Иркутянка Готовская

Сегодня в рубрике «Моя родословная» — рассказ о шести поколениях семьи Готовских.

— Мне почти ничего не известно о предках моего отца. Он вырос в детском доме — его родители погибли в ДТП, когда он был маленьким. О родственниках по материнской линии известно гораздо больше, — так началась наша беседа с новой героиней рубрики «Моя родословная», секретарем-референтом одной из управляющих компаний Иркутска, двоюродной правнучкой известного общественного деятеля, писательницы, почетного гражданина Иркутска Лидии Тамм.

Свой рассказ о родословной Елена начала с прапрадеда. Его история известна с 1863 года: «Звали прапрадеда Михаил Иннокентьевич Готовский. Его вместе с двумя родными и двумя двоюродными братьями сослали в Сибирь из Польши за организацию польского восстания. Они шли в кандалах пешком до села Тельма Усольского района».

Братья остались в селе — выезжать куда-либо им было запрещено. Вскоре польские католики приняли православие: крещение проходило в старинной тельминской церкви. Там же братья венчались со своими избранницами.

— Братья Готовские быстро женились. У Михаила родилось пятеро детей — все мальчики. Старший сын Георгий появился на свет в 1878 году — это мой прадедушка, — Елена показывает нарисованное семейное древо. — Георгий в свою очередь создал семью и обзавелся детьми — среди них моя бабушка Клавдия.

Семьи детей трех ссыльных братьев Готовских жили очень состоятельно. В хозяйстве были кони, коровы, птица, во владениях — земли, крепкие постройки.

Конечно, раскулачивание не обошло семейство стороной, но это совсем другая история.

— Прадед Георгий запомнился мне своей сильной любовью к жене Марфе, — рассказывает иркутянка. — Она родила ему четверых детей, но вскоре после последних родов подхватила воспаление легких и умерла. На руках у Георгия остались дети: моей бабушке Клавдии на тот момент было лет 7, старшему сыну Николаю — 4, среднему сыну Василию — около 2 лет, а младшему — всего месяц или два.

Елена вспоминает рассказы бабушки: «Прадед каждый день ходил на могилу жены — разлука с ней была для него невыносимой. А вскоре последовал еще один удар — младший сын скончался вслед за матерью. Георгий очень тосковал по любимой, горевал, что не выходил младенца. Очевидно, у него не выдержало сердце: тело его нашли на могиле Марфы».

На семейном совете сирот было решено раздать по родственникам и разделить их хозяйство: «Клавдию устроили вполне нормально, хотя ей и приходилось выполнять обязанности по хозяйству. У Николая тоже все было хорошо, а вот маленького Василия приемная семья в доме не привечала — жить двухлетнему малышу приходилось в бане, кормили плохо. Когда бабушка узнала об этом, она решила любыми путями забрать брата к себе и в 9 лет отправилась в Иркутск вместе с торговым обозом искать работу».

В городе Клавдия устроилась в дом врача — мыла полы, помогала по хозяйству. Относились к ней хорошо, даже выделили отдельную комнату: «Врач был добрым человеком, разрешил бабушке забрать к себе брата! В итоге мальчик тоже поселился в доме лекаря, Клавдия ухаживала за ним, растила, воспитывала, а потом отправила в школу. И сама тоже училась».

Годы шли. Средний брат вырос в Тельме и оттуда ушел на службу в армию. Подрос и Василий — и тоже был призван служить. Отдав долг родине, братья приехали в Иркутск к сестре Клавдии.

— Бабушка к этому времени уже вышла замуж, — продолжает Елена Евгеньевна. — Ее мужа звали Александром. Все было хорошо. Клавдия была первоклассным поваром — работала на фабрике-кухне, которая находилась на улице Франк-Каменецкого, в здании, где позже разместят ночной клуб «Фортуна».

Кстати, все потомки ссыльного Михаила Готовского многие годы сохраняли его фамилию. Предполагалось, что все они однажды вернутся в Польшу и найдут друг друга по фамилии. Даже женщины в браке не изменяли родовому имени. Более того, их мужья тоже становились Готовскими! Так, муж Клавдии Александр согласился принять ее девичью фамилию.

Конечно же, у пары родились дети: в 1931 году — сын Юрий, в 1935-м — Герман, в 1938-м — дочка Майя. Потом началась война — мужу Клавдии дали бронь как специалисту по лесозаготовке. В 1941 году из Иркутска он уехал в командировку в Усть-Кут и пропал. «Через год появился. Постучал в окно, попросил открыть ему, но бабушка была принципиальной и потребовала объяснений. Он сказал, что в командировке у него обострилась язва, он разболелся, и его приютила женщина, у который была корова... С ней он и прожил этот год». Клавдия Георгиевна мужа не пустила.

— После развода дедушка Александр жил в Иркутске, но никаких отношений с семьей не поддерживал. Вероятно, бабушка запретила ему приходить, — говорит Елена. — Она еще раз вышла замуж, но уже относительно взрослые дети были против этих отношений, считали, что новый муж относился к их матери неподобающим образом. Бабушка развелась и посвятила себя детям и внукам.

Клавдия Георгиевна прожила долгую жизнь — скончалась в неполные 90 лет. Наша героиня прекрасно ладила с бабушкой и историю семьи знает именно от нее: «Бабушка одна вырастила троих детей, в том числе мою маму Майю. Сберегла их во время войны, подняла на ноги, дала образование. Мама окончила школу, потом институт народного хозяйства по специальности «Сметное дело», работала в строительных организациях. Замуж она вышла в 29 лет».

Познакомились родители Елены в общей компании в Тельме, где до сих пор живут многочисленные потомки ссыльных братьев Готовских.

Евгения пригласили друзья, а Майя приехала в гости к родне... Пара зарегистрировала отношения 30 сентября 1967 года, а ровно через год родилась наша героиня — Елена Готовская. «Мама нарушила семейное правило и взяла папину фамилию — стала Шмагиной. И я тоже была Шмагиной. Когда мне было пять лет, родители решили разойтись. И мама снова взяла девичью фамилию, а потом и я: все Готовские, и мне хотелось. Кстати, мой первый муж тоже стал Готовским. А когда я сменила отцовскую фамилию на мамину, папа огорчился, конечно. Я это точно знаю, ведь мы общались с ним до самого конца». Отец Елены женился снова, а Майя Александровна, несмотря на многочисленных поклонников, замуж больше не выходила.

Сама Елена Готовская дважды была замужем и родила троих детей: дочь и двоих сыновей.

— Мой младший сын Камиль живет со мной, дочь Алина замужем, старший сын Даниил живет с моей мамой, ей 76 лет, — продолжает Елена семейную историю. — Правнуков у нее пока нет, но мы обе с ней очень ждем их.

Этот кадр сделан незадолго до революции. Маленькая девочка на снимке — бабушка Елены Клавдия. Женщина в платке — бабушка маленькой Клавы, жена Михаила Готовского, ссыльного поляка. Слева от Клавдии — ее мать Марфа Ивановна, за спиной — отец Георгий Михайлович. Это тот самый мужчина, который через несколько лет умрет от горя на могиле любимой
Этот кадр сделан незадолго до революции. Маленькая девочка на снимке — бабушка Елены Клавдия. Женщина в платке — бабушка маленькой Клавы, жена Михаила Готовского, ссыльного поляка. Слева от Клавдии — ее мать Марфа Ивановна, за спиной — отец Георгий Михайлович. Это тот самый мужчина, который через несколько лет умрет от горя на могиле любимой
1 сентября 1975 года. Елена Готовская, тогда еще носившая фамилию отца, пошла в первый класс. На фотографии она с мамой Майей Александровной
1 сентября 1975 года. Елена Готовская, тогда еще носившая фамилию отца, пошла в первый класс. На фотографии она с мамой Майей Александровной
Клавдия Готовская с соседкой, с которой они прожили бок о бок в военные годы: «Тетя Сусанна жила в нашей семье до 1953 года.  Ее родных не стало во время войны,  а в 50-х годах она уехала к объявившимся родственникам в Орджоникидзе». Сфотографировались женщины в день отъезда Сусанны
Клавдия Готовская с соседкой, с которой они прожили бок о бок в военные годы: «Тетя Сусанна жила в нашей семье до 1953 года. Ее родных не стало во время войны, а в 50-х годах она уехала к объявившимся родственникам в Орджоникидзе». Сфотографировались женщины в день отъезда Сусанны
На этой фотографии Клавдия Георгиевна Готовская и ее сыновья — Герман и Юрий. Похоже, снимок сделан еще до войны
На этой фотографии Клавдия Георгиевна Готовская и ее сыновья — Герман и Юрий. Похоже, снимок сделан еще до войны
Со своей знаменитой родственницей Лидией Ивановной Тамм Елена познакомилась лишь  в 2000 году. Тогда и был сделан этот снимок. Однажды Елена наткнулась в Интернете на выдержки из книг писательницы: «Там были описаны истории моей семьи, и я не могла понять, как такое может быть. Оказалось,  что моя бабушка Клава и Лидия Тамм — двоюродные сестры, поэтому писательница знала примерно то же, что и я, о наших общих предках. Потомков у ссыльных братьев Готовских было очень много, поэтому знакомы сестры никогда не были. Бабушка два года  не дожила до нашей встречи  с Лидией Ивановной»
Со своей знаменитой родственницей Лидией Ивановной Тамм Елена познакомилась лишь в 2000 году. Тогда и был сделан этот снимок. Однажды Елена наткнулась в Интернете на выдержки из книг писательницы: «Там были описаны истории моей семьи, и я не могла понять, как такое может быть. Оказалось, что моя бабушка Клава и Лидия Тамм — двоюродные сестры, поэтому писательница знала примерно то же, что и я, о наших общих предках. Потомков у ссыльных братьев Готовских было очень много, поэтому знакомы сестры никогда не были. Бабушка два года не дожила до нашей встречи с Лидией Ивановной»
Иркутянка Елена Готовская хорошо знакома со своей родословной. Большую часть она узнала от своей бабушки Клавдии, остальные знания появились из книг известной иркутской писательницы, почетного гражданина нашего города Лидии Ивановны Тамм, двоюродной бабушки Елены Евгеньевны
Иркутянка Елена Готовская хорошо знакома со своей родословной. Большую часть она узнала от своей бабушки Клавдии, остальные знания появились из книг известной иркутской писательницы, почетного гражданина нашего города Лидии Ивановны Тамм, двоюродной бабушки Елены Евгеньевны
Загрузка...