Иркутянка Фомина — дочь легендарного сыщика

Иркутянка Вера Михайловна Фомина — директор музея истории Иркутского завода тяжелого машиностроения.

До этого она 40 лет проработала на заводе сотрудником финансового отдела.Ветеран труда и почетный работник ИЗТМ, Вера Михайловна бережно хранит всю информацию о заводе и людях, которые на нем трудились. Так же трепетно она относится к истории своей семьи, собирает по крупицам сведения о своих предках и тщательно записывает их в книгу своего рода.

В квартире Веры Михайловны как в музее: старинные часы, изделия Хайтинского фарфорового завода, фотографии, картины... На одной из них — Тельминская церковь.

— Мои корни оттуда. Там похоронены мои предки, — начинает рассказывать Вера Михайловна. — По архивным документам установила, что Андрей Николаевич Фомин (мой прадед) — крестьянин Тельминской казенной суконной фабрики. А жена у него была Елизавета Гавриловна Фомина, урожденная Гладышева.

Род Гладышевых очень мощный. У них было три парохода и семь мельниц.

Вере Михайловне удалось установить, что Фомины переехали в Иркутск в 1883 году, после закрытия фабрики, и записались в мещане. У Фоминых родилось трое детей — Николай (дед Веры Михайловны), Александр и Елизавета.

Гораздо больше сведений у Веры Михайловны собрано о предках со стороны матери.

Прадед по линии бабушки — Платон Матвеевич Бобровский, участник Январского польского восстания 1863 года.

В 1864 году он был предположительно    сослан в Сибирь и лишен всех прав состояния и дворянского достоинства. Шесть лет он проработал на каторжной работе на Нерчинских заводах. А позже отправлен в село Долганово Идинской волости Иркутской губернии.

— Он был двухметрового роста, красивый, строгий и сильный. Настолько сильный, что, когда в старости обезножил, двигался по дому, держась за кольца, ввинченные в потолок. Сам Платон был католиком, но женился на православной — ясачной бурятке или якутке, это я еще устанавливаю. Бабушка была маленькая, добрая, курила трубочку и на все случаи жизни говорила «так да ладно».  

Платон Бобровский был предприимчивым человеком: ему принадлежало несколько домов на Малоланинской (Депутатской), в одном из них он жил со своей семьей, другие сдавал внаем.

У Бобровских было четверо детей — Мария, Фрол, Артемий и Таисия. Мария, Фрол и Артемий всю жизнь прожили в Иркутской губернии и похоронены на иркутских кладбищах. Мария и Фрол — на Амурском (Лисихинском), а Артемий — в Пивоварихе. Он был репрессирован и расстрелян в 1938 году.

— У Фрола было три сына: Гера — о нем ничего не известно, Евгений — полковник Советской армии, Александр — начальник цеха № 3 ИЗТМ, — рассказывает Вера Михайловна. Мария, сестра Фрола и бабушка нашей героини, вышла замуж за Николая Андреевича Фомина. Вышла без благословения — не хотел Платон Бобровский отдавать свою дочь за Николку «крученого». Почему? Вроде все при нем — и умен, и красив. Но он был приказчиком у купца Еникеева Ибрагима Халеевича, который торговал сельхозинвентарем, произведенным в Америке. Когда Николай Андреевич умер от разрыва сердца в 1915 году, у него осталось пятеро детей. Ибрагим Еникеев помогал Марии Платоновне материально, пока дети не встали на ноги.

Чтобы разыскать следы Таисии Платоновны Бобровской, которая уехала из Иркутска в 20-х годах прошлого века, Вере Михайловне пришлось постараться. Оказалось, что свою дочь Таисию Платон Бобровский выдал замуж за купца из Заларей Василия Григорьевича Курсанова. Таисия Платоновна и Василий Григорьевич жили в селе Холмогой, было у них трое детей. Василий Григорьевич владел в селе Холмогой мельницей, магазином, усадьбой. А также домом в Иркутске на Трапезниковской (Желябова).

Таисия Платоновна переехала в Иркутск, чтобы девочки получили хорошее образование.

После установления советской власти в 1923 году они окончательно перебрались в Иркутск.

Чтобы немного подзаработать, они пустили в дом постояльца — красного командира Степана Парамоновича Затулея. Дочь Курсановых Ольга в это время училась в Иркутском госуниверситете. Молодые люди полюбили друг друга и поженились. После окончания пехотной школы Степан Парамонович получил назначение в город Вольск Саратовской области начальником военного артиллерийского училища. Он увез с собой жену, сына, тещу Таисию Платоновну и ее детей. А Василий Григорьевич Курсанов остался в Иркутске, бедствовал. И только будучи больным человеком, переехал в Вольск, где вскоре умер и был похоронен на местном кладбище.

У Степана Парамоновича большой послужной список: в 1915 году служил в царской армии, награжден Георгиевским крестом 4-й и 3-й степени. Участвовал в Первой мировой и в Великой Отечественной войне, брал Будапешт, участвовал в Венской операции, был четырежды ранен и награжден орденами Ленина и Боевого Красного Знамени.

Таисия Платоновна Курсанова (Бобровская) во время ВОВ героически спасала свою семью от немцев.

Ее внуки Клара и Владимир рассказали, как они переплывали Волгу в районе Сталинграда. Это был единственный день, когда Волгу не бомбили немцы, стоял туман и самолеты не летали. Бабушка наняла лодку и вместе с дочерьми и внуками переплыла Волгу, затем они долго брели по степи без еды и воды, пока не вышли в деревню. Таисия Платоновна дожила до 90 лет и похоронена в Воронеже.

Иллюстрации: 

Три сестры: Таисия Платоновна Курсанова, урожденная Бобровская (слева), Мария Платоновна Фомина, урожденная Бобровская (по центру), и их двоюродная родственница. Платон Бобровский, выходец из дворян, был лишен всех прав состояния и дворянского сословия и сослан,  предположительно, на каторжные работы в Нерчинские заводы. Правда, позже ему вернули статус. На фото видно, что семья жила благородно и в достатке
Три сестры: Таисия Платоновна Курсанова, урожденная Бобровская (слева), Мария Платоновна Фомина, урожденная Бобровская (по центру), и их двоюродная родственница. Платон Бобровский, выходец из дворян, был лишен всех прав состояния и дворянского сословия и сослан, предположительно, на каторжные работы в Нерчинские заводы. Правда, позже ему вернули статус. На фото видно, что семья жила благородно и в достатке
Фрол Платонович Бобровский с семьей. От отца Фролу досталось хорошее наследство. Ему принадлежало несколько домов на улице Малоланинской в Иркутске, ныне Депутатской. В одном он жил со своей семьей — супругой и тремя детьми: Герой, Женей и Сашей. Другие сдавал внаем. Когда в наше время деревянные дома снесли и построили на их месте большую многоэтажку, потомкам Фрола Платоновича дали в ней квартиру
Фрол Платонович Бобровский с семьей. От отца Фролу досталось хорошее наследство. Ему принадлежало несколько домов на улице Малоланинской в Иркутске, ныне Депутатской. В одном он жил со своей семьей — супругой и тремя детьми: Герой, Женей и Сашей. Другие сдавал внаем. Когда в наше время деревянные дома снесли и построили на их месте большую многоэтажку, потомкам Фрола Платоновича дали в ней квартиру
Это бабушка и дедушка героини сегодняшнего выпуска «Моей родословной» Веры Михайловны — Мария Платоновна Бобровская и Николай Андреевич Фомин, их первая общая фотография. Вероятно, ее можно приравнять к свадебной. Сзади стоит сестра Таисия. Мария вышла замуж без благословения — отец не хотел отдавать ее за Николку «крученого», который служил приказчиком у купца, который торговал американским сельхозинвентарем. Но супруг оказался добрым и благородным человеком
Это бабушка и дедушка героини сегодняшнего выпуска «Моей родословной» Веры Михайловны — Мария Платоновна Бобровская и Николай Андреевич Фомин, их первая общая фотография. Вероятно, ее можно приравнять к свадебной. Сзади стоит сестра Таисия. Мария вышла замуж без благословения — отец не хотел отдавать ее за Николку «крученого», который служил приказчиком у купца, который торговал американским сельхозинвентарем. Но супруг оказался добрым и благородным человеком
Отец Веры Михайловны — легенда иркутского сыска. В народе его знали и до сих пор помнят как дядю Мишу Фомина. Он проработал в сыске 40 лет, вышел в отставку подполковником и до конца жизни не порывал связь с милицией. Он был авторитетом и для взрослых горожан, и для детей. Тогда часто можно было услышать, что в уличных драках мальчишки кричали как последний аргумент: «Да вы знаете, кто мой папка? Мой папка — дядя Миша Фомин!». «Меня поразил случай — после похорон отца родственники обнаружили венок с надписью «Уважаемому дяде Миши от крестников». Долго мы думали, кто эти крестники, пока ребята из милиции не подсказали нам, что это его криминальные подопечные, уважавшие его за справедливость», — вспоминает дочь. Подполковник Фомин награжден орденом Ленина, орденом Боевого Красного Знамени, медалью «За отвагу», медалью «За победу над Германией в ВОВ»
Отец Веры Михайловны — легенда иркутского сыска. В народе его знали и до сих пор помнят как дядю Мишу Фомина. Он проработал в сыске 40 лет, вышел в отставку подполковником и до конца жизни не порывал связь с милицией. Он был авторитетом и для взрослых горожан, и для детей. Тогда часто можно было услышать, что в уличных драках мальчишки кричали как последний аргумент: «Да вы знаете, кто мой папка? Мой папка — дядя Миша Фомин!». «Меня поразил случай — после похорон отца родственники обнаружили венок с надписью «Уважаемому дяде Миши от крестников». Долго мы думали, кто эти крестники, пока ребята из милиции не подсказали нам, что это его криминальные подопечные, уважавшие его за справедливость», — вспоминает дочь. Подполковник Фомин награжден орденом Ленина, орденом Боевого Красного Знамени, медалью «За отвагу», медалью «За победу над Германией в ВОВ»
Вера Михайловна Фомина давно изучает историю своего рода. За это время с ней происходили почти детективные истории. «Лариса Ивановна Савельева выложила в Интернете мою презентацию родословной. И вскоре откликнулась Оксана Козырева. Говорит, у нее есть эти же фотографии в семейном альбоме, только людей на них она не знает. Так вот находятся дальние родственники. Очень интересно разбираться в истории 150-летней давности, находить и встречать своих четырех- и пятиюродных братьев и сестер», — говорит Вера Михайловна
Вера Михайловна Фомина давно изучает историю своего рода. За это время с ней происходили почти детективные истории. «Лариса Ивановна Савельева выложила в Интернете мою презентацию родословной. И вскоре откликнулась Оксана Козырева. Говорит, у нее есть эти же фотографии в семейном альбоме, только людей на них она не знает. Так вот находятся дальние родственники. Очень интересно разбираться в истории 150-летней давности, находить и встречать своих четырех- и пятиюродных братьев и сестер», — говорит Вера Михайловна
baikalpress_id:  95 303