12 августа 1920 года. Замуж она вышла в конце 30-х годов за Михаила Яковлевича. Тогда они несколько лет прожили в Иркутске, затем в Мурманске, а в 1985 г. вернулись снова на Украину. Но на иркутской земле остались жить их потомки.

— А по линии мамы наши предки — чалдоны и гураны с казацкими корнями, — продолжает Даша. — В ней две ветви переселенцев: по линии отца мамы — со Смоленской губернии. Так, прабабушка Ольга, создав семью с Александром Есевым, обосновалась жить под Иркутском, в селе Смоленщина. А прадед Александр Есев был потомственным гураном из Забайкалья.

О предках по материнской линии сведений больше: родители прапрабабушки Агафьи Неудачиной (16.07.1888 г. р.) были чалдонами, которые жили на местности, расположенной между реками Чалка и Дон.

Когда она была еще совсем маленькой, ее семья жила в работниках при графском дворе на Южном Урале. Потом они с семьей стали передвигаться дальше на восток, вглубь Сибири.

Агафья Неудачина осела в Куйтунском районе Иркутской области. 28 августа 1914 года у нее родилась дочь — прабабушка Даши — Елизавета Михайловна Неудачина, а еще через шесть лет — ее родной брат Илья. Про него подросткам известно немногое — в годы Великой Отечественной войны их прадед был отправлен на передовую линию фронта защищать Родину, где вскоре погиб.

Очень дорожит семья памятью о воинском подвиге еще одного своего родственника, который погиб на войне, выполняя долг перед Родиной. Это прадед-фронтовик Иван Евсеевич Юшкин.

Когда по стране прокатилось эхо войны, на Иркутский авиазавод, где служил дед Иван, была наложена бронь, но многие заводчане шли в военкомат записываться добровольцами в Красную армию. Среди них оказался и Иван Юшкин.

— Письма от деда с фронта приходили редко, — вспоминают правнуки. — Из рассказов его жены — Елизаветы Михайловны Юшкиной — мы знали, что прадед служил водителем на боевой машине «Катюша» на передовой линии фронта. Его последним местом службы был 95-й Гвардейский минометный полк в составе действующей 5-й Армии Западного фронта.
Иркутянам было очень непросто собрать хоть какие-то сведения о том, как погиб их прадед. Однако им это удалось. Узнав подробности военного подвига своего предка, мама Даши — Татьяна Алексеевна проплакала больше суток.

— В журнале полевого госпиталя № 4368 указаны красноармеец Юшкин Иван Евсеевич и гвардии сержант, командир отделения Шинкаренко Иван Иванович. Они получили ранения и только 14 часов спустя были доставлены в передвижной военный госпиталь, где вскоре оба скончались от полученных ран.

Два Ивана вместе служили, сражались с фашистами в одном танке, вместе получили серьезные ранения и умерли от ран — тоже вместе.

Это произошло 14 апреля 1944 года, когда Иван Юшкин и Иван Шинкаренко на боевой машине «Катюша» попали в немецкое окружение. Будучи командиром отделения, Шинкаренко имел при себе важные военные документы.

У них не было выбора в сложившейся тогда ситуации — оставалось только подорвать боевую машину, военные документы и себя, чтобы ни военная информация с картами, ни машина, ни они сами не смогли оказаться в руках врага.

В 19.30 прогремел взрыв, но даже после этого им удалось выжить. Правда, помощи пришлось ждать — страшно представить — 14 часов. Санитары доставили солдат в передвижной госпиталь, но было поздно.

— Проследив воинский путь нашего прадеда, мы посчитали своим долгом посетить место его захоронения в Беларуси, — рассказывает Даша. — Однако на современных картах мы не смогли найти деревню Кожекино. Помогли местные жители, которые ответили на наши электронные письма. Один из них сообщил, что наиболее вероятным местом его захоронения можно считать Хотимли Лиозненского района Витебской области.

Этот район в годы ВОВ освобождали 9 месяцев. За это время, только по официальным данным, там погибло более 29 тысяч военнослужащих Советской армии, из них около 7 тысяч — неизвестных. Хоронили в ту пору быстро, фамилии на деревянных крестах писали наспех, карандашом, который скоро стирался — так и получалось, что конкретный человек — чей-то отец, брат, сын или муж — становился неизвестным бойцом.

Как ни прискорбно, такая участь постигла и Ивана Юшкина. Но его неравнодушные потомки исправили эту несправедливость времени. Они увековечили имя прадеда в списке защитников Беларуси. Теперь имя Юшкина Ивана Евсеевича внесено в список воинского захоронения № 4318 д. Погостище и теперь навечно занесено в Книгу памяти Республики Беларусь.

На то, чтобы составить родословную, потребовалось три месяца. Началось с того, что, пересматривая старинные семейные фотографии, не могли ничего рассказать о своих же родственниках — бабушках, дедушках, тетках и дядьках. Вот, например, молодая чета Есевых — бабушка Валентина Ивановна (07.01.1936 г. р.) и дедушка Алексей Александрович (30.03.1930 г. р.).
На то, чтобы составить родословную, потребовалось три месяца. Началось с того, что, пересматривая старинные семейные фотографии, не могли ничего рассказать о своих же родственниках — бабушках, дедушках, тетках и дядьках. Вот, например, молодая чета Есевых — бабушка Валентина Ивановна (07.01.1936 г. р.) и дедушка Алексей Александрович (30.03.1930 г. р.).
К таким фотографиям девушки и женщины готовились заранее: косы калачом, отглаженные наряды, модные юбки в клеточку, под туфли непременно надевали белые носочки. Героини снимка как на подбор. А ведь они и не знали, что фотография сохранится на века и будет с трепетом передаваться из поколения в поколение. На фото — бабушка Дарьи  Валентина Ивановна Юшкина-Есева (вторая справа — 07.01.1936 г. р.)
К таким фотографиям девушки и женщины готовились заранее: косы калачом, отглаженные наряды, модные юбки в клеточку, под туфли непременно надевали белые носочки. Героини снимка как на подбор. А ведь они и не знали, что фотография сохранится на века и будет с трепетом передаваться из поколения в поколение. На фото — бабушка Дарьи Валентина Ивановна Юшкина-Есева (вторая справа — 07.01.1936 г. р.)
Потомки переселенцев трех поколений (прапрабабушка Агафья Неудачина (16.07.1888 г. р. — 2-я справа), прабабушка Елизавета Михайловна Неудачина-Юшкина (28.08.1914 г. р. — крайняя справа) и ее дети — дочь Татьяна (17.03.1953 г. р.) (слева) и сын Виктор (25.06.1951 г. р.). Все женщины в роду были сильными и духом, и физически: жили на земле, приходилось много работать, да и жизнь постоянно преподносила новые испытания.
Потомки переселенцев трех поколений (прапрабабушка Агафья Неудачина (16.07.1888 г. р. — 2-я справа), прабабушка Елизавета Михайловна Неудачина-Юшкина (28.08.1914 г. р. — крайняя справа) и ее дети — дочь Татьяна (17.03.1953 г. р.) (слева) и сын Виктор (25.06.1951 г. р.). Все женщины в роду были сильными и духом, и физически: жили на земле, приходилось много работать, да и жизнь постоянно преподносила новые испытания.
Чем дальше стали углубляться вдаль веков, тем интереснее становилось — проступили корни из Украины и Забайкалья. На фото — предки по линии отца моей матери: прадед Александр и прабабушка Ольга Есевы, а рядом — их дочь Елена с сыном Юрием. Бабушка Ольга была переселенкой из Смоленской губернии. Создав семью с Александром Есевым, обосновалась жить под Иркутском, в селе Смоленщина. Прадед Александр Есев был потомственным гураном из Забайкалья.
Чем дальше стали углубляться вдаль веков, тем интереснее становилось — проступили корни из Украины и Забайкалья. На фото — предки по линии отца моей матери: прадед Александр и прабабушка Ольга Есевы, а рядом — их дочь Елена с сыном Юрием. Бабушка Ольга была переселенкой из Смоленской губернии. Создав семью с Александром Есевым, обосновалась жить под Иркутском, в селе Смоленщина. Прадед Александр Есев был потомственным гураном из Забайкалья.
Даша Манзий с братом Данилой и мамой Татьяной Алексеевной составили генеалогическое древо своей семьи. Это помогло поближе познакомиться со своими корнями и проследить, как смешивалась с годами в одной семье кровь разных национальностей и культур. Пока в этом древе пять колен, но жизнь продолжается, и наше подрастающее поколение планирует передать свои знания потомкам, а значит, ветви древа будут разрастаться и наливаться силой
Даша Манзий с братом Данилой и мамой Татьяной Алексеевной составили генеалогическое древо своей семьи. Это помогло поближе познакомиться со своими корнями и проследить, как смешивалась с годами в одной семье кровь разных национальностей и культур. Пока в этом древе пять колен, но жизнь продолжается, и наше подрастающее поколение планирует передать свои знания потомкам, а значит, ветви древа будут разрастаться и наливаться силой
Загрузка...