Иркутянин вырастил волкосаба

У Александра Первакова всегда была любовь к собакам. Первым его четвероногим другом стал ротвейлер, а сейчас его верными товарищами являются кавказцы и среднеазиаты — крупные и грозные волкодавы.

Есть у него особая любимица — волчица Нора. Ее Александр приобрел пять лет назад и с тех пор никогда надолго с ней не расстается. Однако, несмотря на ежедневное многочасовое общение, ему так и не удалось до конца приручить дикого зверя.

Как рассказывает Александр Перваков, работать с собаками он хотел всегда, поэтому сразу после школы поступил в техникум на ветеринарный факультет. В это же время у него появился ротвейлер. На базе факультета проводились курсы кинологии, и молодой ветеринар все азы этой непростой профессии осваивал с помощью своего четвероногого друга.

После окончания учебы он некоторое время работал ветеринаром на ферме в Мамонах, а затем переключился исключительно на тренировку и воспитание охранных собак. В его подчинении преимущественно находились кавказские и среднеазиатские овчарки — так называемые волкодавы. Возможно, именно во время работы с ними у Александра постепенно появилось и стремление познакомиться с самим родоначальником всех собак — волком.

Поступив в ИСХИ, он стал изучать серого хищника: просматривал все доступные научные работы, общался с людьми, которые могли поведать об особенностях этого зверя. Вскоре все окружение знало о мечте Александра. Его желание исполнилось неожиданно. Один из друзей, возвращаясь с Байкала, на одной из АЗС увидел небольшое объявление о продаже волчат. Александр сразу направился на указанную заправку, нашел контакты и созвонился с владельцем щенят.

Ему повезло, поскольку тот не успел продать последнего волчонка. Двух уже купили тунгусы. Так Александр и познакомился с Норой.

— Я толком тогда еще не знал, что с ней делать. Ведь все знания получил в теории, а тут живое существо. Знакомые посоветовали мне обратиться к Леониду Никифорову — человеку, который знает о волках все. Он и стал моим наставником. Первым делом он посоветовал мне всегда держать Нору около себя, 24 часа в сутки. Он объяснил это тем, что Нора уже успела испить материнского молока, с которым ей передались все волчьи инстинкты. Поэтому работать с ней будет крайне тяжело. Я купил в магазине для нее переноску и постоянно носил ее с собой. Нору знали все, даже сотрудники парикмахерской, где я стригся.

Несмотря на постоянное общение и тесный контакт, Нора так и оставалась диким зверьком. В первое время она была очень пуглива, избегала людей и при удобном случае постоянно пыталась что-то разгрызть или разломать. Ее мишенью стали кресла, диван. Она пряталась под ковры. Со временем волчица адаптировалась, стала относиться к людям спокойнее. Однако она по-прежнему пугается посторонних резких звуков.

В три года Нору повязали с охотничьей лайкой. Специально для нее оборудовали настоящее логово. В это время ее усиленно кормили мясом, которое заботливая мама припрятывала в своем гнезде. В результате, когда щенки стали выходить наружу, из логова достали целое ведро сгнившего мяса, которое она так и не съела. Результатом союза волчицы и лайки стали пятеро щенят. Из них Александр оставил себе лишь одного, Саяна.

— Когда Нора ощенилась, главной задачей было как можно раньше забрать у нее щенка, чтобы он был более социализирован, привычен как к людям, так и к собакам. Мы хотели сделать из него настоящего охотника. И нам это удалось. Поговорка «С кем поведешься, от того и наберешься» в нашем случае оказалась верной. Он много времени проводил с собаками и научился лаять. Правда, природу не проведешь — его лай все равно отличается от обычного: он словно подвывает. Вечером он воет вместе с матерью.

Воспитание волкосаба проходило по той же схеме, что и воспитание Норы. Александр проводил с ним все время, чтобы он впитал человеческий мир и приобщился к нему. В результате, в отличие от матери, у него отсутствует природная волчья трусость. Он легко находит контакт с собаками, и те зачастую видят в нем лидера.

— Однажды на охоте у нас был такой случай. Мы стреляли над озером в уток и отправили за ними собак. Саян, проявив волчью хитрость и смекалку, дождался возвращения собак на берегу, а затем отобрал у них добычу. Они отдали ее без боя. Возможно, почувствовали какое-то психологическое давление с его стороны.

Большую часть времени Саян проводит вместе со своей матерью. Между ними установилась особая связь. Поэтому, когда щенок уезжает с хозяином на охоту, Нора тоскует по нему и не находит себе места. Вместе они организовывают и побеги. В первый раз волчица и волкосаб сбежали два года назад.

— Я сразу позвонил Леониду Никифорову, и он меня спросил, с кем Нора дружит из собак. Как он объяснил, волчица не поставит меня в приоритет и к человеку может не выйти, а к собаке-другу выйдет. Так и получилось. Я взял кавказца Басара, с которым дружила Нора. Мы пошли, и она действительно вышла к нему и стала с ним играть. Следом вышел Саян. Так они убегали еще три раза, но каждый раз уже сами возвращались домой. Далеко они, как правило, не уходят и все время гуляют около базы. Убегают поздним вечером, а утром возвращаются. К людям на трассу они боятся выходить.

Александр старается давать им питание, приближенное к диким условиям. Это низкосортное мясо, мясные отходы, обрезки. Знакомые охотники в подарок Норе отправляют шкуры, копыта.

По словам их хозяина, несмотря на то, что Нора прожила с ним бок о бок пять лет, она так и осталась неприрученной. В ней нет собачьей привязанности и ласки. Она всегда рада видеть своего человеческого друга, но особых проявлений не выказывает.

— Саян более адаптирован к людям. Во время охоты он может спать вместе с нами в зимовье, спокойно переносит поездки на машине. А Нору я даже не беру с собой. Она совершенно иная — дикая, неприрученная волчица.

baikalpress_id:  104 722