Иркутянка Ленкова

Искусствовед Наталья Ленкова рассказала историю своей семьи до четвертого колена

Часто будущие герои рубрики «Моя родословная» в начале интервью уточняют: «Это ничего, что в моей семье никто не сделал изобретений мирового масштаба? У меня самые обычные родственники». Однако в процессе рассказа о фамильном древе выясняется множество любопытных подробностей, и становится ясно, что ничем не примечательные на первый взгляд люди прожили, как правило, очень интересные жизни — мы так повторить за ними уже не сможем. И хорошо, когда есть возможность узнать о судьбах своих предков. Иркутскому искусствоведу Наталье Ленковой повезло в этом плане — ее бабушка со стороны отца оставила на память мемуары. Давними историями иркутянка поделилась с читателями «Пятницы».

— Еще в 80-х годах мой племянник начал собирать информацию у всех родственников: кто что знает о предках. Бабушка Антонина Александровна решила записать воспоминания и передать ему в рукописном виде. Какое-то время спустя рукопись перепечатали, и теперь она хранится в нескольких экземплярах, в том числе и у меня, — пояснила в начале беседы Наталья Игоревна Ленкова. — У бабушки было хорошее образование, развитая образная речь и чувство стиля — все это отразилось в ее мемуарах. Воспоминания Антонины Александровны начинаются с живописного описания деревни Боровой Пермской губернии, где находились дома ее дедушек и бабушек Ленковых и Черепановых. 

Яков Тимофеевич Ленков был зажиточным крестьянином, тучноватым, но энергичным и предприимчивым.

Вместе с женой Варварой Корниловной, женщиной деятельной и молчаливой, они вырастили четверых сыновей и трех дочерей. Старший сын Александр влюбился в девушку из бедной семьи Марфу Черепанову. Несмотря на разницу в положении, свадьбу сыграли, и новые родственники хорошо приняли невестку. Марфу с детства религиозный отец (тоже Яков) приучал читать сказания про святых и мучеников — это было ее образование, поскольку раньше девочек в школу не принимали. В мае 1870 года в Боровой произошел большой пожар, все дома смело огнем, а еще через какое-то время настали неурожайные голодные годы, и многие деревенские семьи потянулись в Сибирь на прииски. Отправился попытать счастья и Александр Ленков с молодой женой. Доехали супруги только до Томска, в дороге у Александра обострилась старая травма головы, болезнь начала постепенно развиваться.

— В Томске им пришлось искать работу и кров. Квартирный хозяин устроил моего прадеда Александра в охрану тюрьмы, а прабабушка Марфа брала на дом работу — строчила кожаные рукавицы. Вскоре у них родился первенец, но он не прожил долго из-за какой-то детской болезни. В 1891 году родился второй сын, его назвали Константином. Через два года родилась дочь Павла. Александру все нездоровилось, тяжелые картины тюрьмы усугубляли положение, тяготила и тоска по родине. Поэтому супруги решили переехать поближе к родным местам. Осели в Тюмени. Несколько лет прожили благополучно. Семья прибавилась: в 1896 году родилась Антонина, через 3 года — сын Толя, и в 1902-м — дочь Шура. Купили маленький домик с большим огородом в предместье и зажили счастливо, — рассказывает Наталья Игоревна о своих предках.

Из детских воспоминаний бабушки нашей героини самые яркие связаны, конечно, с играми. Поскольку детей в семье Ленковых было много, они играли друг с другом во дворе дома, на улицу лишний раз не бегали — им и вместе было нескучно.

А поскольку старшие прививали младшим христианские ценности, ссор между детьми практически не возникало. Все Ленковы любили читать и петь русские народные песни, отец со старшим сыном пел в церковном хоре. Пока однажды с Александром не случился приступ эпилепсии. Врач вынес вердикт: неизлечимо. 

— Это было горе: пятеро детей, больной, неспособный работать отец, мать малограмотная, не имеющая специальности. Что делать? Помогли друзья: выхлопотали маме должность продавца в винной лавке села Бобылевского, в 80 верстах от города. Как было им тяжело: папе — от осознания своего бессилия, маме — от страха перед незнакомой и трудной работой, перед ответственностью. Отчетность, ежедневное ведение дневника продаж, подсчет остатков и выручки, уборка помещений — все самой, одной. Жалованье 30 рублей, — писала в мемуарах Антонина Александровна, бабушка нашей героини.
На новой должности Марфу активно поддерживал старший сын — 12-летний Костя, или, как его ласково называли домашние, Котя. Он помогал в подсчетах, в торговле, даже полностью заменял мать на три дня, когда ей необходимо было съездить в город. Мальчик поступил в реальное училище, был отличником и успевал подрабатывать репетитором у своих же менее успешных в учебе одноклассников, зарабатывал 3—5 рублей в месяц. А когда пришла пора его сестрам учиться, помогал и им, разъясняя сложные темы. Женская гимназия и реальное училище находились в городе, и дети уезжали из дому до каникул.

— В городе я на первых порах дивилась всему. Булыжная мостовая главных улиц, дощатые тротуары, фонари, в которых керосиновые лампы — их зажигал вечером и гасил утром фонарщик, богатые купеческие и чиновничьи дома, красивые кони, прекрасные экипажи, нарядные люди… Женская гимназия и мужское реальное училище были далеко, но ходили, конечно, пешком — тогда городской транспорт представляли только извозчики, недоступная для нас роскошь. Гимназия — большое двухэтажное кирпичное здание, чистота, порядок, строгость. Во время уроков — полная тишина, в перемены, конечно, шум, беготня, но все в пределах приличного поведения, — оставила записи Антонина Александровна. 

Когда умер отец, старшим детям пришлось оставить мечты о дальнейшем образовании, они поступили на службу и обзавелись новым кругом общения.

Это было начало века, революционные идеи бродили в молодежной среде, но по-прежнему люди ходили в церковь, гадали на святках и собирались на народные гулянья вместе, кто бы каких идей ни поддерживал. К 15 годам Антонина вдруг стала атеисткой, стала ходить в марксистский кружок. Для ее религиозной семьи, для брата Кости, решившего стать священником (с феноменальной памятью и доброй душой, в будущем он был канонизирован церковью), это был настоящий удар. Девушку чуть не выгнали из гимназии, и все же ей удалось ее окончить. К тому времени шла массовая демобилизация на фронт, шла Первая мировая война, в городе был наплыв военных. С одним из офицеров дворянского происхождения Антонина сдружилась, частые беседы породили более сильное чувство. Молодых людей не остановило даже то, что мужчина был женат. 

— Его звали Петр Митрофанович Роганов, он учился в Варшавском политехникуме и был мобилизован с 4-го курса. Был женат, но говорил, что жена у него легкомысленная, изменяет ему и что они с ней разводятся. Он сделал предложение Антонине Александровне, и та дала согласие. Когда его зачислили в маршевую роту, она решила ехать с ним и работать на фронте в отрядах Красного Креста. Тогда такой поступок был чем-то из ряда вон выходящим, — отмечает иркутянка Наталья Игоревна. 

У Антонины и Петра родились дочь Марианна и сын Игорь. С маленькими детьми молодые люди путешествовали по всей стране, спасаясь от Гражданской войны. Петр успел побывать и в солдатском комитете, и в армии Деникина (здесь уже не по своему желанию), скрывался на Соловках и все же был пойман, но красными или белыми — этого его жена так и не узнала. Игорь подрос. На Великую Отечественную войну пошел добровольцем, стал военным летчиком, победу встретил в Берлине.

После войны летал на севере. В Киренске он познакомился со своей будущей супругой Полиной Константиновной Арбатской. 

— Моя мама Полина Константиновна — из крестьянского рода. Хотя ее папа Константин Егорович многого достиг, был председателем колхоза в деревне Ика Катангского района, но в 50-х годах его репрессировали, и после этого он навсегда исчез из жизни родни. Он был женат на Александре Ивановне Инешиной, писаной красавице и очень сильной женщине. Еще до репрессии он оставил семью с пятью дочерями и одним сыном ради новой большой любви. Детей поднимала одна бабушка Александра: работала в колхозе день и ночь, пока ее старшая дочь Полина работала в няньках и водилась с младшими сестрами и братом, — говорит Наталья Игоревна. 

Девушку в будущем ждали такие же бесконечные работы в колхозе. Неудивительно, что Полина хотела вырваться из замкнутого круга, повидать мир, получить профессию. Вместе с подругой она отправилась вниз по реке на плоту до Киренска. Там Полина нашла работу и в 1952 году встретила Игоря Ленкова.

Молодые люди расписались, и вскоре у них появились две дочери, одна из которых и рассказала эту историю.

Загрузка...