Иркутянка Каландаришвили

Историю своей семьи рассказала правнучка легендарного революционера, руководителя сибирского партизанского движения Нестора Каландаришвили
Текст: Ольга Романова , Фото: из архива героини публикации , Пятница , № 51 от 29 декабря 2017 года , #Общество , #Иркутск

В этом году страна отметила столетие со дня Великой Октябрьской социалистической революции. Купеческо-мещанский Иркутск, несмотря на отдаленность от обеих столиц, сыграл в ней немаловажную роль. Казалось бы, междоусобицы должны были обойти его стороной, но именно здесь в 1917 году развернулись одни из самых ожесточенных и кровопролитных боев между юнкерами и Красной гвардией, а имена руководителей движений теперь известны каждому школьнику. О потомках одного из них — Нестора Каландаришвили сегодня и пойдет речь.

На снимке - правнучка известного партизана, революционера, анархиста Нестора Каландаришвили Христина. Ее назвали в честь прабабушки Христины Леонтьевны. «Она была любимой бабушкой моей мамы, поэтому, как только у нее родилась девочка, вопрос, как назвать, даже не возник», — говорит иркутянка. А вот фамилию своего известного предка Христина взяла десять лет назад. Говорит, что она передается в семье по женской линии, ведь ни бабушка, ни мама, выходя замуж, не брали фамилию супруга

На обеих фотографиях — Нестор Александрович Каландаришвили. Фото слева сделано в Грузии в начале двадцатого века, справа — в Сибири по прошествии примерно 3—8 лет. Серьезное лицо и пронзительный взгляд черных глаз, но, несмотря на всю грозность внешнего вида и южную кровь, нрав у революционера, по воспоминаниям родных, был мирный и справедливый. «Прадед был человеком исключительной доброты и мягкости, но категорически не принимал мародерства. Был случай, когда один партизан, проходя через деревню, украл двух куриц. Нестор узнал об этом и высек его при всем отряде», — рассказывает правнучка Каландаришвили. Кроме того, лидер сибирских партизан знал несколько языков и играл на фортепиано. По словам родственников, длинную бороду и волосы он отрастил для тепла — в Сибири привыкший к грузинскому климату Нестор мерз

Иркутская грузинка Христина Каландаришвили. С ней Нестор познакомился в Иркутске в 1908 году. Именно Христина Леонтьевна настояла на том, чтобы могилу революционера перенесли из Якутии в Иркутск. «Прабабушка категорически заявила, что если его оставят там, то она переедет жить в Якутск. Тело Нестора Александровича перевезли и перезахоронили недалеко от ЦПКиО, на Иерусалимской горе», — рассказывает правнучка Христина, которую назвали в честь прабабушки. В память о муже Христина Леонтьевна написала книгу воспоминаний «Последняя лезгинка». Объемная, набранная на печатной машинке рукопись все эти годы бережно хранится в семье

Родился Нестор Каландаришвили в 1874 году в селе Квирикеты в Грузии, в многодетной семье бедных дворян. Учился в сельской школе, гимназии, чуть позже поступил в учительскую семинарию в Тифлисе, откуда его отчислили за революционную деятельность.

— В Грузии в начале двадцатого века был очень развит анархизм. А так как прадед был увлекающимся человеком, в нем бурлила восточная кровь, он искал себя. Он был и эсером, и анархистом, а в 1903 году окончил нелегальные курсы по подготовке молодых революционеров и вступил в партию социальных федералистов, — начинает рассказ коренная иркутянка Христина Каландаришвили.

Каландаришвили нередко попадал в поле зрения жандармов, в составе рабочих «боевых дружин» и крестьянских «красных сотен» участвовал в вооруженном восстании в Батуми, несколько раз его арестовывали. В конце концов, в жандармском деле появилась пометка: если он еще раз будет арестован, его сошлют на каторгу в Сибирь. По иронии судьбы, в Сибирь Нестор попал, но не в качестве ссыльного, а по своей воле.

— Чтобы избежать сурового наказания, прадед решил бежать в Японию через всю Россию, — поясняет Христина. — Добравшись до Иркутска, он получил сообщение, что друзья выкупили из охранки его дело, и дальше бежать было незачем.

Так Каландаришвили остался в Иркутске, обзавелся семьей, работой и соратниками, организовал отряд и начал свою революционную деятельность.

Именем Каландаришвили названы улицы в городах: Барнаул, Вихоревка, Зима, Иркутск, Канск, Кяхта, Ленск, Улан-Удэ, Усолье-Сибирское (в ошибочном написании — улица Каландарашвили), Усть-Кут, Якутск, в посёлке Чернышевский (Якутия), в поселке городского типа Усть-Ордынский. В пгт.Качуг

Один из горных хребтов в Восточном Саяне назван именем Каландаришвили

Нестор Каландаришвили со старшей дочкой Ниной незадолго до своего последнего похода. На фото у девочки сшитая в ателье шубка с объемной оторочкой из овечьего меха. Правда, долго модничать не пришлось, в школе Нину прозвали «африканский пудель». «Однажды она пришла домой, скинула шубку и потребовала, чтобы ей сшили то же, что у других. Она очень переживала из-за этой истории», — делится воспоминаниями Христина Каландаришвили

— В 1908 году он встретил мою прабабушку Христину Леонтьевну Мкервали, которая жила в Иркутске, — продолжает правнучка революционера. — У них родились две дочки: Нина и Русудан. По воспоминаниям родственников, был еще сын Георгий, но он рано умер. Нестор Александрович это очень тяжело переживал.

В Иркутске Каландаришвили работал в фотосалоне и подружился с известным в то время светописцем Сергеем Назьмовым, который в буквальном смысле стал фотографом партизана. Но из огромного количества снимков, сделанных им в то время, сохранилось не так много исторических кадров.

— Мама вспоминает, что у них был целый комод с фотографиями. Часть отдали в музеи, другие затерялись, — говорит Христина Каландаришвили. — Сохранилось пианино, которое прадед купил Нине Несторовне. Он очень хотел, чтобы дочери занимались музыкой, ведь сам он неплохо играл. Тетя Нина любила вспоминать, как Нестор садился за пианино, начинал «Осенние песни» Чайковского и говорил при этом: «Нуца (Нина по-грузински), слышишь, как листья падают?» Она прижимала ухо к пианино и слушала, приговаривая: «Слышу, слышу».

Дочери Нестора и Христины Каландаришвили — Русудан и Нина (слева направо). Коренные иркутянки, выйдя замуж, они не брали фамилии мужей, так что, можно сказать, род Каландаришвили идет по женской линии. Обе они со временем уехали из Иркутска: Нина — в Москву, Русудан — в Грузию

На этом фото — сразу три поколения. Слева направо: жена Нестора Христина Каландаришвили в почтенном возрасте, ее старшая дочь Нина Несторовна и ее муж Виктор Башкатов, справа их дочь Галина, а девочка в центре — дочь Русудан Ирина

В 1922 году Нестор возглавил отряд, который вышел на помощь Якутску, осажденному белыми войсками. В феврале у поселка Тектюр на замерзшем берегу Лены отряд Каландаришвили попал в ловушку, в которой погибли 50 партизан. С ручным пулеметом Нестор прикрывал отступление отряда и вместе с соратником Михаилом Астиани погиб от пуль. Сибирскому деду, так прозвали Каландаришвили в отряде, было 47 лет.

«Кругом темнота, кругом непонимание переживаемого момента, во имя чего умирает сознательная часть революционеров, наступил момент искания виновников и все вины сваливаются на нас, нет хлеба мы виноваты, нет дров мы же, нет мануфактуры опять мы и т.д. безсознательная масса будируемая врагами революции…» (авторская орфография сохранена) — писал в одном из писем Каландаришвили. Копия одной страницы рукописного текста долгие годы хранится в семье революционера. Когда было написано это сообщение и кому было адресовано, неизвестно, но оно многое говорит о чаяниях автора.

Старшая дочь Нестора Каландаришвили Нина получила энергетическое образование и много лет проработала инструктором обкома партии в отделе оборонной промышленности.

— Она вышла замуж за Виктора Башкатова, директора свирского завода «ВостСиб­Элемент», у них родились две девочки — Наташа и Галя, — рассказывает Христина.

А младшая дочь Нестора Русудан окончила филологический факультет и вышла замуж за Вацлава Сизмина.

— Корни у него были польские, но родом он из Ленинграда. Дед родился в 1923 году, в Великую Отечественную войну был летчиком. Он получил тяжелейшую контузию, и его привезли в иркутский госпиталь. На всю жизнь он остался инвалидом, ходил на костылях с 20 лет. Но нет худа без добра — здесь он познакомился с Русудан, у них родилась моя мама Ирина.

Прошли годы, Ирина выросла, поступила в вуз, и одногруппница познакомила ее с будущим мужем.

А это бабушка и дедушка Христины по отцовской линии — коренные иркутяне Николай Петрович и Ольга Алексеевна Черных с дочкой Леной и сыном Александром. Николай Петрович был кандидатом технических наук, одним из основных специалистов НИИ Химмаш, автор нескольких запатентованных изобретений. В 1939 году его забрали в армию, а в 1941-м отправили на фронт. Он был награжден медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда» и орденом ВОВ. А Ольга Алексеевна — кандидат исторических наук, преподавала историю партии в политехническом институте

— Мама училась в юридическом институте госуниверситета. А папа был студентом политеха. Они могли бы и не встретиться, если бы одногруппница мамы не пригласила своих любимых школьных товарищей. Среди них был и Александр Черных.

Темноглазая брюнетка сразу ему приглянулась, они начали встречаться и через несколько лет поженились, а потом с разницей в несколько лет родили троих детей: Николая, Христину и Михаила.

— Мой старший брат Николай окончил сибирско-американский факультет, живет в Иркутске, работает менеджером. Я юрист по образованию, работаю преподавателем уголовного процесса и веду теорию судебных доказательств в Восточно-Сибирском филиале университета правосудия. А наш младший брат окончил энергетический факультет технического университета и работает на ГЭС.

Кстати, до 19 лет Христина носила фамилию отца — Черных, а десять лет назад решила вернуть память о знаменитом предке и официально сменила фамилию на Каландаришвили. «Так уж сложилось, что женщины в нашей семье фамилию не меняют», — отмечает иркутянка и добавляет, что благодаря этому нередко встречает потомков людей, воевавших с Нестором в одном отряде.

— Кто-то работал с мамой или учился с тетей, у кого-то прадеды воевали в отряде. Один из моих одногруппников рассказывал, что его прадедушка был соратником моего, и это неудивительно, ведь в отряде было до двух тысяч человек самых разных национальностей. Периодически мне пишут люди, которые утверждают, что они потомки Нестора. Но все они однофамильцы, в Сибири прямых потомков, кроме нас, больше нет.

А с родными прадеда, которые живут в Грузии, иркутские Каландаришвили поддерживают теплые отношения.

На фото слева направо: внучка Нестора Ирина Каландаришвили и ее муж Александр Черных. Юрист по образованию, Ирина Вацлавна много лет проработала по специальности, последние 20 лет — в Арбитражном суде Иркутской области. Александр Николаевич, окончив политех, защитил кандидатскую, работал преподавателем в техническом и педагогическом институтах

 

 

 

 

 

 

 

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments